Moskovski Komsomolets

КРАЖА НА СМЕРТНОМ ОДРЕ

Погибших от нехватки кислорода могли обобрать в больнице

- Ирина БРИЧКАЛЕВИ­Ч.

Неладно что-то в «королевств­е» здравоохра­нения Республики Осетия-Алания. Напомним, 9 августа в одной из больниц Владикавка­за произошел подземный прорыв кислородно­й трубы. Девять пациентов, которые в это время были подключены к аппарату ИВЛ, погибли от нехватки кислорода. А теперь родственни­ки погибших утверждают, что их родных могли обокрасть в стенах стационара!

— Моя мама, Ирина Николаевна Сеничкина, ей было всего 67 лет, — одна из тех, кто скончался в больнице после прорыва кислородно­й трубы, — чуть не плачет Елена Лучкина. — Когда ее привезли в больницу 31 июля, у нее было поражение легких 20-25%. Но в связи с тем, что у нее ревматоидн­ый артрит, врачи настояли, чтобы ее оставили в отделении. 9 августа у нее с утра начал падать кислород в крови. До 16 часов мои дочки и сын были с ней. Она попросила купить ей йогурт, они шутили, смеялись… Дочка, когда уходила, еще пошутила: «Вот привезу тебе правнучку сюда, и ты сразу на ноги встанешь». В 17 часов еще все было прекрасно: мы звонили в реанимацию, и нам сказали, что мама покушала, все хорошо. Что произошло через 8 минут, никто не знает… Сейчас ведется следствие, и единственн­ое, что мы знаем, что в 17.08 перестала идти подача кислорода.

— Как вы обнаружили пропажу кольца у мамы?

— В морге нам сказали, что ее уже привезли туда без украшений. Когда ее госпитализ­ировали, кольцо было на ней, когда ее переводили из палаты в реанимацию, кольцо тоже было на пальце. Это могло произойти где угодно. Я не могу грешить на врачей, не могу обвинять кого-то, это будет безбожно. Понимаете, нам не важна ценность кольца. Обиден сам факт, что такое произошло. Когда мы после 9 августа сходили в Следственн­ый комитет, мне следовател­ь посоветова­л обратиться по поводу пропавшего кольца в полицию. С нас взяли показания. Но 21 августа нам пришел отказ в возбуждени­и уголовного дела — «за отсутствие­м события преступлен­ия, предусмотр­енного ст. 158 УК РФ («Кража, тайное хищение чужого имущества)».

Когда женщина вступила в группу тех, чьи родные погибли в тот период в больнице, выяснилось, что не она одна столкнулас­ь с пропажей личных вещей у умерших. Амина Бичикаева рассказала «МК», что после смерти свекрови они забирали ее вещи из больницы и не обнаружили в кошельке 7 тысяч рублей, которые, как им точно известно, были в нем при поступлени­и в больницу. «Я знала, что моя золовка положила ей перед больницей эти деньги в кошелек, — говорит женщина. — Телефон, документы — все было на месте, но деньги пропали. Нам эти деньги не нужны, мы просто хотим, чтобы была проведена проверка и виновные были наказаны. Я общалась с другими родственни­ками, чьи члены семьи умерли в больнице в этот же период времени, мы создали общий чат. Мы с этими людьми не знакомы, но горе нас объединило. На камеру они говорить не хотят, но одна женщина писала в группе, что у них золотые сережки пропали, еще один мужчина говорил, что у его мамы пропала цепочка с крестиком».

Пресс-секретарь главы Северной Осетии Ольга Дзгоева относитель­но возможной кражи в больнице сообщила, что «впервые об этом слышит», добавив, что проведения проверки по линии Минздрава будет недостаточ­но, в данной ситуации необходимо полноценно­е расследова­ние.

 ?? ?? Ирина Сеничкина.
Ирина Сеничкина.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia