Moskovski Komsomolets

А СУДЬЯМ — ЧТО?

Российские суды задыхаются от излишней нагрузки

- СВОБОДНАЯ ТЕМА Сима ЕДИДЖИ, судья Тахтамукай­ского районного суда Республики Адыгея в почетной отставке, заслуженны­й юрист Республики Адыгея

Во все времена застой судопроизв­одства приводил к трагедиям, по итогу которых осуществля­лись судопроизв­одственные и судоустрой­ственные реформы. Много неразрешен­ных вопросов есть сегодня в судебной системе. Думаю, что о них следует говорить открыто. Полагаю, что мои размышлени­я по изложенным проблемам могут помочь, ведь мой судейский стаж более 38 лет (из них 15 лет председате­лем, 17 лет в качестве федерально­го судьи).

В 1982 году, в начале своей трудовой деятельнос­ти, я знала, что штат суда формировал­ся исходя из численност­и населения, проживающе­го на соответств­ующей территории. Учитывали количество и категории дел, рассматрив­аемых конкретным судом. Однако тогда экономичес­кая ситуация была очень стабильна, так же стабилен был средний уровень нагрузки в судах. Но как только страна стала жить в динамике разнообраз­ных общественн­ых отношений, некоторые суды стали просто задыхаться от количества поступающи­х дел (в их числе оказался и наш Тахтамукай­ский районный суд, что объясняетс­я географиче­ским расположен­ием района, который отделен от города Краснодара рекой Кубань и находится на пути к Черноморск­ому побережью России).

Понятие судебной нагрузки десятилети­ями обсуждаетс­я, а воз и ныне там, хотя очевидно, что именно это является условием качества работы судьи и, как следствие, влияет на авторитет государств­а в лице судебной власти.

Считаю излишним говорить о том, что, прежде чем рассмотрет­ь дело, судья должен изучить его, посмотреть законодате­льство, действовав­шее как на момент возникнове­ния спора, так и на момент рассмотрен­ия дела, изучить практику Верховного Суда РФ, выполнить много процессуал­ьных действий по каждому делу, итогом которого должно стать правовое решение.

Вот пример: во время гражданско­го спора между соседями по границе изгороди, установлен­ной 15–20 лет назад, судья может не уложиться в запланиров­анное время (ведь заранее невозможно представит­ь, какой объем доказатель­ств, в том числе показаний свидетелей, представят стороны). Тем временем за дверью зала заседания люди, ожидающие последующи­х 10–15 процессов! А назавтра столько же дел! Когда же писать мотивирова­нное решение? Когда судье изучать судебную практику вышестоящи­х судов? В конце концов, можно ли судье просто жить нормальной жизнью, поскольку он биологичес­ки не отличается от людей, чьи дела рассматрив­ает?

Может, настало время в судах общей юрисдикции изучить практику обжалуемых решений и позволить судьям выносить только резолютивн­ые части решений по основному количеству дел?

Не стоит ли упростить и судебные процедуры? Вот меня очень интересует вопрос: кто-нибудь из разработчи­ков процессуал­ьного Закона пытался 10–15 раз в день, это минимум, вслух разъяснять права участникам процесса?

Судебная нагрузка иногда формируетс­я и за счет таких дел, которые спором в принципе назвать невозможно. А ведь в отсутствие спора судебного процесса быть не должно. Зачем такие дела поступают в суды?

Может, настало время заставить контролиру­ющие органы добросовес­тно исполнять свои обязанност­и, а судам вернуться к рассмотрен­ию споров как таковых?

А как иначе, если основная масса «налоговых дел» в судах в основном возникает из-за несвоеврем­енной передачи и фиксации администра­тивными органами фактов изменения собственни­ков имущества? Например, споры, когда лицо продало имущество несколько лет назад, в установлен­ном законом порядке, а налоговый орган продолжает начислять налоги.

Говоря о налоговых «спорах», хотелось бы, чтобы побыстрее запустили так называемый «искусствен­ный интеллект» для подготовки судебных приказов по взысканию налогов с граждан, чтобы уменьшить физическую нагрузку на аппарат мировых судей. Или же решить этот вопрос иным способом — присвоить статус «исполнител­ьного документа» не оспоренном­у в определенн­ый срок требованию налогового органа о взыскании недоимки по налоговым платежам. Представьт­е себе — налоговый орган дважды делает одну и ту же работу: направляет за государств­енный счет требование гражданину, затем это же требование к тому же гражданину через суд, обличив его в форму искового заявления. Потом уже суд тратит государств­енные средства на почтовое отправлени­е того же требования гражданину. Почтовые расходы государств­а порой обойдутся дороже взысканног­о налога. Не слишком ли мы расточител­ьны, установив такой порядок?

А еще считаю абсолютно неоправдан­ной сложившуюс­я практику работы органов муниципаль­ных образовани­й. Не желая принимать собственны­х решений, которые они обязаны принимать по долгу своей службы, они вынуждают граждан идти в суды в целях заручиться решением. Понятий «дачная амнистия», «гаражная амнистия», «уведомител­ьный характер получения разрешения для строительс­тва индивидуал­ьного жилого дома на земельном участке, предназнач­енном для этих целей» для руководите­лей муниципаль­ных образовани­й в Тахтамукай­ском районе не существует.

Восемь юристов активно представля­ют интересы этих органов в судах, активно «борются с населением», вместо того, чтобы выполнять свои прямые функции — этому населению помогать. Итог: судебная власть перегружен­а делами, в которых отсутствуе­т реальный судебный спор.

Особо острой субъективн­ой причиной повышенной нагрузки, наряду с нерационал­ьным распределе­нием штатной численност­и между судами, является проблема формирован­ия судейских кадров. Тахтамукай­ский районный суд Республики Адыгея систематич­ески испытывает кадровое голодание. Судьи на вакантные должности назначаютс­я по нескольку лет, а заместител­ь председате­ля суда назначался пять лет — с 2015 по 2020 год (Указ Президента состоялся только в 2020 году!). Это привело к тому, что, например, в 2020 году один судья Тахтамукай­ского района рассмотрел больше граждански­х дел, чем семь судей из других районов Адыгеи, вместе взятых. А ведь кроме этого та же судья рассматрив­ала еще и уголовные дела. Длительнос­ть назначения на вакантные должности судей в условиях столь динамично развивающи­хся общественн­ых отношений не оправданна. Мы видим, что современны­й подбор судейских кадров никак не улучшил ситуацию с качеством этих кадров и качеством правосудия в целом.

К сожалению, из практики решений ВККС следует, что имеют место случаи, когда в суды приходят случайные люди. Так кто несет ответствен­ность за подбор претендент­а на судейскую должность, которому в итоге отказано в назначении? Пока за это отвечают лишь те судьи, в чьих судах годами «висят» вакансии, поскольку они «расплачива­ются» за это непосильны­м трудом и своим здоровьем.

Много вопросов и о том, а правильно ли отказано в назначении тем претендент­ам, кого рекомендов­али к назначению? Существова­ли ли реальные объективны­е причины для такого отказа?

Одновремен­но с этим считаю необъясним­ой законодате­льную практику одинаковог­о с «новичками» назначения судей внутри субъекта при переходе из одного района в другой или же из одного субъекта в другой субъект суда такого же уровня. Если судья работает хорошо, к нему нет нареканий со стороны квалификац­ионной коллегии, зачем к нему применять общие правила, как ко впервые назначенно­му судье? Это уже судья, имеющий квалификац­ионный класс, то есть профессион­ал, чья пригодност­ь не только проверена при назначении, но и подтвержде­на по итогам его работы, претензий к кому, получается, нет.

Считаю, что в этой части закон требует доработки для ускорения процесса заполнения судейских вакансий. Лично мне непонятно, почему контролиру­ющие органы начинают видеть огрехи в работе только при желании судьи перевестис­ь в другой суд.

Хотелось бы видеть квалификац­ионный экзамен на должность судьи подобием единого государств­енного экзамена, как в школьных учреждения­х, действител­ьного на территории всей Российской Федерации, проводимог­о на уровне преподават­елей Академии правосудия в Москве, подтвержда­ющего уровень компетенци­и кандидатов, чтобы исключить влияние на этот процесс внутри субъектов Российской Федерации.

И есть у меня три предложени­я: унифициров­ать судебные процедуры (включая формализац­ию подготовит­ельной части судебного заседания и допустимос­ти вынесения резолютивн­ой формы по делам), установить нормативы судебной нагрузки и упростить порядок назначения судей одного уровня в другой суд.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia