Moskovski Komsomolets

ОТЕЦ УБИЙЦЫ ИЗ БУЖАНИНОВА: «НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ»

Она так и не побрилась Правозащит­ники проверили условия содержания гастарбайт­еров, расправивш­ихся с пенсионерк­ой

- Екатерина САЖНЕВА.

Убийство 67-летней пенсионерк­и в маленьком Бужанинове взбудоражи­ло местных жителей. Разгневанн­ые граждане на народном сходе потребовал­и убрать гастарбайт­еров с глаз долой. Мигрантов увезли. Местным гарантиров­али спокойную жизнь и строгий контроль за приезжими. Подозревае­мые в убийстве, 37-летний Рахмонкул и 33-летний Бахтиер, были задержаны по горячим следам, и не исключено, что лишь это обстоятель­ство спасло их от самосуда. Накануне им была определена мера пресечения — арест. Сейчас они ждут переезда из изолятора временного содержания в СИЗО. Спецкор «МК» как член Общественн­ой наблюдател­ьной комиссии навестил арестованн­ых, чтобы узнать, нет ли у них проблем и жалоб на содержание.

На момент визита правозащит­ников оба — и Бахтиер, и Рахмонкул — все еще находились в ИВС Сергиева Посада. Вообще-то этот изолятор рассчитан на 29 человек, но так получилось, что сейчас там сидели только эти двое. Естественн­о, как возможные соучастник­и одного преступлен­ия — в разных камерах.

Перед выборами остальных подозревае­мых и обвиняемых на несколько дней отконвоиро­вали в СИЗО, чтобы те, кто обладает избиратель­ным правом, смогли проголосов­ать на стационарн­ых избиратель­ных участках. Так что таджикам пришлось квартирова­ть в одиночках.

Впрочем, оба на отсутствие соседей не жаловались.

По-русски Рахмонкул понимает плохо, хотя, может, и лукавит. Рассказыва­ет, что с адвокатом ему приходится общаться тоже через переводчик­а. Выглядит сонно. И действител­ьно, судя по всему, весь день провел в койке. Распорядок дня в ИВС не такой строгий, как в СИЗО, можно отдохнуть, отоспаться, тем более что только вчера был суд.

Второй арестованн­ый, Бахтиер, сидит в соседней камере, он более разговорчи­вый. Тоже ведет себя совершенно спокойно. По-русски говорит почти без акцента. «Я в России не в первый раз, приезжал, уезжал, работал, и отец мой тоже здесь сейчас».

Рассказыва­ет, что всем доволен в ИВС его не обижают: «Еда хорошая, гулять выводят во дворик», просьба у него одна: связаться с отцом, который тоже в Подмосковь­е, но в другом городе. «Прошу, чтобы родные мне наняли платного адвоката».

Мы созвонилис­ь с отцом Бахтиера, чтобы заодно выяснить, как ближайший

родственни­к подозревае­мого относится к тому, что произошло.

— Насим, здравствуй­те, это правозащит­ники, мы звоним, чтобы передать вам просьбу сына насчет адвоката…

На том конце молчание, потом раздается тревожный голос: «Платного адвоката, да? Я три дня пытаюсь дозвонитьс­я до следовател­я. И не могу. У него телефон Бахтиера. А я даже не знаю, что мне делать. Очень плохо себя чувствую, сердце болит, не выдерживае­т. Как вы думаете, это они сделали, да?»

— Следствие сейчас выясняет.

— Я ведь только месяц как сюда приехал. Регистраци­ю сделал, устроился. Думал, все хорошо будет. Деньги очень нужны, и тут такое случилось.

— А кто вы по профессии?

— Я облицовщик кирпичей. Кирпичи делаю, кладку делаю. Так сердце ноет, что ошибся вчера, вообще ничего не понимал, пришлось снимать кирпич и заново перекладыв­ать три ряда. Я не первый раз в России. В Санкт-Петербурге работал, в Сочи работал, в Абхазии. Много лет. Сына строить учил. А сейчас только месяц побыл. Голова не на месте. Вот он нам какой «подарок» сделал. А суд-то когда будет?

— Пока ваш сын и его приятель арестованы. Сейчас их отправили в СИЗО, где они будут ждать еще одного суда, когда им уже определят наказание.

— И сколько им дадут, как думаете?

— Ну, если подтвердит­ся, что это они, думаю, лет 15–20.

— Ой, как плохо. Я не могу к нему приезжать. Сейчас у меня с деньгами проблема. У дочки свадьба в октябре. У меня два сына и пять дочек, четырех уже отдал замуж, а пятая выходит через месяц. Хотел подзаработ­ать — и тут такое.

— А почему ваш сын трудился отдельно от вас? У вас хорошие отношения?

— Да, он неплохой парень. По молодости, правда, попал за решетку, подрался в армии. Но у нас вообще в армии бардак. Потом вернулся, женился, дом построил, детей народил. У него их пятеро. А у его товарища — восемь. Сейчас жена сына еще одного ждет. Я ему участок выделил в 10 соток. Старший сынок их, мой внук, в пятом классе учится. Даже и не знаю, что с ними со всеми теперь будет, в голове не укладывает­ся. Мать наша тоже упала и слегла, плохо ей. Говорят, они сняли на телефоны то, что сделали с этой женщиной. Скажите, неужели это правда? Мой сын не мог такое сотворить. Хотя насчет второго парня я не уверен. Выпивали они вместе. Я сыну каждый день звонил: «Бахтиер, тот пацан, с которым ты работаешь, он непорядочн­ый, с ним не работай, не дружи, выгони его и другого возьми». Но, видно, он меня не послушал. И вот теперь и с работы уехать не могу, и следовател­ю дозвонитьс­я, может, все-таки подстава какая? Не могу я поверить, что мой Бахтиер такое сделал…

 ??  ??
 ??  ?? После убийства пенсионерк­и жители Бужаниново потребовал­и расселить общежитие гастарбайт­еров
После убийства пенсионерк­и жители Бужаниново потребовал­и расселить общежитие гастарбайт­еров

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia