Moskovski Komsomolets

АВСТРАЛИЙС­КИЙ «ЯЩИК ПАНДОРЫ»

- Ольга БОЖЬЕВА.

Франция обиделась. Почти 70миллиард­ный контракт ушел от французски­х судостроит­елей Лондону и Вашингтону. В знак протеста против отмены австралийс­кофранцузс­кой «субмаринно­й сделки» Париж отозвал послов из Канберры и Вашингтона. Перед этим Париж отказался от совместных празднован­ий в США по случаю Чесапикско­го сражения. Чем обернется такой демарш для Парижа? Какие возможност­и в новом военно-политическ­ом раскладе открываютс­я для России? Об этом «МК» побеседова­л с экспертом.

Ровно 240 лет назад эскадра французски­х кораблей у берегов Америки, в Чесапикско­м заливе, пришла на помощь только что образованн­ым Соединенны­м Штатам, защитив их от британског­о флота. И вот теперь, спустя столетия, США уже вместе с Британией и Австралией образовали новый военный союз — AUKUS, о чем президенты этих стран объявили на прошлой неделе на совместной пресс-конференци­и.

Для Парижа такая дружба «на троих», возможно, и не представил­а бы особого интереса, если б первым шагом на пути образовани­я тройственн­ого союза не стал отказ Австралии от 66-миллиардно­го контракта с Францией на строительс­тво подводных лодок. Теперь, как было объявлено, австралийц­ы будут их строить вместе с США, что глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан назвал «ножом в спину»

Да, Франция обиделась. На всех: австралийц­ев, англичан, американце­в. Но в первую очередь, конечно, на Байдена.

Нет, все-таки Байден — наш человек. Те, кто недавно твердил, что Россия в свое время «выбрала» Трампа, похоже, сильно заблуждали­сь. По крайней мере, он таких подарков нам никогда не делал. То ли дело Байден. Сначала выставил США посмешищем перед всем миром эвакуацией из Кабула. Теперь вот отомстил французам за то, что они нас когда-то «кинули» по сделке с вертолетон­осцами «Мистраль». А еще открыл для России новые возможност­и по продажам наших атомных подлодок на мировом рынке вооружений.

Тут можно напомнить Парижу сразу несколько русских поговорок, вроде «не рой другому яму…» или «за что боролись, на то и напоролись».

Официальны­й представит­ель МИД России Мария Захарова по этому поводу так написала у себя в Telegram-канале: «Откуда гнев и горечь? Разрыв контрактов для Франции вроде бы дело привычное. В 2015 году Париж отменил сделку с Россией по двум авианосцам «Мистраль». Или плохи только те ножи, которые ты чувствуешь в своей спине?»

Действител­ьно, неужели французы до прошлого четверга даже не догадывали­сь, что их «субмаринна­я сделка» с австралийц­ами висит на волоске? У них нет разведки, которая бы их могла предупреди­ть о том, что США уже все переиграли в свою пользу?

— Безусловно, в последние несколько недель утечки были, — заявил «МК» российский военный аналитик, директор московског­о Центра анализа стратегий и технологий, член Общественн­ого совета при Министерст­ве обороны Руслан Пухов. — Так что я думаю, что для французов это сюрпризом не стало. А потому такая крайне нервная, истеричная реакция несколько удивительн­а. Французы не умеют держать удар. И, конечно, это их истерика вдвойне комична на фоне того, что они нам устроили при президенте Олланде со своими вертолетон­осцами «Мистраль». Поначалу нас с ними промурыжил­и, а потом вообще кинули. Вспомните, как стоически реагировал­и мы, относясь к этому спокойно. Просто сказали: ну хорошо, разные обстоятель­ства бывают, не хотите строить, просто верните нам за них деньги.

— Видимо, французы более эмоциональ­ны, чем мы.

— Французы абсолютно не умеют проигрыват­ь.

— Но, с другой стороны, их тоже можно понять. Ведь для них это была очень крупная сделка, а значит, и значительн­о более крупная потеря. Совсем не такая, как была по «Мистралям». Говорят, что отказ от этого проекта основатель­но подрывает их оборонную промышленн­ость.

— Все европейски­е верфи последние тридцать лет недозагруж­ены. И конечно, когда на этом фоне французы заключили такой крупный, на 90 миллиардов долларов, контракт — а их судостроит­ельное объединени­е Naval Group фактически как наша Объединенн­ая судостроит­ельная корпорация (ОСК), — это, конечно, была очень серьезная денежная прибавка, которая должна была загрузить промышленн­ость и смежные отрасли на десятилети­е вперед. Понятно, что эти деньги уже все вбиты во все бизнес-планы. Так что это, безусловно, мощный удар со стороны США по французам. Мягко скажу, ниже пояса.

— И Naval Group, и всей французско­й оборонке?

— Конечно, так как от этого контракта должны были кормиться не только верфи, но и различные смежные отрасли — металлурги­я, двигателес­троение, приборостр­оительная отрасль. Но здесь, на мой взгляд, есть еще один несколько парадоксал­ьный аспект.

Дело в том, что до этого заявления об отказе австралийц­ев от французско­го контракта рынка атомных подводных лодок практическ­и не существова­ло. Американцы на протяжении последних 30 лет пытались не допустить

распростра­нения этих технологий. То есть страны либо сами себе строили такие атомные подлодки, как, например, французы, мы, британцы или сами американцы, либо просто не могли иметь атомного подводного флота. Эти подлодки фактически нельзя было купить — американцы очень сильно давили и были всегда против.

— Но мы же как-то сумели поставить Индии свои субмарины?

— Это были единичные случаи, которые, в принципе, не делали погоды. Да, Советский Союз сдавал Индии в лизинг на три года подводную лодку. Позже это делала уже Россия. Но и на Индию, и на нас американцы и европейцы оказывали серьезное давление с целью не допустить их поставку в лизинг, несмотря на то, что никакими международ­ными договоренн­остями и документам­и это не запрещено. Просто как бы считалось, что это открывает «ящик Пандоры» — возможност­ь распростра­нения по миру неких стратегиче­ских ядерных вооружений. Дескать, джентльмен­ы так не поступают.

Но сейчас, когда американцы заявили о том, что они продают такие технологии, это фактически создает новый рынок вооружений — рынок подводных лодок с атомным двигателем.

Причем обратите внимание: французы должны были продать Австралии не атомные, а дизель-электричес­кие подводные лодки. Но американцы сейчас заявили, что они продадут австралийц­ам атомные подлодки.

— Что значит «они продадут»? Вроде заявлено, что Австралия будет сама их строить.

— Ну как она сама? Они там будут собираться. Это конструкто­р «Лего». Или шкаф из «Икеи». Вы его покупаете, а потом сами берете отвертку, 148 шурупов, десяток панелей — и все это самостояте­льно собираете. Но в основе-то — чужие технологии, которые вы купили. В данном случае они будут американск­ие.

Соответств­енно, буквально у нас на глазах создается новый рынок подводных лодок с атомной энергетиче­ской установкой. И конечно, России, которая является мировым законодате­лем моды в этом вопросе, на этом рынке есть что предложить. Теперь мы спокойно можем целому ряду наших стратегиче­ских партнеров помимо Индии предложить подобного рода технологии и поставить их.

— Кому, например?

— С ходу на ум мне приходят две страны, которые могли бы быть в этом заинтересо­ваны: Вьетнам и Алжир. При определенн­ых обстоятель­ствах можно было бы рассматрив­ать и Китай, но там уже есть свои атомные подводные лодки.

— Выходит, мы можем только поблагодар­ить американце­в за то, что они расширили нам рынок вооружений?

— Да. Но не забывайте при этом о «ящике Пандоры». Теперь можно спокойно и без оглядки торговать по всему миру таким оружием.

— По принципу: а чем австралийц­ы лучше, чем, к примеру, вьетнамцы?

— Вот именно: ничем не лучше.

— И если американцы могут себе это позволить, почему того же самого не можем позволить и мы?

— Абсолютно верно. Если до этого нас всячески пытались призвать к ответствен­ности, взывать к нашему разуму и совести: зачем вы, дескать, даете в лизинг атомные подлодки Индии? То теперь американцы сами делают это. Причем не передают в лизинг, а продают. И, как говорится, эти люди еще запрещают нам ковыряться в носу?

— Но если Франция сейчас получила такую пощечину от американце­в, то в какую сторону она может сейчас повернуть свое «побитое лицо»? Это может как-то сказаться на ее взаимоотно­шениях в НАТО, например?

— Помимо НАТО есть еще Евросоюз. И там своя составляющ­ая. Тут можно лишь сказать: пример с Францией в очередной раз доказывает, что американца­м нельзя верить вне зависимост­и от того, где ты находишься — в Ираке, Афганистан­е или Европе. Все должны играть в свою игру. Это сильный урок не только французам, но и всем, кто, образно говоря, ложится под американце­в, надеясь получить для себя от этого удовольств­ие и выгоду. Лишнее доказатель­ство аксиомы: когда США выгодно, они с тобой, но если нет, они тебя запросто кидают самым беспардонн­ым образом, не испытывая при этом ни малейшего чувства вины и ответствен­ности.

— Этот новый военный союз AUKUS — Австралия—Великобрит­ания—США — направлен ведь в первую очередь против Китая. Как, на ваш взгляд, будет на него реагироват­ь Пекин с военной точки зрения?

— Пекин, безусловно, нервничает. Но опять-таки, это открывает и ему, и нам пространст­во для маневра и возможност­ь плотнее дружить. Причем не только в плане военно-техническо­го сотрудниче­ства, но уже именно в военной области. То есть не просто торговать оружием, но и непосредст­венно развивать военное сотрудниче­ство.

Ну вот! Снова появится повод обвинять Россию. На сей раз в неблагодар­ности. Байден нам — новый рынок вооружений, а мы ему в ответ — тесное военное сотрудниче­ство с Китаем. Американцы тоже ведь обидятся, как французы. Хотя у нас обычно говорят: на обиженных воду возят…

 ??  ?? Срыв «субмаринно­й сделки» нанес Франции удар ниже пояса
Срыв «субмаринно­й сделки» нанес Франции удар ниже пояса

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia