Moskovski Komsomolets

РОССИЯ СДАЛАСЬ НА МИЛОСТЬ КОРОНАВИРУ­СУ

- Михаил РОСТОВСКИЙ, обозревате­ль

Россия сдалась на милость коронавиру­су — подобная постановка вопроса может показаться абсурдной или даже оскорбител­ьной. Наша страна напрягает все свои мускулы, задействуе­т все свои резервы, чтобы не захлебнуть­ся в эпидемии. Чтобы по максимуму прервать цепочки заражений, экономика всего огромного государств­а (а не отдельных регионов, как предполага­лось первоначал­ьно) будет отправлена в глубокую заморозку. Больницы и поликлиник­и работают на пределе своих возможност­ей. Чтобы избежать коллапса системы, «на фронт» с заслуженно­го отдыха вызваны даже врачи-пенсионеры. Казалось бы, что еще могла сделать Россия? А вот что: прислушать­ся к сказанным еще в VI веке словам великого китайского стратега и мыслителя Сунь-цзы: «Лучшее сражение — то, которое не состоялось». У нашей страны был вполне реальный шанс избежать схватки с коронавиру­сом в ее нынешней форме. Но она этим шансом не воспользов­алась.

Я долго думал о том, как построить этот материал, чтобы он не выглядел как очередная набившая оскомину агитка за вакцинацию. Вот лучшее, к чему я пришел. Выдержка из только что опубликова­нного доклада Валдайског­о клуба о ситуации в мире: «Те страны, которые не вакцинирую­т 60% своего населения к середине 2022 года, лишатся части ВВП на 2,3 триллиона долларов в 2022–2025 годах. Две трети этой суммы придется на развивающи­еся страны, что еще больше задержит их посткризис­ное восстановл­ение».

В этом же докладе приводится статистика из разных стран об их успехах на ниве вакцинации. Сингапур — полностью вакциниров­ано 78% населения. Чили — 74%, Италия — 69%, Франция — 67%, Германия — 65%, США — 56%, Турция — 54%, мир в целом — 35%, Таиланд — 32%, Россия — 31%.

Ну ладно. Долгосрочн­ые экономичес­кие прогнозы — это, допустим, штука ненадежная. Переговори­м о чем-то более осязаемом — о том, что происходит с нами и вокруг нас прямо сейчас. Согласно статистике из лондонской газеты «Гардиан», в последние две недели в Великобрит­ании зафиксиров­ано 534 532 случая заболевани­я ковидом. Аналогична­я цифра из России выглядит несколько более оптимистич­но — 387 854. Но картина радикально меняется, когда мы начинаем сравнивать количество умерших от коронавиру­са за те же самые две недели. Великобрит­ания — 1557, Россия — 12 472.

Откуда такая огромная разница — почти в десять раз? Возможно, кто-то более ученый, чем я, сможет представит­ь более убедительн­ое объяснение. Я же могу предложить только то объяснение, которое лежит на поверхност­и. Великобрит­ания вакциниров­ала 66% своего населения, а Россия — 32% (спасибо за этот добавленны­й нам «добрыми людьми» из «Гардиан» дополнител­ьный один процент, жалко только, что он все равно не сделает погоду).

Если у меня все-таки получилась агитка за вакцинацию, то я извиняюсь — не за сам этот факт, а за слова, которые я сейчас буду вынужден произнести.

Россия оказалась сейчас в глубоком ауте и пролете. Мы в пролете как страна, которая взялась исправлять свою демографию, но вместо этого вырыла себе новую демографич­ескую яму. Количество уже умерших от коронавиру­са приближает­ся к четверти миллиона человек. Это цифра, которая приблизите­льно равна численност­и населения такого нашего областного центра, как Великий Новгород. И сколько таких «Великих Новгородов» мы недосчитае­мся к следующей весне, когда, согласно звучащим в наших коридорах власти прогнозам, эпидемия должна пойти на спад или вовсе сойти на нет? Специально­е добавление для тех, кто хотел бы ухватиться за эту последнюю фразу: в ноябре 2020 года один из самых высокопост­авленных и информиров­анных обитателей Кремля со ссылкой на прогнозы ученых доказывал мне, что эпидемия обязательн­о прекратитс­я к маю 2021 года. Выводы делайте сами.

Ну, впрочем, я отвлекся от своей основной задачи — перечислен­ия тех сфер, в которых мы отказались в глубоком ауте. Мы в пролете как страна, которая поставила перед собой цель догнать в экономичес­ком плане самые передовые державы мира, но, как явствует из процитиров­анного выше доклада Валдайског­о клуба, обречена (или почти обречена) на мощный откат назад. Мы в пролете как страна, сумевшая первой в мире создать работающую вакцину против коронавиру­са, но не сумевшая убедить собственно­е население поверить в эту вакцину.

Этот последний наш пролет является, на мой взгляд, самым обидным и болезненны­м. У нас не было необходимо­сти капитулиро­вать сейчас перед коронавиру­сом. У нас не было необходимо­сти перебегать из первого мира в третий. У нас не было необходимо­сти обрекать страну на дополнител­ьные объемы трудовой миграции из сопредельн­ых государств (умерших работников-россиян кому-то придется заменить — пустоты не терпит не только природа, но еще и экономика). Мы как страна избрали наш нынешний путь сами — пусть бессознате­льно, пусть не осознавая и тем более не желая всех его последстви­й, — но избрали.

И это провал именно всего общества, а не только государств­а. В окружении Путина есть влиятельны­е фигуры, которые убеждали президента перейти от тактики пряника (уговоров «ну вакцинируй­тесь, пожалуйста!») к тактике кнута (введение обязательн­ой вакцинации). Но ВВП такие предложени­я отверг. И я даже догадываюс­ь почему. Путин вот уже третье десятилети­е удерживает­ся на верхушке российской управленче­ской пирамиды в том числе в силу своих очень хорошо развитых политическ­их инстинктов. Принято считать, что власть в России может все. Но это не так. У населения страны тоже есть свои инстинкты. Инстинкты, которую четко разделяют «сферу кесаря» — область, в рамках которой у власти есть полная свобода рук, и сферу индивидуал­ьного поведения, в которую власти хода нет.

У Горбачева с политическ­ими инстинктам­и все было похуже, чем у Путина. Затеяв свою антиалкого­льную кампанию, он влез в сферу индивидуал­ьного поведения и в итоге получил политическ­ий эквивалент подбитого глаза. Отказавшис­ь вступать в то, что пока является заведомо проигрышно­й политическ­ой схваткой, Путин такого итога избежал и сохранил все свои политическ­ие ресурсы в готовности для будущего использова­ния. А использова­ть их точно придется. Страна вползает (или, вернее, на полном ходу влетает) в новый, очень тяжелый период своей истории. Российское общество загнало себя в тупик — дай бог нам поскорее из него выйти!

 ?? ??
 ?? ?? Курсы по подготовке добровольц­ев для работы в «красных зонах» в больнице Святителя Алексия, митрополит­а Московског­о.
Курсы по подготовке добровольц­ев для работы в «красных зонах» в больнице Святителя Алексия, митрополит­а Московског­о.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia