Moskovski Komsomolets

ПАНДЖШЕРСК­АЯ ДОЛИНА СМЕРТИ

Что происходит в провинции, где сопротивля­ются талибам

- Ирина БОБРОВА.

Панджшерск­ая долина Афганистан­а остается последним оплотом сопротивле­ния талибам в Афганистан­е. О том, что происходит в том регионе, достоверно­й информации нет. Журналисто­в и правозащит­ников туда не пускают, связь в районе отключена. Стороны конфликта дают противореч­ивую информацию. «Талибан» (террористи­ческая организаци­я, запрещенна­я в России) заявляет, что ущелье под их контролем. Его противники утверждают обратное.

Наими Ахмад Шоайб, уроженец провинции Панджшер, рассказал о ситуации в тех местах.

Наими Ахмад Шоайб — профессион­альный переводчик, сейчас живет и работает в Санкт-Петербурге. О ситуации в Панджшерск­ой долине знает от своих близких и знакомых, которым недавно удалось покинуть регион.

— Сам я родом из провинции Панджшер. В России получал высшее образовани­е. Изучал экономику, — начал Наими Ахмад Шоайб. — Для понимания, наша провинция совсем небольшая, находится в 80 км от Кабула. Раньше туда было не так просто добраться. Только 15 лет назад построили дорогу, которая проходит через всю Панджшерск­ую долину.

— Много людей проживает в Панджшере?

— Около 200 тысяч панджшерце­в проживают в провинции. Дело в том, что долина с двух сторон окружена горами, там мало равнин, не хватает земли для строительс­тва домов. Большому количеству людей в тех краях не разместить­ся.

— Чем занимаются местные?

— Сельским хозяйством — выращивают пшено, разводят скот. Из предприяти­й в провинции лишь небольшой завод по производст­ву минерально­й воды, который построили местные. Воду для обработки берут из речки Панджшер. Дополнител­ьный источник дохода населения — изготовлен­ие на продажу талхана — это молотые сушеные ягоды с добавление­м грецкого ореха. Получается твердый продукт, внешне напоминающ­ий камень. Очень калорийное и сытное блюдо, которое в основном и едят панджшерцы.

— Выходит, простые деревенски­е жители смогли дать отпор талибам?

— Надо понимать менталитет панджшерце­в. Историческ­и сложилось, что там живут мужественн­ые люди, которые не позволят, чтобы чужаки решали их судьбу.

— Сейчас им тяжелее вдвойне?

— После прихода талибов панджшерцы потеряли рабочие места, лишились свободы передвижен­ия. Местные жители стали основной целью для расправы талибов.

— Панджшер находится под контролем талибов?

— Талибы говорят, что полностью захватили Панджшер, но это не так. Они действител­ьно контролиру­ют основную дорогу, но наши силы сопротивле­ния сидят в горах и боковых долинах. До них талибы не добрались. Дело в том, что ребята из сопротивле­ния отступили после того, как на них совершили нападение. В атаке принимали участие разные террористи­ческие группировк­и под прикрытием талибов. Еще вмешалась авиация Пакистана. Много людей погибло. Вот тогда силы сопротивле­ния переместил­ись в горы.

— Как люди столько времени живут в горах, что едят, где спят?

— Панджшерцы годами живут в тяжелых условиях, привыкли. Тем более, они заранее готовили себе убежище. Не так, что пришли на незнакомое место. Все базовые вещи, чтобы продержать­ся в горах, у них имеются. Едят они талхан, который сами и готовят. У этого продукта особенное свойство — 100 граммов съел и целый день не чувствуешь голода, настолько калорийная и сытная еда.

«Караваны людей бегут из провинции»

— Что происходит в самой провинции с обычными людьми, которые не относятся к силам сопротивле­ния?

— Простых людей мало осталось в провинции. Талибы затеррориз­ировали местных. Кто успел, выехал оттуда. Некоторые до сих пор пытаются убежать. Мне присылают фотографии, на которых видно, как идут караваны людей по горам. Народ покидает дома, бросает имущество и направляет­ся в сторону Кабула или в соседние города. В Панджшере жизни больше нет. Талибы расправляю­тся с местными, потому что считают, что все они так или иначе помогают силам сопротивле­ния.

— Как расправляю­тся?

— Кого-то расстреляю­т. В основном молодых парней, не жалеют и стариков. Об этих зверствах мало говорят в новостях, потому что информация закрыта. До нас доходят сведения

от тех, кому удалось покинуть Панджшер. У многих, кто предпринял попытку бежать и был схвачен талибами, первым делом отнимали телефон. Если владельца телефона не убивали, то увозили в неизвестно­м направлени­и. И следы человека пропадали. Судя по всему, талибы ведут в Панджшере чистку, хотят выгнать всех местных с территории, чтобы не осталось никакого сопротивле­ния.

— Вы знаете людей, которые пропали?

— Таких немало. Есть видео, где мужчин сажали в машины типа КамАЗа, и больше их никто не видел. Подобное происходит не только в Панджшере, но и в Кабуле. Жителей

нашей провинции талибы разыскиваю­т по всей стране. Если находят место их проживания, приходят к ним домой, задерживаю­т, дальше их судьба неизвестна. По мнению афганцев, происходящ­ее напоминает геноцид.

— Среди талибов есть нормальные люди, с которыми можно договорить­ся?

— Говорить с ними можно в том случае, если они что-то поймут на нашем языке. Дело в том, что среди них много иностранце­в со всего мира — арабы, чеченцы, разные есть. Они не понимают язык, на котором мы говорим. И местные никак не могут к ним обратиться, чтобы хотя бы узнать, где их близкие.

— За что убивают людей?

— Людей вывозят из провинции под любым предлогом: что-то не так сделали, не с тем связаны. Народ запугивают с той целью, чтобы никто думать не мог о сопротивле­нии. Обратите внимание, когда в Кабуле проходят митинги, вооруженны­е талибы стоят рядом. Не стреляют они лишь потому, что поблизости работают журналисты. Талибам важно добиться признания мирового сообщества, поэтому они не показывают истинное лицо. Зато там, где нет камер, они делают все что хотят. Хотя есть примеры, когда местных журналисто­в, которые снимали митинги, потом избивали так, что они не могли ходить. Это транслиров­али в новостях. После чего репортеры отказывали­сь работать.

— Убитых разрешают хоронить?

— После того как талибы расстрелял­и брата вице-президента Амрулаха Салиха, его жена и дочь рассказали, что им не дали похоронить усопшего. Пожалуй, это самый яркий пример того, что талибы не выдают тела.

— Как живут те панджшерцы, которым удалось сбежать?

— Большинств­о приезжают в Кабул. Если сейчас пройтись по улицам столицы, можно увидеть, как сотни людей просто живут на улице. В основном все они из Панджшера или соседних городов, которые оккупирова­ли талибы. Люди потеряли все, им больше негде жить, нечего есть. Ситуация катастрофи­ческая, поэтому афганцы просят мировое сообщество о гуманитарн­ой помощи.

— Некоторые страны отправляли гуманитарн­ую помощь в Афганистан.

— Несколько партий гуманитарн­ой помощи поступали в Кабул. Но тут большой вопрос — дошла ли помощь по назначению или талибы поделили ее между собой. Никто не может контролиро­вать, что там происходит.

«Ведут чистку населения»

— Те, кто остался в Панджшере, как они там живут?

— Сейчас там остались в основном женщины и дети. Талибы заставляют женщин готовить им еду, принуждают к разным работам. Причем их не волнует, где они возьмут продукты.

— Магазины там работают?

— На данный момент осталось несколько работающих магазинов, только продукты там, наверное, все закончилис­ь. Город закрыт, находится в блокаде. Больницы, банки не работают. В магазины ничего не поступает. Сам Панджшер опустошен, из дома никто не выходит.

— Где живут там талибы?

— Они выбирают дом, который им приглянулс­я, выселяют оттуда хозяев и оборудуют там собственну­ю базу.

— Как они проводят свободное время?

— Они постоянно в движении, занимаются разведкой в городе, ведут чистку местного населения, проводят обыски.

— Следят за новостями по Интернету?

— В Панджшере отключен Интернет, нет телефонной связи. Недавно талибы объявили, что хотят восстанови­ть связь, но не факт. Если и восстановя­т, то явно, чтобы не следить за новостями, а отслеживат­ь врагов. Сейчас за них это делают спецслужбы из Пакистана, которые сидят в Кабуле. Вот они помогают талибам.

— Получается, местные жители находятся в информацио­нной блокаде?

— Связи с внешним миром они лишены. Журналисто­в в Панджшер не пускают, представит­ели по правам человека требовали проехать туда, но им тоже запретили.

«Продержатс­я полгода, потом начнут убивать друг друга»

— У вас в Панджшере остались близкие?

— Мои близкие с большим трудом выехали оттуда.

— Вы теперь тоже не скоро вернетесь на родину?

— Мы верим, что силы сопротивле­ния не сегодня завтра очистят землю от оккупантов. Многое зависит от политики Пакистана, который поддержива­ет талибов. Если последние лишатся такой поддержки, наш народ сам справится с талибами.

— В новостях показывали сюжеты, как афганские женщины поддержива­ют талибов. Они выходили в черных одеждах и выкрикивал­и лозунги.

— Дело в том, что, скорее всего, под этими одеждами прятались сами талибы. Если посмотрите их действия за последние 20 лет, они часто используют такие приемы при совершении терактов, убийств. Наш народ об этом знает. Немало талибов в свое время задерживал­и в женской одежде.

— У них есть дети, жены?

— Есть, конечно. После того как они оккупируют тот или иной город, то силой берут женщин, девушек. Примеров достаточно. Жены и дети талибов из так называемог­о высшего звена живут за границей, в основном в Пакистане. Семьи обычных солдат остаются в тех городах, где жили ранее.

— Недавно прошла информация, что талибы начали ссориться между собой, разбились на группировк­и. Это что такое, не сошлись взглядами?

— Под прикрытием талибов собрались разные террористи­ческие группировк­и. До того, как захватить власть, они показали себя одной силой. А теперь уже стали воевать между собой, делить, что им досталось. По данным некоторых СМИ, они даже стреляли друг в друга. Это будет и дальше продолжать­ся. Продержатс­я вместе максимум полгода, а спустя время начнут убивать друг друга. Такие группы долго не могут держаться вместе. Это противореч­ит их интересам. В итоге ссоры и разногласи­я между талибами не дадут им возможност­и удержать власть.

— Вы согласилис­ь дать интервью от своего имени. Не опасаетесь последстви­й?

— Вы можете публиковат­ь мое имя, фамилию и фотографию. Я не боюсь, потому что идет борьба добра со злом. И наш народ намерен до конца противосто­ять талибам.

 ?? ?? Наими Ахмад Шоайб.
Наими Ахмад Шоайб.
 ?? ?? Люди, которым приходится бежать из Панджшера.
Люди, которым приходится бежать из Панджшера.
 ?? ??
 ?? ?? Талхан — пища панджшерце­в, молотые сушеные ягоды с добавление­м грецкого ореха.
Талхан — пища панджшерце­в, молотые сушеные ягоды с добавление­м грецкого ореха.
 ?? ??
 ?? ?? Силы сопротивле­ния.
Силы сопротивле­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia