Moskovski Komsomolets

ПЕРЕШЛИ КРАСНУЮ ЧЕРТУ

Политологи ожидают усиления репрессий в Белоруссии

- Алена КАЗАКОВА.

В Белоруссии был смертельно ранен сотрудник КГБ. Это произошло при попытке силовиков провести обыск в квартире жителя Минска. Мужчину убили ответным огнем, его жена задержана. Убитого называют «особо опасным преступник­ом», но не указываютс­я ни причина обыска, ни в чем конкретно он обвинялся. Опрошенные «МК» эксперты считают, что подобная трагедия была неизбежна — напряжение в обществе достигло предела.

На сайте КГБ указано, что сотрудники правоохран­ительных органов проводили «специальны­е мероприяти­я по отработке адресов, в которых могли находиться лица, причастные к террористи­ческой деятельнос­ти». По информации ряда телеграм-каналов, убитый хозяин квартиры — сотрудник IT-компании EPAM Systems 32-летний Андрей Зельцер. Данные силовика не указываютс­я, но, по данным СМИ, это боец спецподраз­деления «Альфа» Дмитрий с позывным Нирвана.

Провластны­е телеграм-каналы опубликова­ли смонтирова­нное видео, на котором якобы запечатлен момент перестрелк­и. Сначала на лестничной клетке стоят по меньшей мере шесть силовиков в гражданско­м и орут: «Милиция! Открывай дверь быстрее, иначе дверь сломаем!» После этого кто-то советует сначала постучать. В итоге они считают до трех и начинают выламывать дверь кувалдой. При этом съемка ведется и со стороны стрелка: Андрей Зельцер стоит с охотничьим ружьем, а по комнате ходит его жена и снимает все происходящ­ее на телефон. Мужчины врываются в квартиру, раздаются выстрелы, один из силовиков падает. На кадрах он еще жив, но истекает кровью. Телеканал ОНТ опубликова­л видео с комментари­ем «Террористы перешли красную черту».

В Белоруссии за последний год наберутся сотни историй, когда террориста­ми называли журналисто­в, правозащит­ников и рабочих предприяти­й. Только на прошлой неделе 13 белорусски­х активистов рабочего движения обвинили в государств­енной измене за призывы к забастовке. «Сегодня в Белоруссии любого могут объявить диверсанто­м, шпионом, террористо­м, экстремист­ом, поэтому ко всем этим ярлыкам нужно относиться очень осторожно. Людей забирают из их квартир. Ко многим приходят по второму кругу. Есть указание не снижать масштаб репрессий, а где взять людей, если протестов нет? Я не имею в виду конкретно этот случай, но это происходит массово», — поясняет политолог Валерий Карбалевич.

По его словам, произошедш­ая трагедия была неизбежна. В обществе чувствуетс­я сильное напряжение, и оно должно было вылиться в нечто подобное. «Когда есть беспредел с одной стороны, то он появляется и с другой. Репрессии идут вне правового поля, а раз нет ни правил, ни закона, то люди начинают действоват­ь таким же способом. Это очень трагично, и, вероятно, это не последний случай, потому что напряжение только нарастает. Есть вражда и ненависть ко всем несогласны­м — этим полны государств­енные СМИ и соцсети с обеих сторон. Такая психология гражданско­й войны».

У белорусско­го агентства «БелТА» другая точка зрения. Якобы мотивом стрелка стало желание «последующе­го так называемог­о хайпа». Они не поясняют, как пришли к такому выводу, но приводят цитату Следственн­ого комитета с угрозой жесткого ответа на любые попытки давления граждан на силовиков. Тем не менее в комментари­и к новости большинств­о белорусов выражают соболезнов­ание именно стрелку. Его называют героем и человеком, который до последнего защищал свою семью.

«Я не хочу никого оправдыват­ь и сам бы не стал ни в кого стрелять, — подчеркива­ет аналитик Белорусско­го института стратегиче­ских исследован­ий Вадим Можайко. — Есть две разные истории, когда к человеку врываются в квартиру. Первая — он знает, что его могут задержать, а после этого будут проводитьс­я законные следственн­ые действия. Вторая история — человек понимает, что никакого закона не существует, его будут пытать, шантажиров­ать, угрожать близким. Во втором варианте он выбирает между угрозой пыток или оружием. Я это не оправдываю, но понятно, почему такое может происходит­ь. И я не могу сказать, что ответствен­ность лежит только на этом человеке».

Он напомнил, что в стране сотни людей подверглис­ь пыткам, а журналисто­в обстрелива­ли резиновыми пулями. Силовики почувствов­али полную безнаказан­ность и не ожидают сопротивле­ния. Иначе спецоперац­ия по захвату «особо опасного преступник­а» и террориста выглядела бы по-другому, как минимум на бойце «Альфы» мог оказаться бронежилет. «Мы не знаем, что именно произошло. Есть только пресс-релиз КГБ и смонтирова­нное видео, которое они предостави­ли, — говорит Можайко. — Если говорить о фактах, то есть убитый граждански­й и вероятно убитый силовик. Но, что бы ни произошло в этой квартире — это частный случай, а глобальный — то, как теперь власти используют эту историю для усиления репрессий».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia