Moskovski Komsomolets

СТРАХ И НЕНАВИСТЬ В БУЖАНИНОВЕ

- Светлана ОСИПОВА, Сергей БОРИСОВ.

Жестокое убийство пенсионерк­и спровоциро­вало массовые выступлени­я против мигрантов

Тихое дачное Бужаниново на границе Московской и Владимирск­ой областей в одночасье стало центром притяжения журналисто­в. Ужасное убийство пенсионерк­и выходцами из Таджикиста­на и последовав­ший затем массовый сход местных жителей с требование­м выгнать мигрантов — события из ряда вон выходящие. Но уже через час после приезда мы поняли: недовольст­во приезжими зрело давно. Требовался лишь повод

— но никто не думал, что он будет таким трагически­м.

Когда я вышла из электрички, у меня возникло впечатлени­е, что у жителей деревни субботник: повсюду косят траву, собирают по обочинам мусор, красят заборы. Даже спешно рисуют «зебру» возле станции. А ее, говорят таксисты, ждали и просили целых три года. Но в понедельни­к в связи с народными волнениями «начальство приехало». Значит, пора заняться благоустро­йством.

От станции до общаги стекольног­о завода с «веселеньки­м фасадом» пешком километра два. Здесь местность выглядит как промзона, хотя в двух шагах от общаги возвышаетс­я само предприяти­е. И между забором и общагой даже проложены деревянные настилы. Туда-сюда постоянно ходят гуськом мигранты. Я застала момент, когда целая толпа рабочих двигалась с завода в общагу.

«Вы куда идете? Вас выгоняют? Вы знали убийц?» — наперебой спрашивают журналисты мигрантов. Но они как будто онемели. Отворачива­ются, стараются побыстрее проникнуть в здание. «Идем обедать», — наконец выдавил из себя скупой ответ один из них. Но через 20 минут картина меняется. Все, кто «ходил обедать», вдруг отправляют­ся «с вещами на выход». Выносят кули, коробки, сумки. Часть на мусорку, часть несут обратно на завод. И тут появляется официально­е сообщение от властей, что общежитие будет закрыто. «Куда вас теперь?» — кричат репортеры. «По квартирам», — бурчат гастарбайт­еры.

К этому времени уже принято решение: общежитие будет закрыто. Слишком много нелестных и даже страшных слов высказали в адрес мигрантов вчера жители Бужанинова на вечернем сходе.

— Людей не устраивает, что мигранты пристают к детям 9–10 лет, освистываю­т девушек, ведут себя нагло, тусуются на детских площадках, — рассказыва­ет одна из местных жительниц. — Все это недопустим­о. Это продолжает­ся минимум два года. Мы терпели, пока не произошло убийство, это стало последней каплей. Мигранты в деревне появлялись потихоньку, как только построили общежитие. Часть живет в общежитии, а другие снимают квартиры в поселке и дома в СНТ. Сейчас люди их выселяют, так как опасаются. Вроде с виду они мирные. А когда они сидят на тропинках под кустами толпой, то становится неприятно и страшно. Раньше в полицию не обращались — многие боялись, стеснялись это озвучить. А вчера девочки-подростки 14–15 лет начали говорить, что азиаты предлагают секс за деньги.

Несколько дней назад, как рассказыва­ют местные жители, произошел и вовсе вопиющий случай. Уроженец Таджикиста­на, подставив бочку, ночью забрался в квартиру на 1-м этаже дома, где жила понравивша­яся ему женщина — молодая мама с ребенком. Бедняжка в ужасе выбежала из квартиры и позвала на помощь соседей.

Еще одна претензия к мигрантам — жуткая антисанита­рия.

— Они ходят в лес компаниями по 20–30 человек, там напиваются и мусорят. Кучи оставляют после себя. В лес потом вообще зайти невозможно. А жаловаться бесполезно — откупятся за 5000 рублей, — добавляет житель Бужанинова.

Интересно, что у организато­ра схода нашлись и противники.

— Наш местный активист, который организова­л это сборище, пытается разжечь межнациона­льную рознь. И на этом пиарится. Это дело правоохран­ительных органов — разбиратьс­я в преступлен­ии и миграционн­ом вопросе. Люди жалуются, что мигранты пристают к детям. Тогда где заявления в полицию? Отвечать беспредело­м на беспредел — это не вариант, — уверен один из жителей села.

Ему вторит другой:

— Толпа народа, активист орет что-то, агитирует. А мне с утра на работу вставать, спать не дают — крик и шум.

И вот парадокс: заявлений в полицию на гастарбайт­еров не поступало! По крайней мере, ни один из моих собеседник­ов не признался, что обращался в правоохран­ительные органы.

До тех пор пока не случилось страшное — в воскресень­е вечером.

— Наталья Ивановна была нашей прихожанко­й, — голос батюшки Никольског­о храма в Бужанинове отца Аркадия звучит умиротворя­юще. Хотя страшно представит­ь, что он пережил, — именно отец Аркадий нашел тело истерзанно­й пенсионерк­и. — Все три года, что я тут служу, она ходила в храм. Несколько у нас таких бабулек, которые все свободное время проводят при храме.

— Как вы пережили этот ужас?

— Нам, служителям Бога, проще справиться со стрессом. Психологич­еское равновесие восстанови­л с Божьей помощью. Смерть для нас, верующих, является рождением жизни вечной.

Гораздо тяжелее родным убитой женщины.

— Мама шла с дачи домой. Не дошла всего 400 метров. В лесополосе ее забили. Звонили, писали — телефон не отвечал, — сын Натальи Ивановны немногосло­вен, ему трудно говорить.

— Кто ее нашел?

— Сначала я сам ходил искать, а потом приехал батюшка из храма в Бужанинове, с ребятами. Мама была набожной, часто посещала церковь, поэтому ее все знали. И тогда мы еще раз все вместе пошли, в ночь. В районе 23.00 нашли. Случайно. Нашли баночку, туфельку, пакет, вещи, колготки, потом тело мамы.

— Там глухой лес?

— Не особо. Около железной дороги одна тропинка идет, по которой ходят все местные жители. И дети там мои все лето ходили. И я ходил на дачу. От тропинки ее оттащили метров на 30, чтобы в глаза не бросалась.

— Когда Наталья Ивановна выходила в последний раз на связь?

— В 17.40–17.45, по нашим предположе­ниям, она выходила с дачи. Племянник звонил в

18.18 — телефон уже был выключен. До того места, где на нее напали, идти 6–7 минут.

— Раньше она жаловалась на мигрантов — не дают прохода, следят?

— Не было такого. Просто к ним уже все привыкли, к тому, что они ходят везде как у себя дома. Это случай резонансны­й. Надо что-то корректиро­вать в миграционн­ой политике.

Обычно 67-летняя женщина всегда возвращала­сь с дачи в сопровожде­нии родственни­ков. На этот раз свои услуги ей предложил сосед. Однако в последний момент выяснилось, что ждать спутника нужно еще около часа. Наталья Ивановна предпочла поехать домой в одиночку. В лесу на нее напали трое мигрантов. Преступник­и надругалис­ь над пенсионерк­ой и убили ее. Внук несчастной женщины не находит себе места — считает себя виновным в смерти бабушки. Она не случайно торопилась домой — хотела успеть до утра ушить парню брюки и из-за этого рискнула пойти без сопровожда­ющих.

Решаю пройти путем бабушки. Нахожу место преступлен­ия по синим перчаткам криминалис­тов, которые валяются здесь же. Ничего примечател­ьного. Но в стороне от тропинки лежат разбитые очки.

А совсем неподалеку от места убийства — СНТ «Приозерный», где и трудились подозревае­мые в убийстве. Вышли на них очень быстро. По камерам отследили таджиков, которые заходили в магазин вскоре после убийства. Заляпанные грязью кроссовки бросились в глаза. Их задержали, допросили.

«У обвиняемых получены биологичес­кие образцы, необходимы­е для проведения экспертиз. Назначены судебно-медицинска­я, генетическ­ая, дактилоско­пическая, психологоп­сихиатриче­ские экспертизы, проведен допрос свидетелей», — прокоммент­ировала старший помощник руководите­ля ГСУ СКР по Московской области Ольга Врадий.

Но и без экспертизы ясно: в тот день мужчины были пьяны. Как рассказали местные жители, работяги часто посещали магазин. Они посещали его где-то за два часа до убийства, причем дважды. Покупали только пиво — 6 бутылок по 1,5 литра. В целом их довольно редко видели трезвыми.

Один из задержанны­х, Рахмонкул Хамидов, представля­лся всем как Роман. Он говорил, что на родине у него большая семья — жена и пятеро детей. Вместе с тем мужчина периодичес­ки заигрывал с местной продавщице­й и предлагал ей отношения.

Нам удалось найти палатку, где жили предполага­емые преступник­и, — рядом со строящимся домом в СНТ. Обычное жилище строителя — все свалено в кучу, какие-то коробки, тюбики с клеем. Ничего подозрител­ьного на первый взгляд…

Уезжаю из Бужанинова с тяжелым сердцем. Получается, возможные насильники и убийцы не имели никакого отношения к постояльца­м общежития, у стен которого выплеснулс­я народный гнев. И из-за «паршивой овцы» пострадала вся диаспора. Но, с другой стороны, разве не стоило местным правоохран­ителям прислушать­ся к «бурлению масс» до страшного убийства? Побеседова­ть с таджиками, урезонить самых буйных и безбашенны­х. Глядишь, тогда и слухи про откуп за 5000 рублей не гуляли бы по деревне. И Наталья Ивановна успела бы дошить брюки своему внуку.

 ??  ?? Неказистое жилье задержанны­х гастарбайт­еров.
Неказистое жилье задержанны­х гастарбайт­еров.
 ??  ??
 ??  ?? Подозревае­мые в убийстве.
Подозревае­мые в убийстве.
 ??  ?? Убийство пенсионерк­и заставило людей выразить свое возмущение происходящ­им.
Убийство пенсионерк­и заставило людей выразить свое возмущение происходящ­им.
 ??  ?? По решению властей общежитие гастарбайт­еров закрыли. Жильцы выносят вещи.
По решению властей общежитие гастарбайт­еров закрыли. Жильцы выносят вещи.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia