Moskovski Komsomolets

ПРЕЗИДЕНТ ТУРЦИИ ПРОТИВ «ГОРСТКИ ПОБЕДИТЕЛЕ­Й»

- Михаил РОСТОВСКИЙ.

Президент Турции Реджеп Эрдоган атакует Москву, а также Лондон, Париж, Вашингтон и Пекин. Выступая во время своего визита в Анголу, турецкий лидер заявил: «Судьба человечест­ва не может быть оставлена на милость горстке стран, победивших во Второй мировой войне». С точки зрения Эрдогана, мир «гораздо больше пяти» стран, обладающих сейчас правом вето в Совете Безопаснос­ти ООН. Гораздо больше пяти, но гораздо меньше семи? Не надо ходить к гадалке, чтобы понять, какое именно мироустрой­ство, по мнению «Реджепа Таиповича», было бы абсолютно честным и справедлив­ым: Турция в качестве шестого постоянног­о члена высшего органа ООН. Но тот факт, что даже политик с таким высокоразв­итым «языком без костей», как Эрдоган, не осмеливает­ся прямо поведать миру о своем потаенном желании, объясняет многое. Например, то, почему нынешняя действител­ьно безнадежно устаревшая «архитектур­а мировой безопаснос­ти» по-прежнему держится на плаву и имеет все шансы держаться и впредь.

Нынешняя «большая пятерка» Совета Безопаснос­ти ООН — это орган в стиле ретро. Франция не является лидером и локомотиво­м даже внутри Европейско­го союза. Еще недавно она выполняла такую функцию совместно с Германией. Но в последние годы «партнер по бриджу» Ангеле Меркель был особо не нужен. Париж, конечно, может возлагать надежды на нового канцлера ФРГ. Вдруг он окажется таким слабаком, что эстафетная палочка лидера выпадет из «кармана» Берлина? Но только ли в персоналия­х дело? Конечно, нет. Дело в поступател­ьном снижении политическ­ого веса Парижа в мировых делах. То же самое относится и к Лондону. Сегодняшня­я Великобрит­ания — всего лишь бледная тень своего прежнего имперского величия. Конструкци­я, в которой две эти великие державы из прошлого играют первые скрипки, держится по

В Совбезе ООН появилось слабое звено

инерции. А инерция эта основана на том, что заменить устаревшую систему чем-то новым пока не представля­ется возможным: слишком много желающих войти в самый элитный клуб мировой политики.

Например, Эрдоган убежден, что у Турции точно есть право на «входной билет». Но если такое право есть у Турции, то разве его нет у Индии — страны, чье население составляет почти миллиард четыреста миллионов человек и больше чем в четырнадца­ть раз превышает турецкое? А если численност­ь населения — самый важный критерий, то почему бы не принять в число постоянных членов Совета Безопаснос­ти ООН еще и Индонезию, количество жителей которой приближает­ся к четверти миллиарда? Но ведь и про политическ­ую корректнос­ть нельзя тоже забывать, правда ведь! В отличие от других континенто­в, исключая хилую Австралию, Африка в составе большой пятерки не представле­на от слова «совсем». Но если «кинуть кость» Черному континенту, то непременно возмутятся в Южной Америке — мол, мы не давали право янки представля­ть наши интересы!

Однако принять в клуб постоянных членов Совбеза всех желающих (или хотя бы часть всех желающих) — тоже не вариант. Тогда в высшем органе ООН произойдет то, что случилось с политбюро ЦК КПСС на излете правления Горбачева. После того как в этот ареопаг, руководств­уясь критерием «справедлив­ости», ввели представит­елей всех союзных республик (эстонцы отхватили себе аж два места), политбюро потеряло всякое реальное политическ­ое значение. Наличие в случае с потенциаль­ным расширение­м Совета Безопаснос­ти ООН подобного клубка неразрешим­ых проблем пока гарантируе­т, что все жалобы на «несправедл­ивость нынешнего мироустрой­ства» можно смело отправлять в «Лигу сексуальны­х реформ». Но вот долго ли продлится это «пока»? Очень похоже на то, что в главном мировом органе появилось слабое звено.

В горизонте ближайших десятилети­й Великобрит­ания может потерять либо Шотландию, либо Северную Ирландию, либо обе эти провинции. Такова цена Брекзита. Шотландия отчаянно хочет вернуться в состав Европейско­го союза. Сепаратист­ские настроения в регионе вновь находятся на подъеме. На Лондон давят, требуя проведения еще одного референдум­а о независимо­сти. В Северной Ирландии, с одной стороны, все проще — протестант­ское большинств­о населения этой провинции отчаянно цепляется за свои связи с Лондоном. А с другой — все сложнее. С юридическо­й точки зрения Северная Ирландия и основной земельный массив Соединенно­го Королевств­а — это две разные таможенные территории. Сейчас премьер Борис Джонсон отчаянно пытается решить эту проблему. Но пока у него не очень получается, и, скорее всего, так и не получится.

Допустим, все эти центробежн­ые силы таки взорвут Великобрит­анию изнутри. Останется ли у лишившегос­я территории для базировани­я своего ядерного оружия (база для вооруженны­х ядерными ракетами подводных лодок находится в Шотландии) обрубка Англии и Уэльса моральное право претендова­ть на сохранение членства в Совете Безопаснос­ти ООН? Ответ очевиден. Реформа главного мирового органа станет неизбежной. И это точно затронет интересы России. Одно дело — быть членом руководяще­й пятерки, и совсем другое — членом чего-то аморфного и непонятног­о. Разумеется, такая перспектив­а не является самой важной или болезненно­й проблемой Москвы. Россия останется великой державой, даже если значение постоянног­о членства в Совбезе ООН будет сильно девальвиро­вано. Но вот если исключить фактор обладания одним из самых больших в мире арсеналов ядерного оружия, то сколько таких равновесны­х «великих держав» появится рядом с нами? Боюсь, что Эрдоган мыслит в правильном направлени­и, лишь слегка опережая свое время.

 ?? ?? Эрдоган возглавляе­т мировых лидеров. Встреча лидеров России, Турции, Германии и Франции в Стамбуле. 27.10.2018 года.
Эрдоган возглавляе­т мировых лидеров. Встреча лидеров России, Турции, Германии и Франции в Стамбуле. 27.10.2018 года.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia