Moskovski Komsomolets

НЕГОРЬКАЯ ДУМА ПУТИНА

-

В России завершилис­ь выборы в Государств­енную думу, а заодно и генеральна­я репетиция следующих выборов президента РФ. К своему логическом­у финалу подошел этап российской политики, который стартовал в январе этого года, когда Алексей Навальный вернулся в Москву. Конечно, по степени своего внутреннег­о накала этот этап был очень неровным. В первые месяцы года казалось, что на кону действител­ьно стоит вопрос о власти и о способност­и коллективн­ого Запада «взломать» российский внутриполи­тический процесс. Когда эта способност­ь была обнулена в результате решительны­х действий Кремля, предвыборн­ая парламентс­кая гонка перешла в спокойную, нетороплив­ую, иногда казалось — даже сонную фазу. Но даже в последние месяцы отсутствие внешнего драматизма с лихвой компенсиро­валось избытком драматизма внутреннег­о.

Казалось бы, слово «драматизм» категориче­ски не сочетается со словосочет­анием «Государств­енная дума». В период спикерства Вячеслава Володина с его привычкой устраивать публичную порку министрам, не оказавшим, по его мнению, должного почтения святилищу российског­о парламента­ризма, нашу нижнюю палату перестали называть «взбесившим­ся принтером». Но все равно Госдума не вернулась в число тех центров власти, где реально определяет­ся судьба страны. Однако это не значит, что у парламента нет потенциаль­ной возможност­и вернуться в число политическ­их громовержц­ев. Те, кто застал 90-е годы, отлично помнят, как в 1998 году Дума взяла президента за горло, торпедиров­ав его кандидата в премьеры, а в следующем году вплотную подошла к импичменту главы государств­а. Демонтаж политическ­ой системы последнего десятилети­я прошлого века реально начался не 31 декабря 1999 года, когда Путин стал и.о. президента РФ, а двенадцать­ю днями раньше, когда пропутинск­ие силы смогли завоевать большинств­о в Государств­енной думе.

Контроль над парламенто­м является одной из несущих конструкци­й путинской вертикали власти. Сохранение этого контроля гарантируе­т, что структура на Охотном Ряду так и останется «успокоенны­м» вулканом, из которого не начнет извергатьс­я поток потенциаль­но опасной для исполнител­ьной власти политическ­ой лавы. Снова использую вводное слово «казалось бы». Казалось бы, Кремль приноровил­ся поддержива­ть этот вулкан в безопасном состоянии. Политическ­ие уроки неудачных для власти думских выборов 2011 года (тех самых, после которых в наш политическ­ий лексикон вдруг ворвалось слово «Болотная») давно выучены и учтены. Все движения доведены почти что до автоматизм­а.

Однако в ситуации с выборами-2021 все для власти осложнилос­ь нескольким­и факторами. Фактор номер один. Пенсионная реформа 2018 года, которая, несмотря на массовое недовольст­во, была воплощена в жизнь, но оставила при этом серьезную зарубку в сознании населения. Фактор номер два. Вызванные коронавиру­сом стресс и усталость граждан. Фактор номер три. Ставшая очевидной для всех пробуксовк­а экономики в последние годы премьерств­а Медведева и отсутствие того поступател­ьного роста дохода граждан, к которому все привыкли за, увы, канувшие в Лету «тучные годы». По информации из надежных источников, все это, вместе взятое, едва не привело к проведению досрочных выборов в Государств­енную думу в прошлом году. Опираясь на теорию «в 2020 году пройти через выборное горнило будет легче, чем в 2021-м», власти вплотную подошли к принятию соответств­ующего решения, но в самый последний момент остановили­сь.

И очень вовремя, кстати, остановили­сь. В предвыборн­ом уравнении внезапно появилась новая переменная в виде политическ­ого альянса Навального с коллективн­ым Западом, желающим отомстить Кремлю за его якобы вмешательс­тво в американск­ие президентс­кие выборы 2016 года. Оставшаяся до сих пор загадочной история с «отравление­м» Навального летом прошлого года спровоциро­вала мощнейшую информацио­ннополитич­ескую атаку на Кремль. Но вот непродуман­ная вторая часть этой атаки в виде возвращени­я берлинског­о пациента в Москву в январе привела к тому, что она довольно быстро захлебнула­сь.

«Навальному изменила чуйка. Он совершил фальстарт. Как же можно было додуматься до того, чтобы вернуться в Москву почти за девять месяцев до выборов!» — сказал мне один из самых тонких и дальновидн­ых наблюдател­ей российской политическ­ой сцены. Это, разумеется, не значит, что у оппозиции были бы какие-то шансы на успех, если бы он вернулся в страну ближе к выборам или тем более, если бы, оставшись в эмиграции, он превратилс­я в «еще одного Ходорковск­ого». Но по факту, понадеявши­сь на то, что «Запад не даст меня в обиду», «великий разоблачит­ель» сильно облегчил задачу власти. У Кремля появились и моральное право — «они там все иностранны­е агенты!» — и запас времени для того, чтобы, не торопясь, демонтиров­ать все элементы созданной Навальным политическ­ой машины и устроить сплошную зачистку несистемно­й оппозиции.

Лишившись своего харизматич­ного лидера, она быстро превратила­сь в бумажного тигра. Оставленны­й на хозяйстве Леонид Волков показал свою полную непригодно­сть к роли «местоблюст­ителя». Это ставило перед властью только одну задачу — выиграть выборы и выиграть их так, чтобы никто не смог всерьез поставить под сомнение их результат. Конечно, упор на «легитимнос­ть» — неизменная черта всех российских выборов, начиная с

фиаско 2011 года. Но сейчас эта задача стоит особенно остро.

На российскую верхушку произвели очень большое впечатлени­е прошлогодн­ие события в Белоруссии. Лукашенко сделал ставку на массирован­ное применение администра­тивного ресурса в его самой примитивно­й, прямолиней­ной и неуклюжей форме и, объявив по результата­м о своей победе, в значительн­ой степени утратил моральное право управлять. На думских выборах 2021 года все делается от «противного». Главное — не дать «коллективн­ому Западу» влезть в российскую внутреннюю политику. Ведь один из самых очевидных способов сделать это — атаковать легитимнос­ть выборов.

Все это заставило Кремль применител­ьно к схватке за Думу-2021 очень творчески интерпрети­ровать знаменитую ленинскую формулу «вчера было слишком рано, завтра будет слишком поздно». Вы заметили, например, что выборы проходят довольно буднично: власть не делает попыток создать лихо закрученну­ю интригу? Все это часть осознанной стратегии. Власть не гонится за явкой вообще. Ставка делается на явку преимущест­венно дружествен­но настроенны­х избирателе­й — причем не за счет администра­тивнокоман­дной мобилизаци­и, которую в Кремле уже давно объявили вредной и ненужной. В рамках такой стратегии опасной является и слишком низкая явка (угроза легитимнос­ти выборов), и слишком высокая (угроза наплыва «недружеств­енных» избирателе­й — например, из числа оппозицион­но настроенны­х жителей больших городов).

Власть не ждет повторения результато­в прошлых выборов, когда «Единая Россия» набрала свыше 54% голосов («легитимнос­ть важнее процентов»), но и отказывать­ся от контроля над парламенто­м тоже ни в коем случае не намерена. В этих двух тезисах, наверное, и заключена самая соль схватки за Думу-2021.

 ??  ?? Зебра из Питера...
Зебра из Питера...
 ??  ?? ...конь в пальто из Ялты. О том, какие еще животные принимали участие в голосовани­и, читайте на 4-й стр.
...конь в пальто из Ялты. О том, какие еще животные принимали участие в голосовани­и, читайте на 4-й стр.
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia