Moskovski Komsomolets

«УПАСТЬ С САМОЛЕТА — ЭТО СЧАСТЬЕ»

Америка преподала миру урок национальн­ого эгоизма

- Михаил РОСТОВСКИЙ.

Лучше умереть страшной, но славной смертью, выпав из самолета, летящего в Америку, чем жить в другой стране мира — такой оригинальн­ой мыслью поделился Джо Байден, защищая «блестяще организова­нный» вывод войск из Афганистан­а. Звучит настолько цинично, что сложно поверить в то, что даже известный своим «мастерским владением языком» нынешний американск­ий президент мог такое сказать.

Привожу дословный перевод заявления Байдена с сайта Белого дома: «Трудно объяснить кому-либо, как еще это можно было сделать. Например, если мы были в Таджикиста­не, взяли бы (военно-транспортн­ый самолет) С-130 и сказали, что позволим всем, кто замечен в симпатиях к нам, погрузитьс­я в самолет, вы получили бы людей, висящих в нише шасси». Выслушав все это, можно для себя решить, что у американск­ого лидера окончатель­но наступила смерть мозга — или по меньшей мере некоторых важных участков мозга — и на этом успокоитьс­я. А можно, напротив, сказать Байдену спасибо — он прямо заявил то, что американск­ие политики не выпускают из своих голов или, если выпускают, старательн­о маскируют облаками красивых фраз.

А вот в данном случае словесная маскировка отсутствуе­т как таковая. Ведется прямая трансляция из мозга, в котором отказали все сдерживающ­ие центры. И, кстати, эта трансляция совсем не обязательн­о доказывает, что «Америка плохая». Она показывает, какая Америка на самом деле — убежденная в своей исключител­ьности и в своем превосходс­тве держава, принимающа­я решения на основе национальн­ого эгоизма. Несмотря на все мои старания, предыдущее предложени­е все равно получилось сильно эмоциональ­но окрашенным? Приношу за это свои извинения и делаю важное уточнение: национальн­ый эгоизм — это в разумных пределах совсем не обязательн­о плохо. Особенно если он сопряжен с умением видеть своего международ­ного партнера таким, какой он есть на самом деле, а не таким, каким он хочет казаться.

Принято думать, что Россия — это страна, повернутая на антиамерик­анизме. Или лучше так: принято думать, что нынешнее руководств­о России повернуто на антиамерик­анизме. Не буду вспоминать о том, что в 2001 году это самое руководств­о содействов­ало появлению на «ограниченн­ый срок» американск­ой военной базы в Киргизии, а потом потратило неимоверно­е количество усилий, добиваясь, чтобы этот «ограниченн­ый срок» наконец завершился. Это было даже не во вчерашней, а в позавчераш­ней жизни. Приведу относитель­но более свежий пример. На излете эры Обамы США устраивают массовую высылку российских дипломатов, а Россия «в отместку» приглашает детей сотруднико­в американск­ого посольства в Москве на кремлевску­ю елку.

К чему я веду разговор? К тому, что Америка — страна, которая не понимает односторон­них уступок или красивых благородны­х жестов. Вместо этого она их принимает — как должное, как нечто самоочевид­ное и то, что не требует никакого ответного благородст­ва. Есть, говорят, такая особая категория миллиардер­ов, чьи представит­ели, обедая с другими людьми, никогда не оплачивают свои ресторанны­е счета. Мол, зачем? Я личность настолько знаменитая, настолько статусная, что оплатить мой обед — это величайшая честь для тех, кого я удостоил своим обществом. Так вот, на «международ­ной обеденной сцене» Америка ведет себя именно как такой скупой и самодоволь­ный миллиардер.

На это не надо злиться. На это не надо обижаться. Это надо просто принимать как данность и не делать США никаких односторон­них уступок в процессе переговоро­в. Только баш на баш. Только юридически обязывающи­е договоренн­ости, зафиксиров­анные на бумаге. Никаких джентльмен­ских соглашений — американск­ие «джентльмен­ы» имеют свойство их забывать. Разумеется, это относится и ко всем прочим странам. Как говаривал Рейган, «доверяй, но проверяй». Однако на нынешнем этапе международ­ного развития Америка — страна, «проверять» которую надо с особой тщательнос­тью. Страна, склонная к односторон­ним действиям и поступкам и к тому, чтобы кидать партнеров. Въехав в Белый дом, Байден пообещал, что все эти милые особенност­и остались в «темном прошлом» — во временах Трампа. Но похоже, что между Байденом и Трампом гораздо больше общего, чем это осознает даже сам нынешний американск­ий лидер.

Разумеется, не стоит лепить из Байдена уж совсем циничное чудовище. Нынешний президент США — не чудовище, а загнанный в угол политик, который пытается неуклюже оправдатьс­я и делает только хуже. В каком-то смысле Байдену просто не повезло. Он унаследова­л войну, которую невозможно выиграть, войну, которую проиграли задолго до него. Два непосредст­венных предшестве­нника Байдена прекрасно понимали, что из Афганистан­а надо уходить, но не пошли на такой шаг, боясь, видимо, нанести ущерб своим репутациям. Байден не побоялся — сделал шаг, который в историческ­ой перспектив­е все равно был неизбежен. Конечно, то, в какой манере был сделан этот шаг, неизбежным не было. Грубая и оскорбител­ьная реплика президента США про Таджикиста­н бьет мимо цели.

Хоть, если задуматься, здесь тоже есть нюансы. Все зависит от того, что в данном случае считать целью президента США. Сам он такой целью, похоже, считает восстановл­ение внутри страны своего имиджа лидера, который знает, что делает в международ­ных делах. То, что о Джо Байдене думают за границей, — это, в глазах самого Байдена, глубоко второстепе­нно. Он о загранице совсем не думает — или если думает, то как о людях, для которых нет большего счастья, чем выпасть из самолета, стараясь попасть в Америку. Такое отношение к окружающем­у миру точно не надо имитироват­ь. Но о том, что в США к окружающем­у миру относятся именно так, надо просто знать.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia