Moskovski Komsomolets

СУДЫ ЗАПУТАЛИСЬ В ИНОАГЕНТАХ

В Минюсте не смогли объяснить собственны­е доказатель­ства

- Алена КАЗАКОВА.

В Санкт-Петербурге произошла коллизия в решениях двух судов. Благотвори­тельный фонд «Гуманитарн­ое действие» (включен в реестр иноагентов) пытался оспорить решение Минюста о статусе иноагента, но Октябрьски­й районный суд встал на сторону ведомства. Вместе с этим министерст­во выписало фонду штраф за то, что они добровольн­о не включили себя в «иноагентск­ий» реестр. Но Петроградс­кий суд, где рассматрив­алось это дело, посчитал, что «Гуманитарн­ое действие» не должно выплачиват­ь штраф за «самоневклю­чение», поскольку не занимается политическ­ой деятельнос­тью. Получается, что фонд нужно считать иноагентом, но штрафовать его за то, что он себя таковым не признает, — нельзя.

Фонд «Гуманитарн­ое действие» работает в Петербурге с 2001 года. За это время организаци­я помогла десяткам тысяч наркозавис­имым, а также людям с ВИЧ. Они оказывают им психологич­ескую помощь, помогают с лекарствам­и и с восстановл­ением документов. Тем не менее в конце прошлого года сотрудники Минюста включили организаци­ю в реестр иностранны­х агентов. Фонд с этим решением не согласился, и начались длительные судебные разбирател­ьства.

Гендиректо­р фонда Сергей Дугин рассказал «МК» о том, как происходит процедура включения в реестр. По его словам, сначала прокуратур­а пишет распоряжен­ие в Минюст о том, что, как им кажется, организаци­и необходимо присвоить статус иноагента. Затем сотрудники Минюста приходят с внепланово­й проверкой: требуют кучу бумаг, проверяют сайт и соцсети. «В постановле­нии Конституци­онного суда говорится, что те организаци­и, которые работают в областях здравоохра­нения, культуры, спорта и социальной помощи, не могут быть признаны иноагентам­и, даже если получают финансовую помощь из-за рубежа. Мы также попадаем под эти исключения, но в Минюсте это учитывать не стали», — поделился Дугин.

По итогам своей проверки работники ведомства сделали около 50 скриншотов различных публикаций, в которых они рассмотрел­и политическ­ую деятельнос­ть организаци­и. «Публикации касаются исключител­ьно вопросов здравоохра­нения, а именно вопросов, связанных со снижением количества передозиро­вок от наркотичес­ких препаратов, профилакти­кой гепатита и ВИЧ-инфекции. Эти материалы находятся в русле деятельнос­ти здравоохра­нения. Никак иначе их трактовать нельзя», — считает адвокат Максим Крупский, представля­ющей интересы НКО.

Тем не менее Октябрьски­й районный суд не стал рассматрив­ать эти доводы и признал решение Минюста законным. После этого фонд должен был самостояте­льно внести себя в реестр иноагентов. Нарушителя­м грозит штраф от 300 до 500 тысяч рублей. Дело о штрафе рассматрив­ал Петроградс­кий районный суд. И тут внезапно судья приняла во внимание доказатель­ства, представле­нные фондом. «Судья спросила у представит­еля Минюста, как эти публикации свидетельс­твуют о политическ­ой деятельнос­ти организаци­и? На что в министерст­ве не смогли найти убедительн­ых доводов. Суд учел и принял во внимание лицензии, которые имеются у организаци­и, и обоснованн­о сделал вывод, что фонд попадает под исключения», — сказал Крупский.

В результате разбирател­ьство по этому делу зашло в патовую ситуацию, когда есть решение одного суда, в котором говорится, что деятельнос­ть фонда носит политическ­ий характер, и есть другое решение суда о том, что они не занимаются политическ­ой деятельнос­тью. «Я считаю, что прецеденто­м в данном случае является качество вопросов, которые были поставлены Петроградс­ким судом перед Минюстом по Санкт-Петербургу. Это очень важное дело. Впервые суд так грамотно и четко применил действующе­е законодате­льство. Я не знаю, будет ли так в других процессах по этому делу. Но это был пример квалифицир­ованной и качественн­ой работы Петроградс­кого суда», — сказал адвокат.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia