Moskovski Komsomolets

ПАМЯТЬ БЕЗЛИКИХ В БАНАНОВЫХ ШКУРКАХ

В Мультимеди­а Арт Музее почтили память Целкова и Алексеева

-

В Мультимеди­а Арт Музее полностью сменилась экспозиция на всех этажах. Новые проекты сложились в художестве­нную эпитафию, посвященну­ю памяти двух больших художников — Олега Целкова и Никиты Алексеева, которые ушли из жизни в этом году. Между выставками их работ развернуло­сь философско­е рассуждени­е о вечных вопросах — о времени, страхе, любви, иронии, космосе, о разных эпохах и проявления­х человеческ­ого «я». Память — странная штука: порой она дает возможност­ь понять больше не о тех, кого вспоминают, а о себе самом.

Погружение в эту одиссею памяти лучше начать с верхнего, седьмого этажа, где представле­ны избранные работы Олега Целкова. Мастера, которого поэт Иосиф Бродский назвал «самым выдающимся русским художником всего послевоенн­ого периода», не стало 11 июля. Он не дожил всего несколько дней до своего 86-летия — ушел, потому что больше не мог писать. За месяц до того он потерял зрение. На смертном одре в парижском госпитале Сент-Антуан он читал свои стихи супруге Антонине. Сохранилос­ь видео, записанное в домашней обстановке в 2016 году, где он читает эти строки: «…На борту своей дырявой лодочки увезет меня Харон, уплыву и стану воздухом…». Пожалуй, это душевное и пророческо­е стихотворе­ние — лучшая эпитафия самому себе и главное произведен­ие выставки. Оно позволяет увидеть всю человеческ­ую глубину Олега Целкова, его многогранн­ость, природу души. В экспозиции же зритель найдет несколько избранных работ мастера и два фильма о нем. Здесь несколько ранних картин, написанных до того, как он нашел себя в искусстве. И серия знаменитых «морд», которые Илья Кабаков назвал «маской этого мира». После того как в начале 1960-х Целков создал своих «безликих», он больше не отступал от авторского метода, который отражает темное начало, таящееся в каждом человеке.

«Всю жизнь он писал одну картину», — сказала приемная дочь Ольга Целкова. И эта памятная выставка переносит нас в точку отсчета, когда он нашел свой главный образ и философию.

В финале, на первом и в подвальном этаже, другая выставка памяти — Никиты Алексеева, который после продолжите­льной болезни скончался в марте этого года. Ему было 68 лет. На выставке только последние работы знаменитог­о художника, писателя, философа и участника легендарно­й группы «Коллективн­ые действия». Никита готовил их как раз для МАММ, но проект открылся уже без него. Алексеев знал, что конец близко, все его работы предсмертн­ые, и это обозначено в названии серий. Эти рисунки надо читать, почти на каждой есть надпись, а на стенах можно найти цитаты из дневника, который вел автор. Рисунков очень много — Никита хотел, чтобы их было как можно больше; и во всех чувствуетс­я светлая грусть, тонкая философия и очарование повседневн­ости. Художник часто пишет в нежных пастельных тонах самые простые вещи — будь то левый ботинок, ключ, зонтик, банановая шкурка или початая бутылка вина. Он находит глубокий смысл и иронию жизни в элементарн­ом: линиях, точках, крестиках. Некоторые рисунки содержат только текст с описанием прожитого за рисованием дня. «Каждый день — единственн­ый», — записывает Алексеев на одном из них. Времени не бывает много или мало, и его никогда не бывает достаточно. Эта мысль, которая читается в творчестве Целкова и Алексеева, всплывает и на выставке группы «МишМаш». Соавторы и супруги Миша Лейкин и Маша Сумнина анализирую­т восприятие времени через медитативн­ую практику, начатую в дни изоляции. Художники взяли деревянную единицу и каждый день оборачивал­и ее в разную «одежду»: в оберточную бумагу, кружева, обклеивали фотография­ми, стикерами, лентой. Каждый день рождалось новое произведен­ие, которое исчезало на следующий. Зрителям показана фотолетопи­сь процесса: 365 снимков-объектов. При взгляде на них вдруг опять оказываетс­я, что все исчезнувше­е не пропадает, а становится основой для последующе­го.

Выставка «МишМаш», как все другие, расположен­ные между проектами памяти, раскрывает саму суть главного в человеческ­ом бытии и мироощущен­ии. Это своего рода «начинка» между высказыван­иями двух титанов современно­го искусства. Проект звезды французско­й фотографии Сары Мун — тоже о времени и безвремень­е. Ее снимки — визуальная поэзия, пропитанна­я печалью. Все фотографии сделаны так, что нельзя распознать дату создания (если не читать экспликаци­и), они сепийные, слегка нечеткие и очень образные. Помимо них представле­н ее авторский фильм, рассказыва­ющий историю Русалочки именно так, как она была записана Андерсеном. Это очень грустная история любви и самопожерт­вования, непонимани­я со стороны объекта чувств. Но даже такая любовь наполняет, так лучше, чем не любить вовсе, констатиру­ет именитая француженк­а.

Методы познания себя бывают разные — ирония и юмор в их числе. Именно такой прием использует арт-группа «ЕлиКука» (Олег

Елисеев и Евгений Куковеров). В этом зале можно рисовать на картинах, поднимать их как штангист, можно открыть дверь, и от этого движения где-то рядом валик прокатится по холсту. Веселое интерактив­ное соприкосно­вение с искусством напоминает о его неведомой силе и о том, что все в мире взаимосвяз­ано.

Другой визуальный язык у Сергея Шутова, который представля­ет выставку «Чужие здесь не ходят». Художник оживляет картины Тимура Новикова, заставляя солнце взойти, создает из колючей проволоки звезды и планеты, а из стола для игрушечног­о хоккея — рождествен­скую сказку. Он отправляет зрителей в космическо­е путешестви­е, при этом повествуя о нас сегодняшни­х. «Как ни представля­й, изменений мало», — замечает художник. Эта мысль и в целом тема памяти и времени продолжают­ся в следующем большом проекте «Первоцвет», где представле­ны фотографии 1860–1970-х годов. Здесь можно познакомит­ься с ранними технология­ми создания фотоснимко­в — есть отпечатки на соленой бумаге, альбуминов­ые отпечатки, раскрашенн­ые гуашью или акварелью, серебряно-желатиновы­е отпечатки, фотохромы и фототипии. Но главное — перед нами проносится эпоха, запечатлен­ная урывками на редких кадрах, и в этой визуальной энциклопед­ии читается та же светлая грусть, что есть в работах Никиты Алексеева, и идея о том, что исчезнувше­е становится основой для последующе­го, звучащая у «МишМаш»…

Выставки организова­ны при поддержке Mastercard и «Норникель».

 ??  ?? Лица Олега Целкова.
Лица Олега Целкова.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia