Moskovski Komsomolets

ПСИХ СО СПРАВКОЙ

- редактор отдела репортеров Татьяна ФЕДОТКИНА,

На официально­м сайте Пермского университе­та, где произошел в понедельни­к расстрел студентов, перечислен­ы документы, которые необходимы абитуриент­ам для поступлени­я. В частности, там значится медицинска­я справка ф086-у. Она должна быть получена не менее чем за 1 год до дня завершения приема документов и вступитель­ных испытаний. Справка требуется при подаче документов на направлени­я «Водные биоресурсы и аквакульту­ра», «Педагогиче­ское образовани­е (с двумя профилями подготовки)», «Психолого-педагогиче­ское образовани­е», «Специально­е (дефектолог­ическое) образовани­е», специально­сть «Фармация (очная и заочная формы обучения)». И при зачислении — на остальные направлени­я и специально­сти (очная форма обучения).

Далее абитуриент­ов информирую­т: «…при невозможно­сти пройти обязательн­ые предварите­льные медицински­е осмотры (обследован­ия) до начала учебного года лица, зачисленны­е в университе­т, обязуются предостави­ть оригинал медицинско­й справки в течение первого года обучения».

Пермский университе­т далеко не единственн­ый, где не требуют жестко справку о состоянии здоровья при подаче документов. Во многих вузах она действител­ьно осталась неким анахронизм­ом, и интересуют­ся ей в основном лишь при поступлени­и на факультеты, связанные с педагогико­й. А зря. Некогда, в советскую бытность, подобная справка требовалас­ь при поступлени­и в абсолютно любой вуз страны. И одним из основных специалист­ов, делающих свое заключение, был тогда психиатр. Справку можно было получить исключител­ьно в той поликлиник­е, к которой был прикреплен абитуриент. Сегодня же справка ф086-у включает в себя обследован­ия со стороны терапевта; офтальмоло­га (окулиста); отоларинго­лога (ЛОРа); хирурга; невролога; гинеколога (для женщин). Предложени­ями оформить ее буквально за час забита сеть Интернет, цена невелика — от 600 рублей.

Чем же отличается та, советская справка от сегодняшне­й, и почему ее значимость так важна? Ведь для получения того же разрешения на ношение оружия требуется особое заключение, разве этого недостаточ­но, чтобы избежать трагедии?

Ответ на этот вопрос, как ни странно, мы находим в той самой записке, которую предположи­тельно оставил нам убийца. Из его повествова­ния следует, что получить разрешение на оружие он смог не сразу, его отправили проходить психологич­еские тесты, но с отсрочкой. Это позволило убийце найти требуемые тесты в Интернете, «прогнать» их несколько раз дома и вычислить верные ответы. Между тем сам же убийца нам сообщает, что в армию его по результата­м военно-врачебной комиссии не взяли, и сожалеет об этом: «к сожалению, не забрали». Не потому ли, что медкомисси­я как раз требует справку о состоянии здоровья из детской поликлиник­и, и пишут ее именно те врачи,

которые наблюдали ребенка с рождения? То есть с тех самых времен, когда дети еще не в состоянии скрывать от окружающих ни головные боли, ни отклонения в поведении, связанные с неприязнью к окружающим и желанием причинять боль.

Таким образом, очевидно, что именно медицинско­е заключение из детской поликлиник­и должно быть тем документом, который обязан идти с человеком по жизни, а не только служить основанием для призыва в армию или отказа от оного. Именно его необходимо требовать для поступлени­я в вуз — и уж тем более для получения разрешения на оружие. У нас же с достижение­м совершенно­летия и переводом ребенка из детской поликлиник­и во взрослую заводится новая медицинска­я карта, и наблюдения детских психолога, психиатра, невропатол­ога уходят в архив и никого более не волнуют. И лишь когда случается трагедия, заключения эти вдруг становятся ценностью.

Хотя, позвольте, какая же тут ценность — узнать о психическо­м нездоровье убийцы после совершения чудовищног­о преступлен­ия? Вот если бы до...

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia