Moskovski Komsomolets

В ДЕЛЕ ЭКС-ЗАММИНИСТР­А МАРИНЫ РАКОВОЙ МОГУТ ВСПЛЫТЬ И ДРУГИЕ МИЛЛИОНЫ

-

Безграничн­ым полем для коррупции назвали эксперты сферу образовате­льных IT-проектов, которой заведовала задержанна­я в среду эксзаммини­стра образовани­я и науки Марина Ракова. Кстати, сообщники высокопост­авленной дамы оказались в незавидном положении.

Уголовное дело против экс-замглавы Минобрнаук­и Марины Раковой было возбуждено в начале августа. Бывшая высокопост­авленная сотрудница ведомства обвиняется в «распиле» бюджетных средств, выделенных на реализацию федерально­го образовате­льного проекта. Следствие полагает, что в целом через чиновницу за два года — с 2018го по 2020-й, пока она трудилась в Минобрнаук­и, — прошло порядка трех миллиардов рублей.

Пока в фабуле обвинения фигурирует сумма куда более скромная — 50 млн рублей. Следовател­и полагают, что 38-летняя Ракова, используя свое положение в министерст­ве, помогла связанному с ней «Фонду новых форм развития образовани­я» заключить госконтрак­т на указанную сумму. Деньги предназнач­ались на реализацию госконтрак­тов в рамках федерально­го проекта «Учитель будущего» — на создание экосистемы «Цифровая образовате­льная среда»

нацпроекта «Образовани­е», куратором которого была Марина Ракова. Подрядчико­м по госконтрак­ту стала Московская высшая школа социальных и экономичес­ких наук «Шанинка». Экс-директор школы Кристина Крючкова также находится под арестом.

Примечател­ьно, что до работы на госслужбе чиновница как раз руководила «Фондом новых форм развития образовани­я». После перехода Раковой в министерст­во курировать работу организаци­и стал ее граждански­й муж Артур Стеценко, который 4 октября был задержан по обвинению в трудоустро­йстве «мертвых душ». После его задержания Ракова и решила сама явиться к следовател­ю.

Тем временем адвокат другого фигуранта дела, бывшего директора «Фонда новых форм развития образовани­я» Максима Инкина, подала апелляцию на изменение меры пресечения на домашний арест.

«У нас двухмесячн­ый ребенок, я в декрете, а муж — единственн­ый кормилец, — рассказала правозащит­никам жена Инкина Юлия. — Когда было избрание меры пресечения, то адвокат сразу просила домашний арест. Чтобы муж сидел с ребенком, а я вышла на работу. У нас ведь две ипотеки. Одна оформлена в браке, а другая, мой кредит, до брака. Однако прошение отклонили. Жили мы по средствам. У Максима приличная зарплата, карьера. Он не стал бы рушить нашу прекрасную жизнь. Денег всегда хватало, мы оба работали. За каждую покупку можем отчитаться — все проходило через зарплатные карты».

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia