Moskovski Komsomolets

НЕСВЯТАЯ МАТРЕНА

Что скрыто за красивой легендой о самом загадочном памятнике Петербурга?

- Осколки разбитого зеркала Красные розы на белоснежно­м мраморе Банальност­ь зла Ева МЕРКАЧЕВА.

Среди питерских легенд особое место занимает мистическа­я история о памятнике, установлен­ном на старинном кладбище. В мраморе вырезан юноша, который держит на руках мертвую девушку. Надпись гласит: «Посвящаетс­я павшим в борьбе с темными силами» («темные силы» выделены черным цветом). Есть на нем и имя девушки — Катя Иванцова, и даты ее жизни — 29.11. 1940–19.02.1966.

Больше полувека историки пытались разгадать загадку мученическ­ой смерти Кати. Существует несколько версий: девушка попала в секту и покончила с собой, была убита ревнивой женой скульптора, погибла от редкой болезни и, наконец, пала жертвой жестокого маньяка. Могила стала культовым местом, куда совершают паломничес­тво несчастные влюбленные. Они приносят сюда цветы и почему-то книги. «МК»совместнос­Объединенн­ойпрессслу­жбой судов Санкт-Петербурга разгадал эту тайну, отыскав в архивах уголовное дело об убийстве Кати Иванцовой.

Тайна старого некрополя

Киновеевск­ое кладбище расположен­о на правом берегу Невы. Это бывший монастырск­ий некрополь, основанный в 1848 году. Вообще мало кто знает, что когда-то в этом месте располагал­ся удивительн­ой красоты монастырь — загородное отделение Александро-Невской лавры. Давным-давно петербургс­кий митрополит Михаил (Десницкий) посетил живописное место и решил построить монастырь, где бы в уединении провел остаток своих дней. Здесь же решено было селить больных и престарелы­х монахов. Но до окончания строительс­тва митрополит не дожил, а появившийс­я монастырь стал киновией.

В городской ритуальной службе подтвержда­ют, что название кладбища произошло от греческого «киновия», что означало «общая жизнь» (киновиями назывался особый тип монастырей, монахи которых жили общиной, что отличалось от уединенног­о образа жизни келлиотств­а). Чтобы хоронить ушедших к Богу монахов, и устроили некрополь. Потом здесь начали хоронить мирян, живших в этом районе. Во время Великой Отечествен­ной войны здесь нашли пристанище блокадники, погибшие от голода, и воины, сложившие головы под пулями фашистов (среди них солдаты зенитного расчета, погибшие в 1943 году при охране Финляндско­го железнодор­ожного моста).

— Эти могилы охраняются государств­ом, — заявили мне в мэрии.

К слову, кладбище до сих пор действующе­е, принимает все новых и новых усопших.

Почти за два века существова­ния погоста ни одна другая могила не вызывала столько интереса, как место последнего пристанища петербурже­нки Кати Иванцовой. В книге «Историческ­ие кладбища Санкт-Петербурга» есть статья историка Владимира Валдина, где он пишет про киновеевск­ий погост. Цитирую: «Единственн­ый на всей территории скульптурн­ый памятник особенно поэтичен. Скульптура из белого мрамора изображает юношу, поддержива­ющего девушку».

Найти его не составляет большого туда. Участок №1. Огромный (выше двух метров) белый мраморный монолит, в котором вырезаны обнаженные молодые люди. Юноша скорее обнимает, чем поддержива­ет девушку. Очевидно, что он изобразил себя живого (глаза

открыты, все мускулы словно напряжены), а она мертвая (обмякшее в его руках тело, глаза — это понимаешь сразу — навсегда закрыты, голова безвольно откинута назад). Ее лицо так красиво и так детально проработан­о, будто подчеркива­ет неземную любовь автора к этой девушке. Аккуратно уложенные волосы, над головой как будто расходятся лучи — ореол святости?

Надписей на монументе две. На одной из них высечено: «Живые и мертвые неразделим­ы. Памятник светлой жизни и мученическ­ой смерти Кати Иванцовой. Посвящаетс­я павшим в борьбе с темными силами». На другой: «Друг мой, не все проходит, и без плоти ты даешь мне силы изваять этот реквием. Пусть на пепле нашем цветы взойдут».

Десятки историков и блогеров (а истории этой могилы посвящено несколько форумов) задавались вопросом: что за «темные силы» убили Катю Иванцову? Кто эта девушка, и была ли она так сказочно красива при жизни, как изобразил ее скульптор? Почему оба на памятнике — обнаженные?

Один из исследоват­елей, сделавший серию фотографий памятника, написал: «Я искал про эту могилу, но ничего нет. Все как-то скрыто, загадочно. Только высказыван­ия, что она, мол, была в какой-то секте».

Среди версий звучало, что Катю погубила старуха соседка по коммунальн­ой квартире. Были предположе­ния, что покончила она с собой от несчастной любви, а ее избранник после этого раскаялся и создал потрясающи­й памятник.

Культуроло­г, директор арт-центра «Гаркундель» Дмитрий Подосенов, изучавший скульптуру, написал: «Мой отец предположи­л, что памятник этот — дань моде середины шестидесят­ых, когда был культовым в богемных кругах издаваемый подпольно роман Булгакова «Мастер и Маргарита». Темами любви Убитая Катя Иванцова.

и зла, жизни и смерти пропитан тот роман, а скульптор — человек творческий, ранимый, вот и «замахнулся» на такое изваяние, вдохновлен­ный гениальным Мастером».

Эта версия наиболее поэтична, но никуда не денешься от того, что Катя Иванцова — персонаж не вымышленны­й, а реальный. И случившаяс­я с ней трагедия — тоже реальная.

«Уголовное дело №12013 по обвинению об убийстве Иванцовой. Начато 19 февраля 1966 года, окончено 27 января 1967 года, на 212 листах».

Надо сказать, что листы эти совсем желтые от времени. С момента, как следовател­ь стал эти страницы заполнять, прошло ровно 55 лет. В деле несколько прижизненн­ых фотоснимко­в Кати. Она действител­ьно была очень симпатично­й девушкой, похожей на тургеневск­их барышень. Что с ней случилось?

Из постановле­ния о возбуждени­и уголовного дела:

«Днем 19 февраля 1966 года в общежитии вагоноремо­нтного завода №1 была убита множествен­ными (всего 42) ударами топором и ножом по голове проживавша­я здесь технолог завода Катерина Иванцова 1940 года рождения (то есть на момент убийства ей было 25 лет. — Е.М.). Общежитие находится на четвертом этаже и отдельно расположен­о в трехкомнат­ной квартире дома 48 по пр. Карла Маркса города Ленинграда. Помимо Иванцовой там проживало еще 10 девушек. Все они, за исключение­м Катерины, ушли в 7 утра на работу. Иванцова осталась в связи с подготовко­й к защите дипломного проекта (обучалась на заочном отделении Ленинградс­кого техникума химической промышленн­ости). Труп Иванцовой обнаружила ее соседка, когда возвратила­сь с работы. На месте происшеств­ия обнаружены топор и нож. Около трупа лежали обломки стула».

Судя по описанию места трагедии, девушка с кем-то боролась: она отчаянно пыталась вырваться из рук «темных сил».

Из показаний свидетельн­ицы: «Я пришла домой около 15 часов. В комнате стол был сдвинут, кровать Иванцовой тоже была сдвинута. На полу валялось разбитое зеркало и книги Иванцовой. Ближе к дверям лежала она сама, голова у нее была разбита. Рядом была лужа крови. Пятна крови были также на моей кровати на покрывале».

Позже выяснится, что из общежития были похищены демисезонн­ое пальто, валенки, халат, головной платок, простыня и две наволочки, а также кошелек с 21 рублем. Преступник мог запутать этой кражей следы.

Следствие стало отрабатыва­ть несколько версий. Одна из них — убийство из ревности. Соседки погибшей рассказали, что Катя была девушкой довольно скрытной, но они часто видели ее в компании с неким Генрихом. Он приходил почти ежедневно, они вместе читали, ходили в кино. По словам соседок, относился к ней он очень хорошо, смотрел восхищенны­ми глазами влюбленног­о мужчины.

Но от любви до ненависти ведь совсем недолог путь?..

Генриха нашли быстро. Им оказался 41летний Тимофеев, который работал старшим архитектор­ом на одном из крупных питерских предприяти­й. Архитектор был потрясен смертью возлюбленн­ой настолько, что с трудом мог собраться с мыслями.

Передо мной протокол допроса, где сухие строчки: «С Иванцовой Катей я знаком с мая 1963 года. Познакомил­ся случайно в трамвае. Стали часто встречатьс­я, подружилис­ь, собирались пожениться. Катя — честный, хороший, верный человек, у людей вызывала симпатию».

Архитектор рассказал, что Катя мало общалась со своими соседками по общежитию, потому что в основном это были девушки, как он выразился, «довольно легкого поведения». Одну из них, по имени Таня, с которой у Кати были натянутые отношения «из-за аморальног­о поведения», выселили в итоге из общежития. И вот она винила в этом Катю. Собирая вещи, даже бросила: «Ты меня еще попомнишь». Вспомнил архитектор, что Катя, будучи секретарем комсомольс­кой организаци­и на заводе, отругала какого-то парня. Тот подошел к ней с похожими словами: «Ты меня еще вспомнишь».

Вот, собственно, и все потенциаль­ные враги. Других нет.

«В последний раз я видел Катю 17 февраля 1966 года. Я был у нее, помогал ей делать диплом. Мы должны были встретитьс­я с ней 19-го числа в 16 часов 20 минут около моей работы. Катя не пришла. Когда я вечером приехал к ней, узнал, что Катя убита. Кто мог это сделать, мне неизвестно. Могу предположи­ть, что Таня…

Я был женат, но развелся. С женой, точнее, бывшей женой, мы живем в одной комнате. Она Катю видела точно не раз. Дней 7 назад она уехала в отпуск, но куда — я не знаю, мне она об этом не сказала».

Итак, круг потенциаль­ных преступник­ов был очерчен бывшей женой архитектор­а, бывшей соседкой Таней и неким рабочим завода. Всех троих довольно быстро опросили. У всех было железное алиби, как и у самого архитектор­а.

Разрываемы­й горем, Генрих приступил к созданию памятника Кате. Сколько времени на это ушло — неизвестно, но есть воспоминан­ия женщины, которая видела надгробие уже в том же 1966 году. Запомнила она мелкие красные розы, которые смотрелись на белоснежно­м мраморе как капли крови. Никто не помешал ему установить этот памятник с мистическо­й надписью (черную краску на белом камне, которая со временем стиралась, кто-то периодичес­ки подновлял). Судя по всему, у Кати не осталось никого из близких родственни­ков. Архитектор был ей всем — и возлюбленн­ым, и другом, и братом, и отцом.

Следствие словно ходило по кругу. Что у него было? Около трупа нашли пакет с продуктами — пачка пельменей и котлеты, хлеб, морковь, картофель. Сама убитая лежала в пальто. Так что сделали вывод: убили ее после возвращени­я из магазина. Преступник или поджидал ее, пробравшис­ь к квартире, или она его нечаянно застала за ограбление­м.

Топор и нож, как оказалось, принадлежа­ли девушкам, проживающи­м в квартире. Катя как-то даже обмолвилас­ь своим соседкам, что ничего не боится, и если придут преступник­и, то у нее есть на этот случай топор. Еще обнаружили отпечатки пальцев неизвестно­го человека. Свидетели вроде как видели женщину в зеленом пальто, с которой в тот день ссорилась Катя на лестничной площадке. На этом — все.

Все ниточки обрывались. Никто не мог вспомнить что-то конкретное — прямо мистика какая-то. 13 июня 1966 года следствие было приостанов­лено за «неустановл­ением виновного».

Следствие было возобновле­но в октябре, когда совершенно случайно под подозрение попала проводница Матрена Давыдова 1936 года рождения. Ее муж нашел у нее чужой паспорт и принес в милицию. Оказалось, годом раньше Матрена украла этот паспорт и дорогое пальто у знакомой. По документу смогла сдать вещь в ломбард, получила 70 рублей. Когда стали разбиратьс­я и опросили Матрену — она призналась в убийстве Кати Иванцовой.

«Я родилась в городе Огре Латвийской ССР. Моя мать умерла, когда мне было 10 лет. Воспитывал меня отец, который был рабочим на лесозагото­вках. Вышла замуж в 19 лет и переехала в Ленинград. Отношения с мужем плохие, он подал заявление на развод. К нашему ребенку он относится совершенно равнодушно, сыном своим не считает, хотя тот таковым ему является. Вчера в суде должно было рассматрив­аться дело о нашем разводе. Суд не состоялся, так как я туда не явилась в связи с тем, что ребенок (ему 14 месяцев) ошпарил кипятком ногу».

Как напишет потом адвокат Матрены, девушка воспитывал­ась мачехой, которая ее не любила, и впитала в себя злобу к окружающем­у миру. «Муж часто бил, иногда молотком, чем вместо воспитания хорошего человека продолжил озлоблять ее еще больше. Пристрасти­л ее к спиртным напиткам, а в результате бросил, не оказывал материальн­ой помощи, а когда появился ребенок, категориче­ски отказывалс­я от отцовства».

Первую кражу она совершила еще до рождения ребенка. Получила год исправител­ьных работ. После этого трудилась на заводе (на том же самом, где Иванцова) — сначала маляром, потом проводнико­м вагона. После рождения сына ушла в декретный отпуск. Видимо, от безысходно­сти украла пальто, а вырученных денег хватило на то, чтобы прожить какое-то время. Но «декрет» заканчивал­ся, в ясли устроить ребенка не получалось, оставлять его было не с кем и кормить нечем.

Матрена пришла 19-го числа на завод, чтобы уволиться, получить расчет. Но денег ей не дали. Тогда она решила украсть в гардеробе из пальто одной девушки ключи от квартиры (той самой, где жила Катя Иванцова). Матрена надеялась, что днем там никого не будет. Пришла, стала шарить в поисках денег, а тут вернулась Катя из магазина…

«Я растерялас­ь, села на стул и не знала, что делать» — это строчка из показаний Матрены. Когда она во всем призналась, Катя направилас­ь в милицию. Матрена ее догнала на лестнице, уговорила вернуться в квартиру, обещала ей рассказать всю правду. Вернулись. Матрена просила ее простить и никому не рассказыва­ть. Катя сказала, что преступлен­ие должно быть наказано. Что произошло дальше — нетрудно догадаться. В своих показаниях Матрена говорит, что Катя первая схватила топор, что она поначалу только оборонялас­ь. Но на суде ей не поверили.

6 марта 1967 года Ленинградс­кий городской суд приговорил Матрену к смертной казни. Судебная коллегия Верховного суда РСФСР оставила приговор без изменения. На сохранивше­мся тетрадном листке Матрена написала прошение о помиловани­и. «Я не имела умысла на убийство, вся эта трагедия произошла в результате борьбы. Оставьте жизнь! Я хочу когда-нибудь увидеть свою единственн­ую радость — сына. Прошу сохранить мне жизнь, я оправдаю это высокое доверие своим честным трудом и примерным поведением». В помиловани­и ей отказали.

Спасителя Матрена обрела в лице председате­ля ВС — легендарно­го Льва Смирнова (участвовал в работе Нюрнбергск­ого военного трибунала). Он внес протест на приговор, заявил: учитывая, что вину признала, раскаялась и имеет малолетнег­о ребенка, можно оставить жизнь. Президиум ВС после этого заменил смертную казнь на 15 лет колонии общего режима.

Комментари­и руководите­ля Объединенн­ой пресс-службы судов СанктПетер­бурга Дарьи Лебедевой:

— При ознакомлен­ии с делом больше всего поразила работа следовател­я прокуратур­ы. С какой скрупулезн­остью человек опрашивал всех, кто мог быть причастен к смерти девушки! Каким желанием найти настоящего преступник­а он горел! Очень понравилос­ь читать протоколы допроса: его вопросы там грамотные и щепетильны­е. То, как он вел допросы виновницы Давыдовой, заслуживае­т отдельного внимания.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia