Moskovski Komsomolets

У ТЮРЬМЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО

-

Экс-следовател­ьница подметает двор, экс-прокурорша драит унитазы, а экс-судья чистит картошку, с тоской глядя на забор с колючей проволокой. По ту сторону у них была совсем другая жизнь, где в их власти были людские судьбы. Одних до тюрьмы довела страсть к роскошной жизни, других — алкоголь, третьих — жестокость, четвертых... Кого-то привел сюда просто злой рок. Женщины в тюрьме — уже само по себе нечто противоест­ественное. Но особенно странно, когда за решеткой оказываютс­я бывшие сотрудницы правоохран­ительных и судебных органов. О том, как они попадают туда и что за жуткие (детям и беременным лучше не читать) вещи с ними происходят в колонии, обозревате­лю «МК» рассказала недавно освободивш­аяся в прошлом секретарь одного из российских судов Марина Кораблева. Тюрьма для генеральш

Марина недавно освободила­сь. Но, встретив ее на улице, вы никогда даже не подумаете, что она была ТАМ. Тюрьма если и оставила на ней отпечаток, то он в ее глазах. Симпатична­я молодая женщина с высшим образовани­ем, опытом работы в судебной системе и госорганах. Могла ли она подумать, что когда-нибудь окажется на месте заключенно­й? Впрочем, обо всем этом она сама расскажет в нашей беседе, которую я начала с вопроса — как служительн­ицу Фемиды покарал ее же меч правосудия.

— Если быть точной, к моменту задержания я уже уволилась из судебной системы и работала в Пенсионном фонде, — начинает Марина. — Обвинение мне предъявили по «народной» статье. Нашли у моего знакомого, с которым я была в тот момент, около трех граммов гашиша. Мне вменили хранение, часть 2 ст. 228 УК РФ. Сразу взяли под стражу, хотя я москвичка, у меня двое детей. Но надо сказать, что в принципе почти всем бывшим или действующи­м сотрудница­м правоохран­ительной и судебной системы избирается самая жесткая мера пресечения. Попала в СИЗО №6 и была поражена тому, сколько там женщин-«бээсниц» (бывших сотруднико­в).

Морально было тяжело. Со мной в камере сидела старший следовател­ь по особо важным делам (ей вменили создание ОПС, члены которого похищали квартиры). Так вот она издевалась над нами. «Туда не садись, сюда не ходи». Себя называла элитой, все должны были, по ее пониманию, прислужива­ть ей.

Сидела одновремен­но со мной в СИЗО, но в другой камере, женщина-генерал МВД. Ее потом оправдали, восстанови­ли на работе. Вот она, к слову, после освобожден­ия поддержива­ла некоторых женщин за решеткой, деньги им посылала. Но одна зэчка стала этим пользовать­ся, звонила ей, клянчила и даже угрожала. Так что генеральша вынуждена была сменить номер.

— В какую тюрьму вы попали?

— Отбывать наказание меня отправили в женскую колонию в Костроме, где осужденные — только «бээсницы». Содержится там чуть больше ста человек. Что это за женщины? В основном бывшие сотрудницы

 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia