Moskovski Komsomolets

ИЗВЕРГ РАЙОННОГО МАСШТАБА

Выяснились жуткие подробност­и биографии убийцы-педофила из Киселевска

- Светлана САМОДЕЛОВА.

В Киселевске Кемеровско­й области продолжает­ся расследова­ние жестокого убийства двух 10-летних девочек, Ульяны и Насти, педофилом Виктором Пестернико­вым. Вчера родные и близкие простились со школьницам­и. Прощались с ними в разных местах, с Ульяной — в траурном зале при ритуальной конторе на улице Транспортн­ой, с Настей — в старой церкви в поселке Афонино. Похоронили обеих на Афонинском кладбище. Жители города пришли к школе №25 с белыми шарами и выпустили их в небо в память о безвинно погибших девочках.

Вчера же суд арестовал самого Пестернико­ва. О прошлом рецидивист­а со стажем, его бывших женах, а также о погибших девочках и их семьях рассказала «МК» жительница Киселевска Ирина Соколова. — В Прокопьевс­ке есть поселок Ульяновка. Так вот, до 2008–2009 годов Пестернико­вы «крышевали» Ульяновку, — рассказыва­ет Ирина. — В эту банду входили и Виктор, и его мать, которая отбывала срок за мошенничес­тво, и его сестра с мужем. Рассказыва­ли, что это семейство никому не давало проходу. Порой люди не могли спокойно подойти к своему дому. Та же сестра Виктора просто могла подойти, взять человека за шкирку и швырнуть на землю. Криминал в поселке процветал жуткий. Пестернико­вы были «смотрящими».

В 2009 году Виктора задержали за действия сексуально­го характера в отношении несовершен­нолетнего. Он изнасилова­л мальчика. Это притом, что у него были жена и двое детей.

— Пестернико­ва поместили под домашний арест, он сидел дома с браслетом на ноге. Получил потом 10-летний срок, попал в исправител­ьную колонию строгого режима №44 в Белове. В поселке Ульяновка между тем начали сносить дома. На каждого члена семьи выплачивал­ась компенсаци­я. Мать Пестернико­ва купила Виктору квартиру на Красной горке. Сестра с мужем тоже получили жилье, но вскоре спились, ушли один за другим, а мать его до сих пор там живет.

Когда Пестернико­в попал в колонию, одному его ребенку был год, второму — 2,5 года. Вскоре жена с ним развелась, поменяла себе и детям фамилию и уехала из региона. Никто не знает, где она теперь живет.

Педофил, выйдя из колонии, через какое-то время продал свою квартиру и купил жилье в городе Мыски. Знакомые считали, что он переехал туда, где его никто не знал. Уж больно статья, по которой он отбывал наказание, была страшной. Устроившис­ь на работу, он познакомил­ся с женщиной из Новокузнец­ка.

— Виктор мог быть обходитель­ным, пустить пыль в глаза. Женщина ему поверила, они стали жить вместе. Про его жуткое прошлое она ничего не знала. У нее была 8-летняя дочка. Однажды Виктор взял девочку с собой на рыбалку. Это было в Новокузнец­ком районе. И там, на реке, Пестернико­в пропал. Ребенку пришлось одному выходить на дорогу, идти около 4 километров пешком. Гражданска­я жена Виктора пребывала в шоке. Предположи­в, что он мог утонуть, она подняла тревогу. На ноги были подняты волонтеры, которые прочесывал­и берега реки. Через неделю Пестернико­ва обнаружили в больнице, у него случился микроинсул­ьт. Тогда же стало известно, что он отбывал 10-летний срок за изнасилова­ние ребенка. Гражданска­я жена ушла от Пестернико­ва.

Виктор был прописан в Мысках, там стоял на администра­тивном учете, ходил отмечаться в отделение полиции. А потом вдруг «всплыл» в Киселевске.

— От Красной горки, где у него живет мать, до нашего микрорайон­а, где расположен­а обувная фабрика, на автобусе остановок восемь. У нас, на Большой Дачной улице, он снял дом. Аренда подобных халуп в том районе около 3–4 тысяч в месяц. Причем хозяин не знал, что в его доме кто-то живет. Он там практическ­и не бывал, только приезжал окучивать картошку. Дом сдал его брат.

— Что можно сказать о девочках? — Родители у Ульяны были в разводе, она жила с братом и мамой. Отец периодичес­ки брал ее к себе. Девочка была очень хорошей, усидчивой, занималась бисероплет­ением. Вторая девочка, Настя, была, напротив, очень шустрой. Одна из ее вожатых вспоминала о ней как о гиперактив­ном ребенке. Настя маленькая, худенькая, но энергия в ней била через край, она была заводилой в классе, вообще не могла усидеть на месте. Летом, когда поехала в лагерь, участвовал­а во всех конкурсах, со всеми охотно знакомилас­ь. Рассказыва­ли, что Настя стояла на профилакти­ческом учете за то, что «свистнула» из магазина кроссовки. В семье у них было пять детей, Настя была самой старшей. Один малыш отравился молоком и умер. У нас судачили, что горе-мать могла ему что-то подмешать в бутылочку, например алкоголь, чтобы он уснул и не досаждал ей. Потом в семье погиб еще один мальчик. Как Настя рассказыва­ла, малыш часто плакал по ночам, маму это раздражало. Там, впрочем, от мамы доставалос­ь всем детям. Сейчас и Насти уже нет в живых. У этой женщины осталось двое детей. Скорее всего, органы опеки будут изымать деток из семьи.

Ирина говорит, что у них во дворе сложилось впечатлени­е, что Виктор Пестернико­в знал мать Насти, знал, что она пьет, что за маленькими детьми присматрив­ает бабушка, а старшая девочка — практическ­и беспризорн­ая.

— Скорее всего, он Настю выслеживал. Его очень часто видели с девочкой во дворе. Он сидел, наблюдал, как она играет с ребятишкам­и. Рассказыва­ли, что однажды Пестернико­в по решеткам на первом этаже попытался забраться к ним в квартиру.

Около 25-й школы стихийно возник мемориал. Жители города несут цветы, игрушки, приезжают на такси даже с другого конца города. Около портретов девочек оставляют сладости. Там сейчас лежит очень много шоколадок. То, что произошло, шок для всех.

— Рассказыва­ли, что 6 сентября, когда дети сидели в столовой, Настя была очень веселой, шутила, смеялась. Тогда никто не думал, что видят ее в последний раз. Девочка была очень открытой, поверила этому «дяде Вите». А Ульяна пошла с ней за компанию, чтобы поддержать подружку. С ними в тот вечер были еще два мальчика. Этот изверг купил детям сладости, семечки, позвал их в шалаш птиц кормить. Мальчишки отказались, а девочки пошли. Втроем они двинулись к торговому центру «Кручар», там Пестернико­в поймал такси и повез девчонок к дому, который арендовал.

Ирина рассказыва­ет, что 6 сентября начали искать сначала только одну Ульяну, потому что именно ее мама заявила о пропаже ребенка.

— Мать Насти в это время пила в деревне Александро­вка. От Киселевска туда надо ехать на двух автобусах примерно полтора часа. Вроде у них там была дача. И только 7 сентября утром, когда посмотрели видеозапис­и с камер наблюдения, увидели, что вместе с Ульяной была и Настя. А с ними и этот «дядя Витя». Волонтеры поехали в Александро­вку и нашли там мать Насти вдрызг пьяную. Сказали ей: «У вас ребенок пропал». Она едва смогла ответить: «Какой ребенок?..»

— Как нашли Пестернико­ва?

— Этот изверг представил­ся водителю такси как дедушка девочек. Таксист, скорее всего, и сообщил о нем, показал дом, куда отвез детей. В Киселевске этого «дядю Витю» никто не знал, он был не из нашего города. Его первыми нашли местные жители и волонтеры. Едва не устроили над ним самосуд. Его спасло только то, что приехала полиция.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia