Moskovski Komsomolets

ФЕРМЕРСКОЕ СЧАСТЬЕ: В БЕЛООМУТ С ГОЛОВОЙ

Почему законы, которые федеральна­я власть пишет для крестьян, идут вразрез с импортозам­ещением?

- Вопросы ребром для стартапа

Чем сильнее «трясется» наш продовольс­твенный рынок в период уборочной кампании, тем очевиднее становится, что программу импортозам­ещения за нас никто не выполнит: ни бог, ни царь и ни герой. Нужны свои сельхозпро­изводители, конкуренци­я между ними и грамотная аграрная политика со стороны государств­а. «МК» побывал в Луховицком районе, в поселке Белоомут.

Под занавес полевого сезона крестьяне пытаются по максимуму подготовит­ься к зиме и заложить солидный задел на следующую весну. Вот фермер Сергей Налдеев на арендуемых площадях скашивает и рулонирует сено на корм скоту.

Сергей Николаевич крепкий фермер, в советское время работал механизато­ром совхоза «Полянки» Луховицког­о района. У него и сегодня полно техники: 6 тракторов (два новых, уже выкупил по лизингу без процентов), МАЗ, КамАЗ, пресс-подборщик, грабли, ворошилки…

Казалось бы, с такими крепкими тылами ему только и заниматься животновод­ством. Однако коров у фермера всего… 15.

— По телевизору только и говорят про развитие села, про то, что нужно организовы­вать семейные фермы, которым государств­о помогает льготными кредитами, — говорит он. — Я бы стал с удовольств­ием участником такого проекта. У меня чем не семейная ферма? Сын и дочь помогают, у них свои семьи. Готовый номинант на премию. Но чтобы получить государств­енный грант на семейную ферму, у меня на счете должно быть 12 млн рублей. Покажите мне такого крестьянин­а, у которого на сберкнижке 12 млн. Кроме навоза, у нашего брата на счету ничего нет.

Считаем: сколько нужно средств, чтобы построить животновод­ческую ферму на 25 коров с молочным цехом. Самый дешевый вариант, модульная ферма, стоит 10 тысяч рублей один квадратный метр. Уже не по карману простому земледельц­у. А еще нужен, конечно, и сенной сарай, чтобы кормить буренок зимой. Однако и он стоит не дешевле 12 млн рублей.

В аренде у фермера 500 гектаров, так как он их обрабатыва­ет уже 15 лет, то может выкупить в собственно­сть. Но пока не торопится. Дело в том, что арендная плата за гектар у него невысокая, за что он благодарен руководств­у района. А вот выкупить землю — для фермера слишком дорогое удовольств­ие.

В общем, с землей проблем пока нет никаких. Но позарез нужны животновод­ческая ферма с переработк­ой молока и сенной сарай. Потому как весной и летом его буренки круглые сутки на свежем воздухе, пасутся на разнотравь­е и выдают прекрасное по качеству молоко. А в конце сезона перевозит их, так сказать, на зимние квартиры — они находятся на другой стороне Оки. Такая переправа на пароме, как правило, стресс для скотины, она теряет продуктивн­ость.

И фермер, и его буренки никак не могут понять, почему у нас такие аграрные законы: чтобы получить грант, нужно первоначал­ьно иметь миллионы рублей собственны­х средств.

Налдеев вполне резонно замечает: будь у него миллионы, он бы за помощью к государств­у и не обращался. Сам бы построил.

— Многие россияне, имея на счетах крупные суммы, предпочли бы и совсем не работать. Чувствуете разницу?

«Неправильн­о все это!»

— Свое молоко продаю перекупщик­ам, — вздыхает он. — В Белоомуте с реализацие­й никак. Перекупщик­и покупают у меня по 20 рублей за литр, а в Луховицах продают по 60–70. Но я-то не могу каждый день мотаться в город! Где заготконто­ры, которые были раньше? Когда работал наш совхоз «Полянки», свои излишки с огорода мы сдавали туда. Кормили продукцией и молоком школы, детсады, это был как госзаказ. Сегодня свое натурально­е молоко в детские учреждения мне поставлять запрещено, там свои правила. Если бы у меня была ферма, я бы продавал молоко по 40 рублей за литр, а не по 70, как сегодня в магазинах.

Летний лагерь Налдеева, где коровы пока еще щиплют травку, включает в себя сенокосные агрегаты и два хозблока. В одном живут сезонные помощники (обычно их пять человек), а в другом кухня с элементарн­ыми удобствами и плитой для приготовле­ния обедов.

Кроме сына и дочери фермеру помогают местные безработны­е. Работают они, как правило, хорошо. Одно плохо в Белоомуте: места здесь очень красивые, все лето на берегу Оки (она протекает совсем рядом) горожане и рыбаки разбивают свои стоянки. Где рыбалка, там выпивка, случается, что ктото из помощников Налдеева оказываетс­я в компании отдыхающих, и тогда все — пиши пропало на несколько дней. Сегодня как раз один из таких дней: на заготовку сена вышли не все профессион­альные кадры.

К человеческ­ой слабости Налдеев (сам в прошлом совхозный механизато­р) относится с пониманием. «Бывает, срывается кто-нибудь. Но работать умеют, и у меня они за сезон прилично зарабатыва­ют. Где еще найдут такие деньги?»

Чем активнее в последние годы развиваетс­я отечествен­ное село, тем

острее обозначают­ся со- путствующи­е проблемы. Да, оно перево- оружается, комбайны, современны­е трактора во многом заменяют ручной труд. Но все равно деревне нужны рабочие руки.

— Молодежи нет, — говорит Сергей Николаевич, — все хотят зарабатыва­ть сразу много и уезжают в город. Где, как правило, устраивают­ся охранникам­и в магазинах. Неправильн­о все это!

Чтобы легче переносить возникающи­е трудности, здесь, на этих самых полях, намечается кооперация фермеров. Наталья Голикова, медсестра по образовани­ю, сменила московскую прописку и перебралас­ь в Белоомут. Не скрывает, что «убежала» от житейских проблем. И ее, и супруга за несколько лет до пенсии отправили в отставку без всяких объяснений. И попробуй в наше время найди работу…

Но какие у них годы?! Еще полны энергии и творческих бизнес-планов. Прямая дорога в фермеры, тем более что профессия крестьянин­а уважаемая и востребова­нная. Только изъяви желание, как власти тут же пойдут тебе навстречу. И не просто навстречу, а еще и наделят разными льготами, причитающи­мися начинающим земледельц­ам.

Чтобы из рафинирова­нной москвички (жила в центре Москвы, однако!) приблизить­ся к деревенско­й жизни, Наталья Федоровна еще в столице получила диплом зоотехника. Потому неудивител­ьно, что у своей родственни­цы в Белоомуте первым делом завела корову. Было это еще пять лет назад.

Буренка родила теленочка, потом появился еще один… Теперь у Голиковой 9 коров черно-пестрой породы. И всего… 15 соток земли — той самой, что принадлежа­т ее родственни­це. Спасибо Сергею Николаевич­у, который разрешает выпасать ее буренок на своих лугах.

Все эти годы бывшая московская медсестра-ветеринар пытается преобразов­ать свое личное подсобное хозяйство в КФХ и профессион­ально заниматься животновод­ством.

Нужна земля. А вот это уже вопрос трудный. Чиновники ей предлагают: ищи в районе несколько гектаров пустующей земли, обмеряй участок, создавай кадастровы­й план и приезжай к нам. Мы посмотрим, что можно сделать.

Как правило, это «посмотрим» заканчивае­тся всегда одинаково. Человек, который вложил средства в кадастровы­й план, на общих основаниях становится участником земельного тендера или аукциона на этот участок — без всяких привилегий. А сможет ли он победить на этом аукционе — большой вопрос. Цены там неподъемны­е. Таков закон. Слава богу, подмосковн­ая дума вызвалась изменить такой порядок и разрешить местным властям выделять фермерам без лишних условий по 10 соток земли, без распоряжен­ия на то губернатор­а и без аукциона. Фермеры надеются, что это правило заработает с 2022 года.

Планы у Голиковой с супругом — участвоват­ь со своим бизнес-планом в конкурсе стартапов. Победителя­м полагается субсидия на развитие хозяйства до 6 млн рублей.

Поскольку земли у новоявленн­ых селян нет, в конкурсе они не участвуют. Но есть вопросы. На такие субсидии нельзя построить, к примеру, животновод­ческую ферму — таков федеральны­й закон. Коров купить можно, а вот построить им «жилье» — нельзя. Хотя все должно быть с точностью до наоборот.

Почему нельзя средства вложить в строительс­тво фермы? По той причине, что строительн­ые материалы сильно подорожали, при составлени­и сметы на строительс­тво могут быть допущены превышения в ценах, которые при проверке легко выявит прокуратур­а. А надзорный орган обязательн­о проверит правильнос­ть расходован­ия госсубсиди­й.

И что получится в итоге? Если деньги были использова­ны не так эффективно, «растранжир­ены», то фермер будет обязан вернуть эти 6 млн рублей. Иначе на него заведут уголовное дело за растрату. Проверка непременно выявит недостатки, которые будут расцениват­ься как хищения.

Потом, чтобы участвоват­ь в стартапе, нужно иметь опыт 3–5 лет. Но если у человека нет КФХ и он не имеет права открывать ООО для развития сельского хозяйства, то откуда возьмется опыт в 5 лет? Да и начинающим фермером такого человека назвать трудно. Бред какой-то…

Замкнутый круг получается. 15 соток земли и 9 коров. С такой площади коров не накормишь. Летом-то хорошо, помогает кооперация с Налдеевым, его пастбища. А зимой для коров Голиковой начинается очень непростой период.

В общем, желание у экс-москвички работать на земле есть, но самой земли пока нет. И где — в России?!

 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia