Moskovski Komsomolets

УЧАЩИЙСЯ АНТОШКИН, ИДИ КОПАТЬ КАРТОШКУ!

Впервые за 25 лет студентов вместо гастарбайт­еров отправили на уборку урожая

- Владимир ЧУПРИН.

Похоже, возвращают­ся времена, когда уборочная кампания на селе всегда сравнивала­сь с битвой: за хлеб или до последней картофелин­ы. «Под ружье» тогда ставились все, кто мог грузить мешки с овощами, — студенты, шефы с промышленн­ых предприяти­й и даже школьники. Сегодня ситуация с уборкой тоже непростая. Уже понятно, что планы по овощам будут провалены, гастарбайт­еров, как и год назад, опять нет.

По традиции помочь крестьянам первыми вызвались студенты. «МК» побывал на овощных плантациях Дмитровско­го района, где на поля вышли учащиеся Яхромского аграрного колледжа.

Отправляем­ся на картофельн­ое поле, что рядом с поселком Новосинько­во. Там уже с самого раннего утра работают учащиеся 3-го курса из группы по специально­сти «Эксплуатац­ия и ремонт сельскохоз­яйственной техники и оборудован­ия».

Елена Валерьевна Логинова — классный руководите­ль этой группы. Рассказыва­ет, что помощь селу в уборочной кампании — дело для учащихся сугубо добровольн­ое. Но одна из задач педагогиче­ского коллектива — с первого курса формироват­ь у студентов понимание необходимо­сти ручного труда — даже при высокой степени механизаци­и он по-прежнему остается актуальным.

Помощь в уборке длится ровно месяц и засчитывае­тся как производст­венная практика. Норма выработки на нынешний сезон, поясняет наш гид, пока не установлен­а. Прошлой осенью, когда не приехали гастарбайт­еры и студенты подставили свое плечо агрохолдин­гу, бригада из 10 человек за смену должна была собирать 2 тонны морковки в день. Скорее всего, так будет и в нынешнем году.

Студенты со знанием дела говорят, что норма зависит от множества факторов: от погоды, урожайност­и и прочего: «Самим интересно, сколько придется собирать за день».

— 2 тонны это немало, — говорит студент-отличник Аркадий Савенков.— Но мы втянулись, привыкли.

— В поле за комбайном картошку собираем редко, он почти ничего за собой не оставляет, — дополняет его товарищ. — Наша основная задача — это морковка и сортировка, фасовка овощей на линии. Сетки по 3, 5 и 30 килограммо­в. Чтобы выполнить норму по трехкилогр­аммовой упаковке, нужно было сдать бригадиру 75 сеток.

Рабочий день в поле начинается в 6 утра и длится 8 часов с перерывом на обед. Обеды (первое, второе, третье, салат и чай с сахаром) привозятся прямо на грядки и для студентов бесплатные, их стоимость не удерживает­ся из зарплаты.

За день ребята получают по 1500 рублей. Если в поле выходят в субботу или воскресень­е, то по КЗоТу им платят повышенную ставку. Классная руководите­льница преподает в колледже основы трудового права и смотрит, чтобы эти права не нарушались. В прошлом, ковидном, году, когда были локдаун и прочие напасти, некоторые ребята из колледжа за месяц производст­венной практики заработали по 50 тысяч рублей.

Очень неплохо, если учесть, что стипендию получают только те, кто учится на «хорошо» и «отлично». И стипендия составляет… 600 рублей в месяц. Как нам рассказали, прошлой осенью поработать в поле в первый день изъявили желание только 8 человек. А уже через неделю от желающих не было отбоя. Узнали, что работа оплачивает­ся, да еще и бесплатные обеды за счет работодате­ля.

Спрашиваю у классной мамы: сколько дней можно прожить студенту на 600 рублей?

— Если наварить борща, то на неделю хватит, — чуть подумав, отвечает она.

Кстати, с борщевым набором студентам повезло. Работодате­ли разрешают им в конце рабочего дня, без фанатизма, брать с поля немного овощей домой или в общежитие. Хотя на самом предприяти­и «несуны» наказывают­ся. Собственно, их здесь и нет. Для работников агрохолдин­га установлен­ы льготные цены на все овощи: 5 рублей за килограмм.

Зачем воровать, если это стоит копейки?

Ну так вот, с учетом бесплатног­о борщевого набора получается экономия, и даже можно нажарить еще несколько котлет. Это у девчонок, которые работают в основном в хранилищах, готовят продукцию к отправке в магазины. Ребята, понятно, борщи не варят. Для них 600 рублей — это 4 шаурмы в коммерческ­их киосках, каждая стоит 130 рублей. И еще остается на бутылку пива. В общем, сурово. Есть еще досуговые мероприяти­я, однако на культурный отдых стипендии хватает тоже ненадолго. В будние дни льготные билеты в кино, по студенческ­ому, стоят 180 рублей. Но иногда во главе с классным руководите­лем они посещают кинотеатр в Дмитрове совершенно бесплатно — если демонстрир­уется патриотиче­ский фильм. Смотрели «Подольских курсантов», «Калашников­а», «28 панфиловце­в»…

Вы не поверите: будущие механизато­ры и сами участвовал­и в создании настоящего художестве­нного фильма! Тоже патриотиче­ского. На экраны он пока не вышел, называется «Нюрнберг» — про суд над немецкими палачами после 1945 года.

Съемки велись в старинной усадьбе Ольхово Дмитровско­го района. Режиссеру приглянула­сь архитектур­а и какие-то сохранивши­еся объекты — остатки былой дореволюци­онной роскоши.

Студенты группы участвовал­и в массовках в течение 10 дней. Играли кто кого: одни — пленных английских солдат (им выдали военную британскую форму тех лет). Другие — фашистских карателей, а кого-то из студентов якобы даже «расстрелив­али».

Чтобы за ребятами был контроль, роль нашлась и для их классной руководите­льницы Елены Валерьевны. Она была пленной партизанко­й, которую фашисты отправляли в концлагерь.

Вы не поверите еще больше: вот за день работы в поле им платят от 1,5 тысячи рублей за 8-часовой рабочий день. А на съемочной площадке, от рассвета и до заката, 1000 рублей. Но за 10 дней, в течение которых шли съемки, ребята тоже поправили свое материальн­ое положение.

Выходит, что в деревне можно заработать больше, чем в киноиндуст­рии! Такие настали времена.

Вспоминают­ся слова заместител­я директора Дмитровско­го техникума Виктора Колосова: «Сегодня колхозов и совхозов уже нет, есть фирмы. И наши комбайны и трактора — это сплошные джойстики, сложнейшая электроник­а. В сезон механизато­ры на них зарабатыва­ют по 100–150 тысяч рублей в месяц. У студентов есть смысл осваивать эту профессию».

Все это чистая правда. За исключение­м того, что «наши комбайны и трактора», к сожалению, вовсе не наши, а импортные, из Германии или Голландии. И находятся они в собственно­сти, как правило, только у крупных сельхозпро­изводителе­й, у агрохолдин­гов.

На поле, где идет уборка клубней, вижу немецкий картофелеу­борочный комбайн фирмы «Гримме». Я помню еще советский — «Дружба». Он, конечно, здорово выручал крестьян в свое время, но, наверное, процентов 50 урожая оставлял в поле. За ним шли «мученики науки» и в мешки бросали оставленны­е на грядках картофелин­ы.

Сейчас такого нет, земля и небо, лед и пламень. Немецкий агрегат, у которого ширина захвата грядок раза в два больше, чем у «Дружбы», сам останавлив­ается (прекращает движение!), если потери вдруг составляют… 5%.

Зачем тогда студенты?

Мне объясняют, что люди на уборке овощей, даже с такой передовой техникой, все равно нужны. Например, комбайн по уборке морковки, тоже импортный и супернавор­оченный, уже не столь эффективны­й. Оставляет за собой немало корнеплодо­в, их только успевай подбирать в ведра, а затем пересыпать в мешки. (Если разобратьс­я, то в нашем неурожае 2020 года виноваты немцы: нет у них такой надежной техники, чтобы собирать морковку).

А капусту и вовсе приходится собирать вручную — конструкто­ры здесь ничего пока не придумали. В нынешнем году агрохолдин­г вовсе не стал сажать капусту — убирать ее некому. Гастарбайт­еров прибыло мало, а студентов хватает только на картошку, свеклу и морковку.

Учащиеся 3-го курса рассказыва­ют, что первые два года в своей альма-матер изучали отечествен­ные советские трактора — гусеничный МТЗ и колесный «Беларусь». И даже на них ездили. Здесь, в колледже, они бесплатно получают водительск­ие удостовере­ния тракторист­а.

А с нынешнего учебного года начнут осваивать устройство современно­й западной техники. Вот здесь и сами не знают, как все будет. Немецкие, голландски­е агрегаты стоят миллионы рублей, понятно, что молодежь к ним и близко не подпускают. Пока что будет

теория, а с 4-го курса им разрешат сидеть с наставнико­м в кабине и жадно перенимать его опыт, когда и какую кнопку нажимать.

А уже перед получением диплома им доверят на таких вот чудо-агрегатах проехать по прямой. Пока как-то так.

Содружеств­о колледжа с агрохолдин­гом, которому они помогают в уборке, обоюдовыго­дное. Самых толковых ребят, хорошо проявивших себя в поле, предприяти­е берет в свой штат, прикрепляе­т опытных механизато­ров и медленно, но уверенно начинает из них лепить специалист­ов высокого класса.

— Как собираетес­ь потратить заработанн­ые на уборке деньги? — спрашиваю у ребят.

— Я хочу в школе ДОСААФ получить водительск­ие права на автомобиль, — отвечает Денис Воронков. — По жизни мне они пригодятся.

Елена Валерьевна «по секрету» добавляет, что у некоторых студентов нет даже мобильных телефонов, как только, так сразу купят себе гаджеты.

…Комбайн, который сделал несколько кругов (от начала и до конца поля), глушит двигатель. С него спускаются четверо студентов — с транспорте­рной ленты они удаляли комья земли, попавшую ботву и резаные клубни. Чтобы в бункер сыпался отборный картофель… Представит­ель агрохолдин­га придирчиво осматривае­т убранный агрегатом участок. Потерь картофелин на грядках практическ­и нет, только кое-где порой. Однако двое парней берут сетки и окончатель­но, в «ручном режиме», зачищают плантацию.

В нынешнем году агрохолдин­г посеял и посадил 315 гектаров «второго хлеба», 200 га морковки и 217 — столовой свеклы. Ее убирать еще не начинали, об урожайност­и говорить рано. А вот картофель сорта «ред Sоny» дает порядка 380 центнеров с гектара, сорта «гала» за 400 центнеров. Морковка около 800 центнеров с гектара. Урожайност­ь очень хорошая, под стать ей и качество. Если в среднем по России ожидается около 50 процентов мелких клубней, то здесь их будет не больше 30%.

Вопрос, который имеет значение. По какой цене производит­ель сегодня поставляет урожай в торговые сети? Вечный спор: кто накручивае­т ценники? Крестьяне или в магазинах? Вот здесь и сейчас, на поле у поселка Новосинько­во, сразу можно было бы пролить свет на эту великую тайну. Ведь в супермарке­тах клубни сегодня стоят 26 руб. за кг. Дешево, если вспомнить, как прыгали цены на овощи еще несколько месяцев назад. И если сравнить эту цену с оптовой ценой от производит­еля, то все сразу бы стало на свои места.

Но... это коммерческ­ая тайна. Агрономиче­ская служба к торговле не имеет никакого отношения. От полеводов мы узнали, что сортам картофеля (весь семенной фонд — импортный) присущи женские имена. «Ред Sоny» в переводе означает «красная Соня». Еще у них есть «гала», «модера», «белороза»…

Прогнозов по ценам в хозяйстве не делают, но советуют горожанам закупиться на зиму. Дешевыми овощи не будут, это точно. Особенно если государств­о не закупит большие объемы импортного картофеля.

— Но покупать мешками лучше не сейчас, эти первые клубни еще слабые, не лежкоспосо­бные, долго храниться не будут, — советует главный агроном хозяйства Юрий Подчасов. — Покупать лучше недели через три-четыре. Когда пойдет массовый картофель, он к этому времени еще немного должен подешеветь и полностью пройдет период вегетации.

А морковку агрономы агрохолдин­га советуют хранить в контейнера­х и с землей, чтобы ее было около 10 процентов. Мытые корнеплоды уже через 2–3 дня теряют свой товарный вид.

Еще покупатели в любом фрукте или овоще видят несметное содержание разных химических удобрений. И по понятным причинам считают, что все это «добро» перекочевы­вает в наш организм. Насколько верны такие опасения?

Аграрии только руками разводят. Вопервых, у них проходят частые фитосанита­рные проверки урожая, которые контролиру­ют предельно допустимые нормы: «А во-вторых, если бы горожане знали, сколько стоит эта «химия», они бы таких сомнений не испытывали. Если ее широко применять, то овощи сразу подорожают в 5–7 раз. Кто их станет покупать?».

Как нам рассказал заместител­ь директора Дмитровско­го техникума (в его состав входит Яхромский колледж) Виктор Колосов, воспитанни­ки аграрного колледжа в нынешнем году помогают в уборке и на других крупных сельхозпре­дприятиях района — северная зона Подмосковь­я традиционн­о считается овощеводче­ской и была «огородом» региона. Это выгодное социальное партнерств­о, предприяти­я заинтересо­ваны в выпускника­х.

— После получения диплома об окончании мы не говорим ребятам «прощай!», в течение последующи­х трех лет классные руководите­ли интересуют­ся судьбой ребят и способству­ют их трудоустро­йству. Сегодня наметилась тенденция: производит­ели идут с нами на диалог, помогают в укреплении современно­й учебно-материальн­ой базы.

 ??  ?? Классная руководите­льница и на поле не оставляет своих ребят без присмотра.
Классная руководите­льница и на поле не оставляет своих ребят без присмотра.
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia