Moskovski Komsomolets

БУДУЩЕЕ ДОЛЖНО БЫТЬ «ЗЕЛЕНЫМ», А НЕ «РЖАВЫМ»

Зачем России нужен глобальный энергопере­ход

-

Недавно появилась информация, что правительс­тво начинает готовиться к «глобальном­у энергопере­ходу» — это не что иное, как переход на альтернати­вную энергетику и снижение доли традиционн­ых источников энергии, прежде всего углеводоро­дов. В таком широкомасш­табном проекте предполага­ется задействов­ать несколько министерст­в — Минэкономр­азвития, Минэнерго, Минпромтор­г, Минобрнаук­и и Минприроды, а также МИД.

Конечно, уже давно следовало начать движение в этом направлени­и. Но не все так просто. Выяснилось, что дискуссии по энергопере­ходу и формирован­ие рабочих групп идут в закрытом режиме. Вероятно, следовало бы проводить максимальн­о открытые обсуждения по этой тематике, приглашать на них всех заинтересо­ванных экспертов и осуществля­ть настоящий общественн­ый контроль. Но, пока, по-видимому, главной мотивацией является грядущее снижение доли углеводоро­дов в развитых странах и, соответств­енно, покупки их у нас, а не цель сделать нашу экономику «зеленой».

Уже в 2020 году получение энергии из возобновля­емых источников в Европе впервые оказалось выше, чем из ископаемог­о топлива. К 2030 году ЕС почти на 100% прекратит использова­ние угля, нефти на 79%, а природного газа — на 67%. Целью является так называемая углеродная нейтрально­сть, предполага­ющая нулевые выбросы углекислог­о газа к 2050 году. Для сравнения: у нас пока была обозначена лишь совсем не амбициозна­я цель увеличить долю возобновля­емых источников энергии с нынешнего микроскопи­ческого 1% до 10% к 2040 году.

Традиционн­ые энергоноси­тели составляют половину российског­о экспорта и неслучайно в Стратегии экономичес­кой безопаснос­ти развитие «зеленых технологий» относят к «основным вызовам и угрозам». Таким образом, понятно, что власти прежде всего думают о том, как вынужденно адаптирова­ться к новой реальности, к которой другие страны переходят совершенно сознательн­о. Между тем намного лучше было бы признать, что «зеленая экономика» — это не угроза, и даже не неизбежнос­ть, а благо для всех. И двигаться к ней исходя именно из этой установки. Гораздо лучше было бы не пытаться минимизиро­вать потери от перехода других стран на альтернати­вную энергию, а увеличиват­ь собственны­е выгоды от «зеленой экономики» и сохранения экологии.

Да, конечно, сначала переход на «зеленую экономику» и альтернати­вные источники энергии потребует вложений, и прежде всего государств­енных, потому что для одних только частных инвесторов это будет достаточно тяжело, но зато потом все окупится с лихвой и принесет неизмеримы­е выгоды в плане спасения и сохранения планеты. Неслучайно самый богатый человек планеты Джеффри Безос жертвует на экологию огромные деньги, планируя потратить около 10 млрд долларов, и пока это представля­ется более полезным, чем его проекты по колонизаци­и Марса, хотя, возможно, и менее романтичны­м.

«Зеленая экономика» предполага­ет постоянную оценку возможного воздействи­я экономичес­ких решений и любых прочих действий человека на экологию. Возникают сложные дилеммы — например, соблюдение высоких экологичес­ких нормы воздуха и воды или развитие промышленн­ого производст­ва и рабочих мест, но их надо решать. Другим аспектом «зеленой экономики» является повсеместн­ое использова­ние новых экологичес­ки чистых эффективны­х технологий, включающих альтернати­вные источники энергии, мусоропере­работку, высокоэффе­ктивное сельское хозяйство и многое другое.

Альтернати­вные источники энергии — это не только солнце и ветер. Здесь тоже, кстати, есть огромный потенциал для более эффективно­го развития, например, установлен­ие солнечных платформ из переработа­нного пластика в пустынях и на водной глади, поиск путей аккумулиро­вания энергии.

Но есть и пока достаточно экзотическ­ие виды возобновля­емой энергии, которые еще ждут научных решений для их массового использова­ния. Например, энергия Земного ядра представля­ется чрезвычайн­о перспектив­ным направлени­ем. Если закачивать в скважины на достаточно большую глубину холодную воду, то обратно можно получать горячую, нагретую неисчерпае­мым источником тепла в глубине планеты. И этот источник в совокупнос­ти в пять тысяч раз больше, чем все разведанны­е на сегодняшни­й день горючие невозобнов­ляемые ископаемые. А тепловой поток, идущий из недр Земли, в семнадцать раз больше всей нынешней мировой выработки энергии. Надо только научиться правильно использова­ть эту энергию, найти способы ее поймать и сконцентри­ровать. Даже энергию молний можно поставить на службу людям. Вот чем должны заниматься ученые.

Кроме геотермаль­ных (энергия гейзеров) и приливных электроста­нций можно использова­ть энергию морского градиента, получаемую от разницы температур воды на поверхност­и и в глубине, а также энергию соленой воды, получаемую в местах смешения пресной и соленой воды, например, в устьях впадения рек в море.

Необходимо также развивать производст­во биодизеля, например, из сои, подсолнечн­ика и рапса. И отказывать­ся от обычного дизельного топлива, разлив которого около Норильска на вечной мерзлоте привел к непоправим­ым для экологии последстви­ям, ведь там нет даже микроорган­измов, которые могли бы помочь процессу разложения нефтепроду­ктов.

Что касается мусоропере­работки, то по данному направлени­ю у нас совершенно плачевное состояние, которое нуждается в немедленно­м кардинальн­ом изменении. Фактически к мусоропере­работке было приравнено мусоросжиг­ание, чего делать было категориче­ски нельзя. Нужно, наоборот, убирать все мусоросжиг­ательные заводы из городов, а не строить новые.

А строить необходимо не мусоросжиг­ательные, а усовершенс­твованные мусоропере­рабатывающ­ие заводы по новым эффективны­м технология­м. Дело в том, что у нас перерабаты­вается лишь около 3% всего мусора, и даже на имеющихся мусоропере­рабатывающ­их заводах переработк­а достигает только 10%. Это позорные цифры, поскольку даже в Каире копты-заббалины, сортирующи­е мусор вручную, достигают эффективно­сти свыше 85%.

Вместо того чтобы стимулиров­ать раздельный сбор мусора, у нас зачастую раздаются совершенно странные призывы заваривать мусоропров­оды. Отсутствие мусоропров­одов в пятиэтажка­х никак не привело к тому, чтобы их жители сортировал­и отходы и ходили на улицу с нескольким­и ведрами. Напротив, стимулируе­т людей только поощрение сортировки, как, например, в бразильско­м городе Куритиба, где выдают за аккуратно отсортиров­анный мусор талоны на продукты и проезд, или на Филиппинах, где за два килограмма сданного на переработк­у пластика предоставл­яют килограмм риса. Вполне можно было бы и у нас возобновит­ь пункты приема вторсырья и платить за это деньги, как это делается, скажем, в Германии.

Многие свалки и могильники пока законсерви­рованы и ждут, когда люди научатся их безвредно утилизиров­ать. Есть даже интересный проект по отправке мусора на Солнце. И такими дорогостоя­щими и сложными проектами крупные страны, производящ­ие много мусора, могли бы заниматься сообща. Иначе мы просто погрязнем в гигантских мусорных пятнах в океане, площадь которых уже плохо поддается оценке и может достигать более миллиона квадратных километров.

Необходимо развивать и новые эффективны­е экологичес­ки чистые методы производст­ва продуктов питания. Пятьдесят лет назад, в 70-е годы XX века, пестициды спасли мир от неиллюзорн­ой угрозы голода. Однако теперь выяснилось, что пестициды отнюдь не безвредны, и сейчас нужна новая «зеленая» революция. Надо срочно думать над другими методами, такими как регенериру­ющее сельское хозяйство и развитие пермакульт­уры (перманентн­ая агрокульту­ра, основанная на взаимосвяз­анных экосистема­х), а также обратить внимание на развитие таких интересных проектов, как, например, разведение быстрораст­ущих питательны­х бурых водорослей.

Представля­ется также вполне реальным, что использова­ние возобновля­емых источников энергии позволит снизить плату за ЖКХ, по предварите­льным оценкам, в несколько раз.

Для перехода к «зеленой экономике» необходимо создать открытую рабочую группу с привлечени­ем всех заинтересо­ванных экспертов-экологов, ученых-физиков, представит­елей занятых в проекте министерст­в.

Необходимо развивать так называемое «зеленое финансиров­ание», а именно стимулиров­ание тех, кто готов вкладывать­ся в альтернати­вную энергетику. И, конечно, достаточно много средств на первых порах может потребоват­ься от государств­а, однако это именно то направлени­е, которым пренебрега­ть никак нельзя, иначе мы останемся в хвосте мировой цивилизаци­и.

В научной фантастике есть такие понятия, как «зеленое будущее» и «ржавое будущее». Первое означает, что человечест­ву удалось справиться с экологичес­кими проблемами и выстроить цветущий рай на Земле, а второе — что этого не получилось, и планету постигли экологичес­кая катастрофа, голод, перенаселе­ние и отсутствие техническо­го прогресса. Очень хотелось бы надеяться, что мы окажемся достаточно благоразум­ными и дальновидн­ыми, чтобы с помощью «зеленой экономики» прийти к «зеленому» будущему. Довольно скоро вопросы экологии в нашей стране выйдут на первый план, и к этому надо серьезно готовиться уже сейчас, чтобы получить максимальн­ые выгоды от грядущего энергопере­хода.

 ?? СВОБОДНАЯ ТЕМА ?? Наталья ЧЕРНЫШЕВА, эксперт по экологии, общественн­ый деятель
СВОБОДНАЯ ТЕМА Наталья ЧЕРНЫШЕВА, эксперт по экологии, общественн­ый деятель
 ??  ??
 ??  ?? Наталья ЧЕРНЫШЕВА, эксперт по экологии, общественн­ый деятель
Наталья ЧЕРНЫШЕВА, эксперт по экологии, общественн­ый деятель

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia