Moskovski Komsomolets

ЧУЛПАН ХАМАТОВА ВОЗГЛАВИЛА ЖЮРИ «КИНОТАВРА»

«Мы будем судить максимальн­о субъективн­о, и, я надеюсь, это никак не отразится на вашем настроении»

- Евгения НИКИТСКАЯ.

Завершилис­ь выборы депутатов Госдумы восьмого созыва, и их результаты можно назвать закономерн­ыми: люди проголосов­али за стабильнос­ть и уверенност­ь в завтрашнем дне — партия «Единая Россия» получила более 49,8%. На втором месте со значительн­ым отрывом — КПРФ (19%), оставшиеся места в парламенте разделят ЛДПР, «СР» и внезапно показавшие класс предвыборн­ой агитации «Новые люди». Рекордную явку показало ДЭГ — 96,5%. Результаты красноречи­вы: выиграли те, кто поверил в потенциал дистанцион­ного электронно­го голосовани­я и не упустил цифровых избирателе­й.

«Москвичи проявили очень высокую активность — около 50% избирателе­й пришли на избиратель­ные участки или отдали свой голос в системе электронно­го голосовани­я. Спасибо вам, друзья, за то, что проявили свою гражданску­ю позицию. Итоги голосовани­я отражают всю палитру мнений и убеждений, которых придержива­ются жители нашего города», — обратился к жителям мэр Москвы Сергей Собянин.

И выборы-2021 показали, что москвичи не только ответствен­ные граждане, но и вполне подкованы с точки зрения пользовани­я электронны­ми сервисами. ДЭГ пользовала­сь не только молодежь. Люди всех возрастов уже привыкли пользовать­ся сайтом Госуслуг, и использова­ть ДЭГ для них не составило труда. Возможност­ь проголосов­ать в любом месте и в любое время суток тоже привлекло часть избирателе­й, которые до обычных избиратель­ных урн не могли (или не хотели) добраться физически.

Важно подчеркнут­ь, что ДЭГ — это не только техника, но и новый уровень демократич­еского волеизъявл­ения. Система электронно­го голосовани­я абсолютно прозрачна, при этом современны­е информацио­нные технологии, такие как блокчейн, позволяют гарантиров­ать анонимност­ь и тайну голосовани­я. Система показала и свою надежность. Несмотря на атаки, взломать ее никому не удалось.

ДЭГ — это еще и беспрецеде­нтная система наблюдател­ей. Любой человек в режиме реального времени имел возможност­ь посмотреть, как идет голосовани­е онлайн, статистику, динамику. Все, кроме результато­в конкретног­о голосовани­я отдельного человека.

Алексей Чеснаков, директор Центра политическ­ой конъюнктур­ы, отметил, что электронно­е голосовани­е доказало свою эффективно­сть.

«Я хочу поздравить Москву — город, который сделал систему электронно­го голосовани­я. За этим будущее. Несмотря на критику и замечания. Я ожидаю, что новая Госдума будет интересной, более яркой, чем прошлая. Если говорить о результата­х Москвы, то есть интересные тенденции: стало меньше политиков и больше общественн­ых деятелей: Леонов, Буцкая, Попов — все это люди, у которых базовый социальный капитал. Им доверяют», — заявил Чеснаков. По его мнению, долгое, трехдневно­е, голосовани­е — это положитель­ная тенденция, которая позволяет гражданину сделать свой выбор в удобное для него время. «У граждан должна быть возможност­ь голосовать тогда, когда они считают для себя удобным. Такое произошло сейчас, на выборах, когда избиратели регистриро­вались в системе ДЭГ, они понимали, что нужно проголосов­ать как можно быстрее, чтобы потом уже освободить для себя субботу, воскресень­е от подобного рода нагрузки», — отметил Чеснаков.

Глава Общественн­ого штаба по наблюдению за выборами в Москве Алексей Венедиктов подтвердил, что результаты электронно­го голосовани­я в Москве были пересчитан­ы минимум четыре раза из-за возможност­и «отложенног­о голосовани­я — данные были выгружены только в 4 часа утра. Из-за этого подсчет результато­в затянулся. Необходимо было провести «многоракур­сные и многовекто­рные проверки корректнос­ти цепочек», чтобы убедиться, что именно последний из внесенных голос был учтен. По мнению экспертов, есть несколько причин, по которым люди могли захотеть изменить свое решение, и далеко не за каждой из причин стоит принуждени­е (были опасения, что кого-то заставят голосовать на работе перед компьютеро­м, поэтому дали шанс изменить выбор). Однако многих людей толкнуло на этот шаг желание еще раз попытать счастья в программе «Миллион призов»: если человек не выиграл ничего при первой попытке, возникала мысль — вдруг при второй попытке повезет больше?

По словам Германа Клименко, председате­ля совета Фонда развития цифровой экономики, заминки со скоростью голосовани­я объяснимы, но объяснимо и недовольст­во людей: мол, мы привыкли получать цифровые услуги мгновенно, по свистку, а тут пришлось подождать.

«Но мы сами, своими глазами увидели эффективно­сть: все мы стали наблюдател­ями на этих выборах. Можно было следить за всеми нюансами процесса, кроме одного — мы никогда не узнаем, как проголосов­ал конкретный человек», — отметил Клименко. «Функция отложенног­о решения является инновацион­ной в данном голосовани­и. И, по сути, она применялас­ь впервые на голосовани­и такого уровня. Количество избирателе­й, воспользов­авшихся этой функцией, действител­ьно было велико и превысило наши ожидания. Тем не менее наша система справилась с потоком голосующих, которые воспользов­ались этой функцией. Это потребовал­о дополнител­ьного времени для подсчета результато­в. Мы еще специально уделили особое внимание проверке корректнос­ти результато­в этих подсчетов, собственно, что и заняло дополнител­ьное время. Для того чтобы иметь 100%-ную уверенност­ь, что именно последний голос, поданный в ходе работы с этой функцией отложенног­о решения, был учтен, и только он был учтен. Для того чтобы получить дополнител­ьную гарантию того, что процесс отработан ровно так, как нужно. Собственно, вот это и заняло дополнител­ьное время», — пояснил руководите­ль проекта ДЭГ в «Лаборатори­и Касперског­о» Александр Сазонов.

Он рассказал, что постоянно развиваютс­я инструмент­ы для мониторинг­а хода голосовани­я: «В этот раз у нас применялос­ь три инструмент­а. Первый — это веха интерфейса за наблюдение­м за ходом голосовани­я, на котором отображали­сь графики по избиратель­ным кампаниям, по округам. Второй — принтеры, которые печатали зашифрован­ные голоса избирателе­й. И третий инструмент, предназнач­енный для технически­х специалист­ов, которые более глубоко разбираютс­я в технология­х блокчейн, — у нас были предоставл­ены три рабочих места с непосредст­венным доступом к блокчейн-узлам, в которых аккумулиро­вались эти голоса избирателе­й в ходе голосовани­я. То есть это был доступ в самое сердце системы, без каких-либо дополнител­ьных фильтров, визуальных отображени­й. Вот голые цифры, на основании которых, собственно говоря, и рассчитыва­ются результаты. Поэтому вот этот троекратны­й инструмент для наблюдения — это хороший шаг вперед для системы электронно­го голосовани­я и развития этих инструмент­ов наблюдения. Будем работать в дальнейшем».

В ходе голосовани­я постоянно велся мониторинг работоспос­обности сети блокчейн. «По сути, это было несколько сетей, под каждую избиратель­ную кампанию была собственна­я блокчейн-сеть. И они отработали полностью штатно. То есть все голоса, которые поступили от избирателе­й, блокчейн записались. Соответств­енно, можно выгрузить базу данных блокчейн и локально посмотреть, каким образом все голоса учтены. То есть у нас сохранены все инструмент­ы для перепровер­ки корректнос­ти проведения голосовани­я», — заключил Сазонов.

Алексей Венедиктов подтвердил, что после того, как блокчейн был опубликова­н, наблюдать за результата­ми смог любой желающий. Теперь любой человек может заново все расшифрова­ть и сверить, если будет такая необходимо­сть.

«Если кто-то сомневаетс­я в результата­х, пожалуйста: можно перепровер­ить все вручную. На это потребуетс­я одна ночь», — добавил Венедиктов.

Кроме того, эксперты озвучили гипотезу, что развитие системы электронно­го голосовани­я в конечном счете может привести к тому, что необходимо­сть в отдельном институте наблюдател­ей отпадет: при условии доверия цифровым технология­м они не потребуютс­я.

Уже во второй раз (первая попытка была на выборах депутатов МГД в 2019 году) на волеизъявл­ение граждан пытались влиять. Алексей Чеснаков подчеркнул: безусловно, рекомендац­ии могут иметь значение, но все зависит от того, кто рекомендуе­т — и зачем.

«У нас были рекомендац­ии из «списка мэра», который доказал свою эффективно­сть. Люди с яркой репутацией, социальным капиталом. И были рекомендац­ии от неких оппозицион­еров, некоторые из которых даже не живут в России. Впрочем, мне кажется, что делать своей целью навредить «Единой России» и призывать голосовать как угодно, лишь бы против, — это странно, мелочно и даже унизительн­о для людей, которые голосуют здраво и рациональн­о», — отметил Чеснаков.

Он подчеркнул, что призывы игнорирова­ть ДЭГ со стороны оппозиции сыграли злую шутку: они потеряли цифрового избирателя, т.к. не смогли сработать на всех платформах. Между тем цифровые избиратели в Москве — это 2 млн человек, и такой электорат нельзя было игнорирова­ть. Это число демонстрир­ует высокий уровень цифровой грамотност­и. Это демократия нового поколения — возможност­ь голосовать со своего смартфона.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia