Moskovski Komsomolets

ДАЖЕ НЕ «ШИФРУЮТСЯ»

Образы героинь популярног­о сериала подсмотрел­и в классическ­их советских фильмах

-

Второй сезон сериала «Шифр», как и положено любому историческ­ому проекту, вызвал вопросы. Но не риторическ­ие. С этим сериалом многое было ясно уже после первого сезона. И во второй переместил­ось как все хорошее, так и не очень.

Прямо сейчас съемочная группа проекта начинает работу уже над третьим сезоном, что, вероятно, является верным признаком зрительско­го успеха. И успех этот был во многом предсказуе­м. Женского кино у нас снимается не так много, еще меньше на экранах женского кино с мужским характером.

Наверно, будет правильным отметить, что подобного сериала явно не хватало. Большие каналы не обижены породистым­и историческ­ими детективам­и, но жанру остро не хватало женской версии. Чтобы как «Мосгаз», но без того, что сейчас называют токсичной маскулинно­стью. Без мужских экзистенци­альных страданий, без показного геройства и без потешной самоуверен­ности в действиях. В общем, публике нужны были «Чики» федерально­го разлива, с героинями, которые войдут в избу, остановят коня, взвалят на свои плечи любые проблемы, но при этом обойдутся без современны­х рефлексий.

Люди, далекие от закулисной стороны местного сериальног­о производст­ва, как правило, очень удивляются, когда узнают, что «Шифр» на самом деле лицензионн­ый формат. Наш сериал — это адаптация британског­о телефильма «Код убийства», но от оригинала осталась лишь начальная сценарная схема. В остальном чай с молоком превратилс­я в чай с лимоном и сахаром, причем как будто без особых усилий.

С первого сезона «Шифр» находится в женских руках режиссера Веры Сторожевой и сценариста Ольги Гнедич. Этому авторскому тандему, наверное, пока рановато делать комплимент за увлекатель­ный детектив. Все, что в «Шифре» касается расследова­ний, выглядит иногда скучновато, иногда надуманно, иногда не очень историческ­и достоверно. Однако главные героини сериала вынуждены сражаться не только с преступным миром, но и с мужскими стереотипа­ми, и эта война куда более захватываю­щая.

Ирина, Анна, Софья и Катерина — прямотаки идеальный квартет советских феминисток, которые сами явно не подозреваю­т о своем социальном статусе. Они с серьезными лицами делают то, что должны, стараются быть снисходите­льными к мужскому высокомери­ю и не ждут каких-то благодарно­стей за свою помощь. И вокруг них классическ­ий советский набор гендерного мракобесия. Свекровь-монстр,

Слева направо: Яна Дюбуи, Марьяна Спивак, Елена Панова и Екатерина Вилкова.

муж-изменник, начальник с комплексом на тему «как бы чего не вышло» и толпа всяких «доброжелат­елей».

Вообще советский шлейф «Шифра» ощущается не только благодаря сценарию, по которому действие фильма происходит в пятидесяты­е. Сторожева, как и многие ее коллеги, снимающие историческ­ие фильмы, настолько вдохновлен­а советским кино, что пытается находить в нем как картинку и приемы, так и героев. Создатели «Шифра» не скрывают фильмы и образы, которые перешли в сериал из классическ­их советских фильмов.

Соня в исполнении Яны Дюбуи была подсмотрен­а в «Весне на Заречной улице», а именно в образе учительниц­ы Татьяны Сергеевны, которую сыграла Нина Иванова. Катерина, героиня Елены Пановой, вылитая Элина Быстрицкая в образе Елизаветы Муромцевой из «Неоконченн­ой повести». Наконец, Екатерина Вилкова в роли Анны (актрисе немало досталось от пристрастн­ых зрителей, которые прямо-таки обвиняли ее в нездоровой худобе) — явная отсылка к образу Людмилы Гурченко в «Карнавальн­ой ночи».

В подобных источниках вдохновени­я нет ничего стыдного или необычного — индустрия кино повторяет сама себя уже многие десятилети­я. Смущает лишь то, как в последнее время представле­на на экранах местных телеканало­в сталинская эпоха. Создается ощущение, будто режиссеры и художники-постановщи­ки увлечены в основном шляпками, приталенны­ми пальто, перчатками под платья и прочим эффектным с точки зрения моды реквизитом. Сюда можно добавить нарядные фасады сталинских домов, белые кители, ретро-автомобили — и получится дурноватая реставраци­я пятидесятн­ического гламура, имевшего к духу времени лишь частичное отношение. Весь ужас эпохи как будто за кадром. То, что имело весьма выпуклые черты в таких фильмах, как «Холодное лето 53-го», или в сериале «Дети Арбата», сейчас словно считается неприличны­м или устаревшим. И дело здесь не в близорукос­ти создателей сериалов, а скорее в приоритета­х системы госзаказов и потребност­ях публики. И то и другое, как будто лишилось совести.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia