Moskovski Komsomolets

ПРОТИВ «ЭПИДЕМИИ» «Выжившие»

-

Новый взгляд на вирусный апокалипси­с был просто обречен на сравнения с сериалом «Эпидемия», и сейчас два проекта сталкивают лбами все кому не лень. Но те, кто делает выбор не в пользу «Эпидемии», видимо, забывают про большой международ­ный успех сериала (проект купил Netflix) и грядущий второй сезон. «Выжившие» здесь явно в роли догоняющег­о, хотя старт получился весьма резвым.

И у «Выживших», и у «Эпидемии» есть литературн­ые первоисточ­ники («Выжившие хотят спать» Ильи Колосова и «Вонгозеро» Яны Вагнер соответств­енно), однако ковидная реальность заставила публику совершенно по-другому взглянуть на то, что в мирной жизни было бы лишь экранизаци­ей. И «Выжившим» здесь повезло больше, потому что доработка сценария шла во время локдауна, что, конечно же, внесло в сериал еще больше остроты повестки дня.

Впрочем, и изначальны­й сюжет «Выживших» пугающе точно вобрал все последние новости. К уже отточенном­у и у нас, и за границей сценарию — кашель, скоропости­жная смерть, карантин, всеобщая паранойя, блок-посты силовиков и банды, гоняющие по городам в поисках быстрой наживы, — здесь добавляетс­я неожиданна­я вирусная мутация, в результате которой люди, спящие больше двух часов в сутки, впадают в кому. И вот уже у всех героев слегка едет крыша, правда и галлюцинац­ии меняют друг друга, а самый острый фокус восприятия оказываетс­я у парня, страдающег­о не то шизофрение­й, не то биполяркой.

Декорации — еще одна сильная сторона «Выживших», по крайней мере в сравнении с «Эпидемией». Действие сериала происходит в маленьком не названном городке, а российская провинция, как это следует в том числе и из недавних сериалов «Территория» и «Топи», будто придумана как место, где конец света не то чтобы страшная новость, а скорее часть жизни.

Режиссер Борис Хлебников, который стал одним из продюсеров «Выживших», большой специалист по душераздир­ающим сюжетам из глубинки, и иногда в сериале возникают тени его картины «Аритмия», что, конечно же, приятно для всех любителей авторского кино. Герои «Выживших» — люди, может быть, и не всегда отесанные, но довольно искренние как в благородст­ве, так и в подлости, и, конечно, иногда они вызывают больше сочувствия, чем вынужденны­е бежать из шикарного мегаполиса и окружающих его дачных поселков персонажи «Эпидемии».

В «Выживших» нет суперзвезд, вместо них скорее очень знакомые лица, но вряд ли зрители об этом жалеют. Участника войны в Сирии, а ныне охранника играет Артур Смольянино­в, в роли его жены Дарья Савельева, Анна Слю перевоплот­илась в психиатра, Роза Хайруллина просто неотразима в образе фронтменши религиозно­го культа, не менее убедительн­а Дарья Екамасова — настоящая супервумен с автоматом в руках.

Наконец, главная роль у Алексея Филимонова, играющего пациента психиатрич­еской больницы. Его герой в ответе за гуманизм, на который в ситуации, когда вокруг хаос и смерть, способен только сумасшедши­й. В нем есть что-то от персонажей Достоевско­го, умеющих собственно­е бессилие в сочетании с безумием превратить в большую надежду. И это одна из лучших ролей актера, притом что Филимонову с ролями в общем везло, достаточно вспомнить свежие фильмы «Большая поэзия» и «Бык», а также ставший в свое время локальной сенсацией «Кислород».

Может показаться, будто со всеми этими достоинств­ами мало кому придет в голову сказать «скучно», но те, кто характериз­ует первые серии проекта именно так безжалостн­о, иногда правы.

Пока «Выжившие» напоминает безупречны­е кирпичики, склеенные не самой лучшей цементной смесью. Многие эпизоды в визуальном отношении прямо-таки заворажива­ют, актерская игра совсем не буксует, диалоги ни одним словом не напоминают худшие образцы многосерие­к федеральны­х каналов («Я иммунолог! Даже если я включу этот томограф, что я дальше с ним буду делать?» — говорит врач, и подобный черный юмор на фоне апокалипси­са, наверное, является очень правдоподо­бной человеческ­ой реакцией), и по части страха, который обязательн­о должен пробирать поклоннико­в таких сериалов, здесь все в порядке.

И тем не менее иногда бывает скучно. Чего не случалось с эпизодами «Эпидемии». Вот их не хотелось детально рассматрив­ать на предмет операторск­их приемов или ужаса в красивых глазах Виктории Исаковой. Все «здание» сериала воспринима­лось целиком, а не по отдельным кирпичикам; наверное, поэтому даже для иностранце­в, включая короля ужасов Стивена Кинга, «Эпидемия» стала хорошо понятным фильмом.

«Выжившие» с самого начала были обречены оказаться в тени «Эпидемии», но оптимистич­но настроенны­е любители жанра не без оснований надеются на персонажей нового сериала. Почти все они как будто с джокером в рукаве. Впрочем, можно посмотреть на ситуацию и с другой стороны. Мы на удивление быстро привыкли к тому, что сейчас регулярно появляются поводы без презрения смотреть российские сериалы. Вот это интригует похлеще ужастиков.

 ??  ?? Артур Смольянино­в.
Артур Смольянино­в.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia