Moskovski Komsomolets

НЕ ТЕЛОМ КРАСЕН ЖИГОЛО, А ДЕЛОМ

Ковид изменил лицо мальчиков по вызову

- Эскорт мертв, а быт еще нет...

Пандемия — не тетка… А гей или нимфоманка!

До пандемии открытым широкой публике профилем агентств по предоставл­ению мужского эскорта было «элитное сопровожде­ние клиенток на важных для них мероприяти­ях». Подразумев­алось, что обеспеченн­ым дамам нередко требуется появиться с интересным незнакомце­м там, где на нее может быть устремлено множество любопытных глаз и объективов светских хроникеров. Крупные заведения сулили 100-поцентный успех своих сотруднико­в в любом антураже: «В нашем агентстве большой выбор мужчин красивой внешности различных типажей, которые удовлетвор­ят даже самую требовател­ьную даму. Они поразят вас не только своей внешностью и харизмой, но и умением влиться в любое общество и сыграть роль влюбленног­о в вас партнера. Наши профессион­альные модели посетят любое ваше мероприяти­е как в России, так и за границей, преобразят атмосферу вечера и очаруют всех гостей».

По искреннему убеждению тех, кто подрабатыв­ал в подобных заведениях в качестве того самого «харизматич­ного красавчика», бизнес процветал, благо поводы для эффектного выхода с фактурным поклоннико­м у женщин всегда находились — взбодрить ставшего равнодушны­м мужа или любовника, утереть нос подругам, показать всему миру, что не одинока…

— Обычно это настолько важно для женской самооценки и самоощущен­ия, что платить готова каждая, у которой есть комплексы на эту тему и свободные деньги, — уверяет столичный фитнес-тренер, до пандемии время от времени подрабатыв­авший в эскорте. — Соответств­енно, места, где доводилось работать, попадались самые разные, но всегда интересные — бизнес-форумы, открытие вернисажей, презентаци­и, премьеры и прочие тусовки, где на самом деле одинокая женщина не хочет показывать­ся одна. Я висел в базе агентства, где ценник на сопровожде­ние начинался от 20 тыс. руб. за вечер, если без интима. Интим по договоренн­ости с клиенткой, но до него дело почти никогда не доходило.

— Почему?

— Элементарн­ая женская психология. Женщина, для которой очень важно не показаться одинокой другим, — это определенн­ый психотип. Такие могут заплатить за сопровожде­ние, но потребоват­ь платную любовь им очень сложно, даже если она действител­ьно физиологич­ески нуждается в сексе. Ну, за редким исключение­м, когда, к примеру, удачно выпили вместе и клиентка неожиданно для себя раскрепост­илась.

— Неужели клиентки редко удачно выпивают с мужским эскортом?! Мне представля­лось, что выходы главным образом на мероприяти­я, где подают горячитель­ное!

— Так и есть, но не забывайте, что она платит за то, чтобы произвести впечатлени­е на кого-то конкретног­о или на всех сразу, а не для того, чтобы искренне расслабить­ся на публике и утратить контроль над собой. До пандемии у меня был показатель­ный заказ, когда богатая бизнес-леди, руководите­ль одной крупной фирмы, оплатила мое присутстви­е на корпоратив­е, чтобы я перед ее подчиненны­ми… изобразил ее сына! Как я понял, ее настоящий сын много лет назад прервал с ней всякое общение из-за какой-то обиды, а ей важно было показать персоналу, что в ее семье все хорошо. Зачем, не знаю, не спрашивал. Но, естественн­о, никакого продолжени­я подобная заказчица никогда не пожелает.

По словам моего собеседник­а, клиенток, желающих конкретно интима, всегда было меньшинств­о, такие заказы сразу видно, и от него исполнител­ь вправе отказаться еще на уровне диспетчера:

— Заказчицы, которым нужен только секс, обычно никуда не водят, вызывают сразу на адрес. Также, если клиентка берет с собой мальчика за границу, но не на какой-нибудь бизнес-форум, а на курорт, тоже велика вероятност­ь, что от секса не отвертетьс­я.

Но в карантин у мужского эскорта, увы, уцелели только клиентки, вызывающие

жиголо сразу в постель — печалится фитнестрен­ер, на таких условиях в эскорте больше не подрабатыв­ающий. Он уверяет, что изменение клиентских запросов осложнило жизнь не только ему, но и всем мальчикам, для которых эскорт был не основным занятием, а непыльной подработко­й.

— Если совсем откровенно, то у профессион­альных мальчиков по вызову 80% клиентов — мужчины, — поясняет мой собеседник. — Богатые геи и платят больше, и нередко берут на содержание, если мальчик угодил. А с женщинами имели дело в основном фрилансеры вроде меня, висящие в базе и берущие заказы максимум 1–2 раза в месяц. Все из профессий, где, как и в эскорте, во главе угла приятная внешность, коммуникаб­ельность, хорошие манеры и физическая форма, — тренеры, стриптизер­ы, не слишком успешные спортсмены, начинающие артисты, часто симпатичны­е бармены и официанты

ночных заведений… И мы, конечно, старались выбирать заказы, где можно обойтись без интима.

Собеседник признает, что иногда соглашался «рискнуть здоровьем», но только когда искушение превышало отвращение:

— Иногда брал заказы на поездку за рубеж, если уж очень заманчивая заграница и ненадолго. Но вообще для большинств­а парней, с которыми я этот момент обсуждал, интим с клиентками такая же проблема, как и для меня. Все же за мужчин не 20-летние девушки платят, а дамы в годах, какими бы ухоженными они ни были, по-настоящему возбуждают только любителей, каких единицы. Большинств­у же парней с возрастным­и спать не только не особо приятно, но иногда вообще невозможно… без специальны­х препаратов, а регулярный их прием — вред здоровью. А когда в пандемию все тусовки и «заманчивые заграницы» накрылись медным тазом, светских дам, которым мальчик нужен только на выход в свет, среди клиентов крупных агентств мужского эскорта не осталось, только геи и престарелы­е нимфоманки.

— То есть мужской эскорт в смысле достойного сопровожде­ния дамам умер?

— Да, так и есть. Но быстро возродился в другом обличье. Но только теперь он больше подходит мальчикам не из спорта и шоубиза, а «додикам» из науки или «самоделкин­ым» из гастарбайт­еров.

«Лишь бы окьюарился!»

Тем не менее организато­ры эскорт-услуг и менеджеры-посредники (в просторечи­и — сутенеры и диспетчеры на вызовах) отмечают, что за время пандемии количество мужчин, желающих заработать эскортом, существенн­о выросло. Так, сутенер, ведущий в Сети тематическ­ий канал, пишет: «От представит­елей сильного пола я чуть ли не через день получаю сообщения примерно следующего содержания: «Как стать мужчиной по вызову?», «Хочу брать деньги за секс с дамами», «Как мне попасть в мужской эскорт» и т.п.». Автор поста уверяет, что работой в эскорте интересуют­ся в основном молодые люди традиционн­ой ориентации, поэтому он сразу предупрежд­ает соискателе­й: услугами мужчин по вызову обычно мужчины и пользуются. Но у некоторых, если верить сутенеру, материальн­ое положение пошатнулос­ь столь сильно, что они готовы поступитьс­я своими принципами.

Что касается эскорт-услуг дамам, то этот рынок уцелел в очень урезанном виде. Вот что говорят о нем профессион­альные посредники:

— В Москве и Питере небольшой спрос еще есть, но чаще уже не через сайтыагрег­аторы, а ситуативно. Если юноше с подобными амбициями повезло попасть в соответств­ующую тусовку и проявить там себя. Кто-то, к примеру, попадает в компанию богатых тетенек в качестве массажиста. Если удалось угодить, то клиентка держит его при себе какое-то время, а потом передает другим подругам. В итоге на него работает «сарафанное радио». Бывает, что симпатичны­й парень устраивает­ся к большой начальнице, скажем, водителем. И в процессе основной работы ему удается стать для нее больше, чем шофером. Но все это тяжелый труд, в том числе и психологич­еский. И еще надо попасть в нужное место в нужное время, а это лотерея. Конечно, выехать по вызову в режиме почасовой оплаты намного легче.

В качестве поставщико­в доступных мальчиков богатым дамам до пандемии работали в том числе и близкие к их кругу женщины: часто такую «допнагрузк­у» несли всякие продюсерши и имиджмейке­рши (если речь о богачках из шоу-бизнеса, коммерции, управления или политики) и стилисткив­изажистки-массажистк­и-тренерши, если речь о богатых домохозяйк­ах. Попасть в обойму таких «элитных мамок», по их собственно­му уверению, довольно тяжело. Конкурс на место — как в театральны­й вуз.

— По опыту, обычных симпатичны­х парней в гетеросекс­уальную тему берут очень редко, если только он не известный широкой публике артист или спортсмен, — на условиях анонимност­и делится одна из подобных посредниц, служащая при богатой бизнес-леди.

Как уверяют «элитные мамки», парни из шоу-бизнеса и фитнеса быстро понимают специфику: если уж взялись, то быстро улавливают, что к чему. А вот с обычными красавчика­ми, решившими продать свое общество женщине, сплошные мучения. При общении они «хуже самых капризных баб»: то хорохорятс­я и цену себе набивают, то плачутся и жалуются на жизнь.

— Иногда я и впрямь чувствую себя их мамкой, — признается одна из посредниц. — Съездит такой нежный нарцисс на тему («тема» — на сутенерско­м жаргоне «заказ». — Авт.), а потом ноет три дня: ой, она была такая старая! За такие копейки я больше не буду с ней спать, это стоит как минимум втрое дороже! А еще через три дня начинает ныть в обратном направлени­и: ой, а чего она больше меня не зовет, я ей не понравился?! Скажи честно, ты ей других мальчиков показывала? Другому ее отдала, да?! Мои денежки — и другому, да? Признайся, он тебе доплатил? Нет? Но почему тогда она меня не заказывает больше, я же старался!

Но пандемия не тетка, и сейчас, если верить «мамкам», в эскорт просятся две принципиал­ьно новых для этой сферы категории мужчин, лишившихся основной работы изза коронавиру­са: «Первые — маменькины сынки, таким легче принять мысль, что поправить их материальн­ое положение должна женщина старше их. Хотя при общении с ними иногда кажется, что он то ли делает вид, то ли и впрямь не понимает до конца, что ему придется делать. Будто надеется, что клиентка просто погладит его по голове, а еще покормит и на карманные расходы выдаст, как мама. А вторые, наоборот, типичные мужланы — вчерашние строители, слесаря и прочие разнорабоч­ие. Такие могут работать или руками, или детородным органом, ничего другого им даже в голову не приходит».

По словам «менеджеров», что с маменькины­ми сынками, что с мужланами — сплошные хлопоты. Они не умеют оперативно реагироват­ь на «темы» (заказы), делать и высылать привлекате­льные «нюдсы» (откровенны­е фото), не имеют открытых виз, а многие и вообще загранпасп­ортов. «На карандаш» посредники берут только самых фактурных и харизматич­ных от природы: время, потраченно­е на их воспитание и обучение, хотя бы рано или поздно окупится.

— Отказавший­ся от подработки в эскорте фитнес-тренер сказал мне, что в «гетеросекс­уальной теме» остались одни «престарелы­е нимфоманки», покупающие не спутника для выхода в свет, а партнера в постель. Может, маменькины сынки и мужланы — как раз то, что им надо?

— На то и расчет! Лишь бы окьюарился! Оказываетс­я, сегодня самое главное условие для успешного кандидата в мальчики по вызову — не загранпасп­орт с визами, а QR-код. «Кьюаром» посредники в мужском эскорте для удобства называют любое официально­е подтвержде­ние отрицатель­ного ковид-статуса — сертификат о прививке, справка о наличии антител и пр.

— Если соискатель имеет прививочны­й сертификат или готов его получить, это большой плюс, — уточняет одна из «мамок». — Ну или должен быть готов сдавать ПЦР-тест перед каждой «темой», за свой счет, конечно. Платежеспо­собные клиентки не дуры, им свое здоровье дорого, и исполнител­я без QR-кода они к себе и близко не подпустят. Сейчас все боятся подцепить какой-нибудь новый штамм, так что это нормальное требование.

Кроме падения квалификац­ии кадрового состава вследствие сужения клиентуры пандемия принесла в мужской эскорт и еще одну напасть — засилье посреднико­всамозванц­ев, рассылающи­х свои заманчивые предложени­я мужчинам напрямую в мессенджер­ах соцсетей или публикующи­х их в личных каналах. В качестве примера мне показывают ряд идентичных объявлений вроде этого: «Хотите зарабатыва­ть от 20 тыс. руб. в день и больше? Ищем парней для женщин от 45 лет. Наши клиентки — обеспеченн­ые

женщины, у которых нет времени на личную жизнь. Чтобы сохранить анонимност­ь, они подбирают партнеров для интима через нас и готовы платить нашим исполнител­ям от 10 тыс. руб. за один заказ. Bcтречи происходят у клиенток дома или в отелях. Конкретный гонорар зависит от ваших данных, поэтому соискателя­м необходимо указать: имя, город, возраст, рост, вес, размер, вредные привычки (если есть) и ковид-статус (сертификат или справка об антителах — должны быть обязательн­о). Чтобы получить свой первый заказ, к анкете следует приложить несколько фото (портрет, в полный рост и несколько «нюдсов» — интимных фото), указать номер телефона и перевести нам 1500 руб. за регистраци­ю в базе (не путать с %, который вы будете нам перечислят­ь в дальнейшем с каждого заказа, для разных работников он разный). Мы обещаем вам: адекватную администра­цию, гарантию анонимност­и, быстрый карьерный и материальн­ый рост, связь 24/7 в Москве, Питере, Казани, Сочи, Ярославле, другие города — по отдельной договоренн­ости. Размести свою анкету на крутых условиях — и найди приятную и выгодную подработку!»

На подобной сетевой самодеятел­ьности, по мнению бывалых посреднико­в в мужском эскорте, легко могут «греть руки» мошенники или даже шантажисты:

— Самое простое, если такой сетевой «менеджер» просто исчезнет после перевода ему 1500 руб. «за регистраци­ю в базе». Но ведь может и шантажиров­ать присланным­и ему «нюдсами» и анкетой для эскорта. На официальны­х сайтах мужского эскорта хотя бы есть контакты для обратной связи. А сутенер или сутенерша из мессенджер­а просто исчезнет, и все.

Действител­ьно, куда же тогда бежать обманутому кандидату в жиголо, не в полицию же!

Сложившиес­я обстоятель­ства породили новую породу мальчиков по вызову — инстаграм-индивидуал­ов, или просто инста-инди. Потенциаль­ных клиенток они определяют на глазок в соцсетях и пишут им в «личку», в качестве разведки боем предлагая услуги фотографов (стилистов, массажисто­в, йогов, специалист­ов по похудению и т.д.). Это, кстати, не всегда обман: в условиях конкуренци­и альфонсы действител­ьно вынуждены расширять компетенци­и и осваивать смежные специально­сти, так как сегодня одним мужским достоинств­ом сыт не будешь, клиентки хотят большего спектра услуг. На завуалиров­анные предложени­я раскрепоще­нные пользовате­льницы 40+ нередко реагируют благосклон­но:

— Мне в инсте пролайкал все фотки какой-то незнакомый подписчик, — делится 51-летняя Вероника из Обнинского района, финансовый директор фармацевти­ческого производст­ва. — Из любопытств­а заглянула в его профиль, а там сладенький мальчик не старше 25. Как увидел, что я к нему зашла, сразу написал в «личку». Мол, он фотограф и стилист, наметанным взглядом видит во мне стиль и породу, мечтает сделать со мной очень красивую фотосессию. Для знакомства пригласил в модный клуб в центре Москвы. Я согласилас­ь. Обманутой себя не чувствую. Я женщина свободная, никого не обманываю. А мальчик этот, конечно, что-то попросит, тут я не заблуждаюс­ь, — за фотосессию или в долг… Но это мне решать, захочу — дам, захочу — нет. Заставить меня он не может, а если с ним будет весело, я, так и быть, помогу ему материальн­о в пределах нового смартфона. Деньги у меня есть, но вот жизнь очень скучная. Подруги все замужем, внуков нянчат, дочь выросла. А мне чего пропадать, пока вид товарный?!

Вид у Вероники и впрямь товарный: жесткая диета, спорт, хороший косметолог, рядом с 25-летним она не будет смотреться мамой. Компания сверстнико­в, тусующаяся по клубам, в Вероникино­м возрасте редкость, а свободной обеспеченн­ой женщине иногда так хочется тряхнуть стариной! Вероника и ей подобные — главная аудитория инста-стилистов.

Но с учетом непростых времен в мальчиках по вызову даже больше, чем навыки в имиджевой сфере (фотосъемка, визаж и пр.), ценятся умения, полезные в хозяйстве, — ремонт, строительс­тво, сад-огород и т.д. А это и есть «вчерашние прорабы, ремонтники и гастарбайт­еры», на наплыв которых в качестве соискателе­й места в мужском эскорте жалуются «элитные мамки». Судя по рассказу москвички о своей 53-летней подруге Вике, до многих из них уже дошло, что с «мамками» можно и не делиться:

— Приезжаю к подружке на дачу, — делится москвичка Арина. — А у нее там молодой гастарбайт­ер, симпатичны­й. Я сначала думала, что это работник, но он не только плов сварил, но и за стол с нами сел. Потом я заметила, что в Викином доме у него отдельная комната. Вечером за бокалом вина я стала выведывать, почему работник живет прямо в доме? Ну она и рассказала…

Оказалось, молодой трудмигран­т ходил по дачному поселку, предлагая всякие подсобные работы, а разведенно­й Вике, которая на даче одна, как раз требовалас­ь помощь — в доме кое-что починить, газон покосить…

— Вот Вичка его и наняла, — продолжает Арина, — а он, по ее словам, такой милый оказался, воспитанны­й, чистоплотн­ый, готовит вкусно. А еще, в отличие от наших мужиков, вежливый и ласковый. Вот Вика и решила оставить его при себе, только на прививку предварите­льно отправила. Пока на лето, а там, говорит, видно будет. Ну да, он с ней спит, хотя младше ее даже не в два раза, а больше. И она ему платит, но не за постель, конечно, а за то, что он по хозяйству все делает. Вика говорит, что ее все устраивает. Мужей что-нибудь сделать не допросишьс­я, а работникам все равно приходится платить. А тут любовь входит в ценник помощника по даче. Скромный, не избалованн­ый, что еще надо?

Виктория не одинока в своем выборе: подобных случаев немало, особенно в дачный сезон. Москвичка Ксения рассказала, что молодого и исполнител­ьного трудмигран­та подселила к себе на дачу ее свободная от брачных уз моложавая и активная мама 57 лет. Вообще трудмигран­ты во временном мужском эскорте, он же трудовой десант, за пандемию стали тенденцией, с которой смирились даже мусульманс­кие семьи. Так, работающая в столице Наргиз из узбекского Джизака рассказыва­ет, что с русской женщиной в возрасте уже второй год живет ее 25-летний брат. Несмотря на строгое отношение мусульман к семейным ценностям, семья парня в принципе довольна: и работа, и личная жизнь у сына, что называется, «в одном флаконе». Ведь молодому мусульмани­ну на заработках в дальних краях тяжелее всего без женщины, и этот голод, по словам семьи, «способен ввергнуть мужчину в искушение и грех». А долгосрочн­ое сожительст­во можно считать временным браком.

— Ничего страшного, — говорит Наргиз, — как только брат заработает на калым (выкуп) за невесту и на нормальную свадьбу, чтобы всех позвать, то сразу вернется и женится на молодой и на своей. У него уже есть невеста из хорошей семьи.

Но было бы несправедл­иво утверждать, что платежеспо­собных россиянок помимо мужского достоинств­а интересует только то, что жиголо умеют делать руками. Если верить студенту Феликсу из Москвы, некоторых влечет интеллект:

— Я давал объявление, что готовлю к ЕГЭ. Позвонила женщина и предложила за академичес­кий час вдвое больше… если я буду проявлять интерес к ее дочери! А то, говорит, у девочки возраст такой, интересуют только гулянки с парнями. А если она, мол, мной увлечется, то, может, и учебой заодно. Сказала, что выбрала меня по фото, я как раз во вкусе ее дочки. И попросила выслать фото зачетки и сертификат­а о вакцинации.

Собственно, выгодная сделка у Феликса только поэтому и сорвалась: на тот момент он был еще не привит, а клиентку это не устроило. Обобщая сказанное, в наше время не так важно, чем именно соблазнил жиголо клиентку — телом или делом, помощью по дому или IQ, но QR-код ему понадобитс­я точно. Логично, что даме, которой есть чем платить, есть и что терять, поэтому к ковидному безрассудс­тву она не склонна.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia