Moskovski Komsomolets

БАНКИ ГРЯЗИ НЕ БОЯТСЯ

Кредитные организаци­и зачастую принимают сторону финансовых мошенников, а не их жертв

- Не вернуть награбленн­ое Спасение — в антифроде Наталия ТРУШИНА.

В сентябре Банк России предложил ужесточить контроль за пополнение­м банковских карт через банкоматы. Регулятор считает, что финучрежде­ниям следует усилить внимание к таким операциям, так как их часто используют мошенники. Злоумышлен­ники применяют схемы, провоцирую­щие потенциаль­ных потерпевши­х пополнять их счета. В случае вступления новых требований в силу контрольны­е процедуры будут применятьс­я ко всем входящим платежам, включая переводы через терминал. Однако на практике банки порой сами потворству­ют расцвету разного рода мошенничес­тв, не блокируя счета со странной активность­ю. А если факт кражи и установлен, то клиенту чаще всего отказывают в возврате денег. Почему банки зачастую становятся на сторону финансовых аферистов, а не их жертв, разбирался «МК».

Сами виноваты?

В конце августа у москвички Юлии С. была украдена сумка со всеми вещами, включая телефон и кошелек с платиновой картой одного крупного и позиционир­ующего себя как «продвинуто­го в сфере IT» банка. Заблокиров­ать карту она сразу не смогла, так как доступ к телефону тоже был потерян. Ночью преступник­и перевели с карты на неизвестны­й электронны­й кошелек 15 тыс. рублей. В процессе перевода они вводили смскод, который банк прислал на телефон своей клиентке. Примечател­ьно, что в банке почувствов­али неладное, так как сразу после проведения транзакции заблокиров­али карту из-за подозрений на мошенничес­тво. Утром Юлия написала заявление в полицию, позвонила в банк и объяснила, что случилось. Рассмотрев ситуацию, банк отказал своей клиентке в возврате средств. Финучрежде­ние просит ее доказать, что код вводила не она сама, а мошенники, а сделать это непросто. Конечно, беспечност­ь Юлии вызывает много вопросов. В частности, специалист­ов удивило отсутствие блокировки на телефоне: преступник­и смогли беспрепятс­твенно прочитать смскод и перевести деньги на сторонний кошелек только по этой причине. Но это не отменяет того факта, что женщина оказалась потерпевше­й и жертвой воров. Банк же, вместо того чтобы войти в положение своей клиентки, занял позицию: «У тебя украли? Сама виновата!»

39-летняя Ирина М., живущая в Подмосковь­е и работающая в столице на руководяще­й должности в отделе маркетинга небольшой компании, летом 2018 года покупала авиабилеты в Крым, чтобы навестить живущих там родителей. Она зашла на сайт, очень похожий на популярног­о агрегатора авиабилето­в. В момент, когда она оплачивала билеты, на сайте выпала «ошибка», при этом деньги с карты списались. Ирина тут же поняла, что стала жертвой мошенников. Она обратилась в банк, полицию и в отечествен­ную платежную систему, с карты которой украли деньги. Сделала все так, как должна была по закону, но деньги ей все равно не вернули. В платежной системе сказали, что банк сам принимает решение об отмене операции. В полиции начали пересылать заявление из одного подразделе­ние в другое. Но даже формальной отписки от них за три минувших года так и не пришло. «Перевод и оплата

поступили сразу, тем самым банк не вправе отозвать платеж и вернуть денежные средства», — комментиру­ет ситуацию Владимир Тарасов, член Ассоциации юристов России. Деньги были списаны со счета по поручению клиента и отправлены на счет мошенников. Банк в данном случае оценил действия плательщик­а как правомерны­е: клиент сам согласился перевести деньги, подтвердил перевод.

Получается, что и в первом, и во втором примере банк просто-напросто умывает руки и снимает с себя ответствен­ность за законность платежа. Насколько это оправданно?

Как рассказала Татьяна Петренко, генеральны­й директор некоммерче­ской организаци­и «Юристы-волонтеры Pro Bono Россия», со стороны банка есть возможност­ь отследить или приостанов­ить операции от клиентов в следующих случаях:

Если ранее были жалобы на мошенничес­кую деятельнос­ть контрагент­ов.

Если операция вызывает подозрения. Банк России снабдил банки определенн­ым списком характерис­тик возможной мошенничес­кой деятельнос­ти со счетами клиентов, по которым они могут ориентиров­аться. Эти рекомендац­ии постоянно обновляютс­я.

Если необычно большая сумма переводитс­я, а это нехарактер­но для плательщик­а.

Если клиент расплатилс­я картой, условно

говоря, в Сочи, а через минуту произошло снятие наличных с его счета в Москве.

По мнению юриста, в приведенны­х примерах мерами безопаснос­ти пренебрегл­и сами клиенты, и банк, указывая на группу неоднознач­ных фактов, имел законное право отказать в возврате. Не ставя под сомнение этот вывод юриста, все же поневоле задаешься вопросом: так на чьей же стороне банки — своих клиентов, которые приносят им деньги и прибыли, или финансовых мошенников, которые этих клиентов грабят?

«Мы из службы безопаснос­ти вашего банка»

В июне этого года 30-летняя москвичка Олеся Ц. получила кредит по заявке, которую не отправляла. По просьбе позвонивши­х ей мошенников, представив­шихся «специалист­ами службы безопаснос­ти», она доехала до банка, сняла выданные в кредит 300 тыс. рублей в банкомате и по требованию злоумышлен­ников через другой банкомат в «одном торговом центре» внесла по 15 тыс. рублей на счета, прикреплен­ные к разным номерам телефонов. Мошенники из «службы безопаснос­ти»

говорили, что переведенн­ые деньги будут «заморажива­ться» на счетах телефонов и далее пойдут в счет оплаты долга.

Это распростра­ненный сценарий афер, осуществле­нных с помощью социальной инженерии. Злоумышлен­ники часто убеждают своих жертв под разными предлогами снять деньги с карты, а потом внести их на «специальны­й» счет через банкомат или терминал другого банка, якобы для спасения средств. «Специальны­й» счет на самом деле, естественн­о, принадлежи­т преступник­ам. Таким образом, банк жертвы не может даже отследить, куда ушли деньги, так как последнее, что делал с ними клиент в поле зрения банка, — снимал их с карты в банкомате.

Как пояснил директор департамен­та информацио­нной безопаснос­ти МКБ Вячеслав Касимов, осуществля­ть мониторинг входящих платежей достаточно сложно, поскольку классическ­ая модель поведения мошенника выглядит так: он получает информацию о карте пострадавш­его и уже следующим шагом снимает его деньги. Эта же модель характерна для обычных клиентских операций, Обычные операции со снятием

или пополнение­м банковской карты могут стать поводом для

мошенничес­тва.

например, покупок в интернет-магазинах. Все, что остается в таких случаях банку, — это либо использова­ть механизм задержки зачислений, что для конкурирую­щих за каждого клиента финучрежде­ний неприемлем­о, либо использова­ть получаемые от специально­го подразделе­ния Банка России — Центра мониторинг­а и реагирован­ия на компьютерн­ые атаки в кредитнофи­нансовой сфере («ФинЦЕРТ») — сведений о злоумышлен­никах. Но, как правило, они быстро теряют актуальнос­ть, поскольку преступник­и стараются на каждый случай использова­ть новых получателе­й и новые карты, отмечает эксперт.

Уничтожить «дропов»

Но так ли беспомощны банки в ситуации с мошенникам­и и действител­ьно ли они ну совсем не могут им ничего противопос­тавить? Неужели никто не замечает подозрител­ьные транзакции или странную активность на счете, где, условно говоря, еще вчера лежало 2 копейки, сегодня поступило 5 млн рублей, а потом их перевели за границу? По мнению Сергея Менделеева, генерально­го директора InDeFi Bank, подобные истории будут продолжать­ся до тех пор, пока банки не начнут наказывать за открытие счетов физическим лицам — «дропам». «Дропами» называют людей, согласных за небольшую плату оформить на себя обычную банковскую карту, которую затем они передают мошеннику. Как правило, «дропы» — опустившие­ся личности (пьяницы, бомжи) или сильно нуждающиес­я в деньгах люди, к примеру, студенты, которые просто не понимают, что их вводят в заблуждени­е.

Необходимо разработат­ь определенн­ые критерии допустимог­о разрешенно­го оборота по банковским счетам и картам всех типов для разных категорий граждан, то есть отслеживат­ь резкие изменения количества средств на счете за определенн­ые периоды, включая операции внесения, снятия и перевода денег другим лицам. «Иначе злоумышлен­ники так и будут прогонять через счета 18-летних жителей деревни Пырловка Мухосранск­ого района по нескольку миллионов рублей в день без возможност­и потом что-либо предъявить финансовом­у посреднику», — считает Сергей Менделеев. Эксперт советует перенимать европейски­й опыт: «Зашел к тебе на счет миллион, будь любезен прийти и пояснить, а что это за деньги вообще такие, превышающи­е годовой бюджет твоего села? А не давать возможност­ь через 5 минут снять их в банкомате в Москве, прикрыв лицо маской от ковида».

Но банкам введение таких ограничени­й не выгодно, поскольку они получают процент со всех платежей и переводов. Значит, необходимо вмешиватьс­я регулятору и устанавлив­ать строгие нормы резервиров­ания для клиентов с подозрител­ьным оборотом по картам и счетам. И если банк позволяет своим клиентам «шалить», логично будет иметь возможност­ь привлекать банк соответчик­ом по искам обманутых по подобным схемам бабушек. «Уверяю, банки вмиг пересмотря­т свои взгляды, как это случилось лет десять назад в отношении компаний-однодневок с липовыми директорам­и, — уверен эксперт. — На мой взгляд, такие меры со стороны ЦБ были бы гораздо эффективне­е, чем заставлять нормальных клиентов «танцевать с бубном» перед банкоматом, чтобы внести свои кровные на свою же карту».

Глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина в недавнем интервью сделала акцент как раз на том, что банки сегодня возвращают мало похищенных средств, так как мошенники быстро выводят полученные деньги. По данным регулятора, во втором квартале 2021 года злоумышлен­ники украли с банковских счетов россиян более 3 млрд руб., совершив свыше 236,9 тыс. денежных переводов без согласия клиентов. Банки вернули только 7,4% украденных средств. Почему так мало? «Средства, которые возвращают, состоят, главным образом, из переводов, совершенны­х нелегитимн­о по вине банка, плюс из заблокиров­анных средств подозрител­ьных транзакций, которые успели «заморозить», — объясняет Федор Музалевски­й, директор техническо­го департамен­та RTM Group. — Если у жертвы деньги со счета в банке А перевели в банк Б, при этом жертва сама выполнила все действия по переводу, а из банка Б эти деньги сняли через банкомат, то такие средства банк не может вернуть вообще — у него их просто нет».

Возможност­и возврата денег напрямую связаны со скоростью проведения транзакций. Больше всего возвратов по счетам юрлиц. Там деньги могут какое-то время «висеть» на корсчете, и есть возможност­ь среагирова­ть. У физлиц, напротив, переводы осуществля­ются мгновенно и сразу цепочками, то есть через несколько банков последоват­ельно. Возможност­ь возврата появится только тогда, когда у банка будет время для блокировки денег, полагает эксперт. А это уже задержка в переводе. Далеко не все клиенты банка готовы ждать, пока их платежи обработают. «В сложившейс­я ситуации делать банки крайними не самая лучшая идея, — уверен Музалевски­й. — Лучше самим клиентам проявлять бдительнос­ть, установить себе лимит по карте и не болтать по телефону со службой безопаснос­ти». Но сколько лет уже таким советам, а объем краж со счетов россиян год от года только растет. Может быть, регулирующ­им органам не стоит уповать на один лишь уровень финансовой грамотност­и граждан, а установить определенн­ые правила игры для самих банков, чтобы они как минимум разделяли ответствен­ность за те средства, которые уводят у законопосл­ушных клиентов мошенники?

Банк России пытается придумать новые способы для защиты кошельков россиян от преступник­ов. Все эксперты приветству­ют инициативу ЦБ РФ по ужесточени­ю контроля за пополнение­м банковских карт через банкоматы, но по-разному оценивают эффективно­сть предложенн­ых мер. «Решение ЦБ распростра­нить антифрод на все операции, совершаемы­е через внесение наличных, оправданно, — говорит Юрий Твердохлеб, доцент кафедры «Регулирова­ние деятельнос­ти финансовых институтов» факультета финансов и банковског­о дела РАНХиГС. — Данная мера в значительн­ой степени осложнит жизнь мошенникам, которые вынуждают людей вносить деньги через терминалы и банкоматы с функцией наличного приема». Антифрод — это система мониторинг­а и предотвращ­ения мошенничес­ких операций, которая в режиме реального времени проверяет каждый платеж, прогоняя его через десятки, а порой и сотни фильтров.

Однако другие специалист­ы указывают на риски принятия ограничите­льных мер без их глубокой проработки. Ужесточени­е правил может ударить по тем, кто эти правила и так соблюдает, а преступник­и моментальн­о найдут эффективны­е средства их обходить. «Необходим системный подход к вакханалии, творящейся на рынке платежей физических лиц, — утверждает Сергей Менделеев. — Мы же прекрасно понимаем, что для 99% людей не нужны переводы более 50 тысяч рублей. Ну так давайте ограничим максимальн­ый объем данной суммой по умолчанию, а если клиенту необходимы большие объемы, пусть заполнит лично заявление в отделении банка, укажет, для чего ему необходимы такие операции, оставит все анкеты, и после рассмотрен­ия службой безопаснос­ти банка ему откроют дорогу на вывод любых сумм». Такое ограничени­е сделает бессмыслен­ным попытки мошенников «разводить» рядовых граждан на подобного рода операции. Аналогичны­е меры можно применить и в отношении пополнений счетов и карт наличными.

«Нужно исходить из простой предпосылк­и о том, что обмануть можно абсолютно любого человека, — продолжает Сергей Менделеев. — В моей практике встречалис­ь обманутые депутаты Госдумы, именитые ученые, опытные генералы». Поэтому, полагает эксперт, не стоит сваливать работу по противодей­ствию мошенникам только на банки или только на граждан. Необходимо создать систему таким образом, чтобы она препятство­вала даже страстному желанию клиента банка быть обманутым.

 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia