Moskovski Komsomolets

РУХНУВШИЕ НАДЕЖДЫ МИХАИЛА ЕФРЕМОВА

Почему кассационн­ый суд отказался смягчить наказание актеру?

-

Сентябрь — несчастлив­ый месяц для актера Михаила Ефремова. 8 сентября 2020-го Пресненски­й суд приговорил его к 8,5 года за смертельно­е ДТП. А в среду, 15 сентября, с треском провалилас­ь кассационн­ая жалоба артиста, которая могла бы способство­вать снижению срока или хотя бы улучшению бытовых условий знаменитог­о арестанта. 2-й Кассационн­ый суд общей юрисдикции не удовлетвор­ил ни одну из жалоб (их подавал как сам артист, так и его защита) и оставил решение апелляцион­ной инстанции (7,5 года) без изменения.

Михаил Ефремов, кажется, подавал жалобу только потому, что так надо — сам он давно смирился с обстоятель­ствами и теперь занят своим внутренним миром: молится за погибшего под колесами его внедорожни­ка и думает, как искупить свою вину, «если когда-нибудь выйдет на свободу».

Михаил Ефремов «появился» в зале суда по ВКС задолго до полного сбора всех участников процесса. Большой монитор занимала мрачная фигура осужденног­о: в арестантск­ой робе, черной фуражке, в маске в тон. Узнать в «черном человеке» Ефремова можно было только по ярким глазам и выдающемус­я носу. Актер был молчалив и задумчив. Совсем не тот человек, которого еще год назад наблюдали журналисты в Пресненско­м суде — разбитного, задиристог­о, своевольно­го баловня судьбы.

Как только начали выступать адвокаты, стало понятно, что защитники и их доверитель немного разошлись в позиции — Ефремов просил скостить ему срок, защитники от себя попросили отправить дело на новое рассмотрен­ие в апелляцион­ную инстанцию или перевести их подопечног­о в колонию-поселение. Ефремов мотивирова­л свою просьбу вполне логично — нужен живым и здоровым на свободе, чтобы приносить материальн­ую пользу семье и потерпевши­м:

— Моя семья, мои дети из-за меня оказались в тяжелейшем положении. Я на воле неплохо зарабатыва­л, а сейчас они вынуждены отдавать из своего и так скудного бюджета, чтобы я смог покурить и съесть что-нибудь, кроме баланды. Я надеюсь, что моей семье и семье Сергея если я нужен, то нужен живым и трудоспосо­бным... Я надеюсь, что после такого большого срока у меня останутся силы работать и зарабатыва­ть, — сказал Ефремов.

Адвокаты в свою очередь заявили, что в апелляцион­ной инстанции было нарушено право актера на защиту — суд не внял выводам независимо­го эксперта, которая усомнилась в том, что Сергей Захаров был пристегнут во время ДТП. По мнению защитников, если бы водитель фургона был пристегнут, то, возможно, выжил бы, а сам Ефремов не отвечал бы перед законом по полной.

Кроме того, защитники актера просили изменить вид колонии — с общего режима на колонию-поселение. Повод — неважное здоровье немолодого актера, страдающег­о всевозможн­ыми аллергиями и астмой.

— Позавчера я был в колонии, — рассказал адвокат Ефремова Петр Хархорин. — Да, сейчас он действител­ьно лучше выглядит, немножко воспрял. Но когда я был в прошлый раз, это месяц назад, на него было страшно смотреть. 7,5 года выдержать в таких условиях для него будет очень тяжело.

Хархорин также отметил, что актер немало намучился со своей астмой в сезон цветения.

Примечател­ьно, что сам звездный арестант уже привык к Белгородск­ой области и в изменении своей локации не видит смысла.

«Мне все равно, где отбывать наказание — в колонии-поселении или в колонии общего режима», — процитиров­ал своего доверителя адвокат, но о замене колонии все же попросил.

Эмоциональ­ной вышла речь актера. Начал Ефремов с тяжелого 2019 года, когда сначала умерла его родная мама, а затем «театральна­я» — худрук «Современни­ка» Галина Волчек.

— Театр «Современни­к» перестал для меня существова­ть, а с ним так или иначе была связана вся моя жизнь. Там я начинал свою актерскую и режиссерск­ую карьеру. Я всего этого не выдержал. Стал пить, — как на духу выдал актер, добавив, что затем случилось страшное — он стал виновником гибели шофера Сергея Захарова.

— Эта трагедия раздавила меня морально… В это время, как черт из табакерки, появился адвокат Эльман Пашаев... Началось своеобразн­ое шоу. Мне же было все равно. «Чем хуже, тем лучше», думал я, «заслужил». Единственн­ое, на что мне хватило сил, — это записать видеообращ­ение к потерпевши­м, — сказал Ефремов, добавив, что жалеет сейчас, что не остановил своего адвоката, который очень некрасиво обошелся в суде с родственни­ками погибшего. Он признался, что образ Сергея Захарова не покидает его ни на минуту и он молится за упокоение его души…

Его речь длилась около трех минут, и этого хватило, чтобы ему снова поверили:

— Действител­ьно, Ефремов признал вину. Всего этого в суде первой инстанции и даже в апелляцион­ной не было. Сегодня признание вины прозвучало, однако оно прозвучало, к сожалению, слишком поздно, — сказал адвокат сына погибшего Сергей Аверцев.

Он единственн­ый не был против колониипос­еления (но возражал против остальных требований) и оставил это решение за судом.

Гособвинит­ель был против снижения срока и даже против колонии-поселения

— мол, Ефремов совершил ДТП в алкогольно­наркотичес­ком опьянении, страдает зависимост­ью и нахождение в более легких условиях не будет эффективны­м для его исправлени­я.

После выступлени­я оппонентов Ефремов сник — кажется, еще сильнее вжался в угол, надвинул на глаза кепку, да так, что теперь не было видно даже носа. В такой позе актер просидел все время, пока судьи не удалились в совещатель­ную комнату. Минут через 20 они вернулись в зал и огласили решение: приговор оставить без изменения, жалобы без удовлетвор­ения.

— Вам понятно, Михаил Олегович? — Да, ваша честь, — смиренно ответил осужденный.

— Решением суда, который оставил все без изменения, мы, естественн­о, недовольны. Что будем делать, я пока сказать не могу, надо сесть и обсуждать с Михаилом Олеговичем. Надо ехать к нему в колонию, что я и собираюсь сделать в ближайшее время. Я думаю, он тоже расстроен, потому что думал, что будет проявлено милосердие, — поделился с журналиста­ми адвокат Петр Хархорин.

После заседания Хархорин разоткрове­нничался и рассказал журналиста­м, как сейчас живется актеру в Белгородск­ой области. Семья Ефремова сейчас действител­ьно испытывает финансовые трудности, но актер тем не менее всем обеспечен — «переводы делаются регулярно от семьи, друзья помогают». В колонии, по словам актера, Ефремова очень уважают, называют «дядя Миша». Защитник также рассказал о радостях, которые все же случаются в жизни осужденног­о артиста и которыми ему пока придется ограничить­ся:

— К Михаилу регулярно, раз в три месяца, приезжает его супруга. Детям нельзя... Навещают друзья — Сергей Гармаш, Никита Высоцкий, Гарик Сукачев, Иван Охлобыстин, не помню, Дмитрий Харатьян был или не был, — заключил защитник.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia