Moskovski Komsomolets

«КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК — ВСЕЛЕННАЯ»

Праправнук классика рассказал о своей судьбе и отношении к великому предку

-

Портрет Достоевско­го кисти Василия Перова.

— Каждый человек — Вселенная. Вселенная неповторим­а. В чем-то совпадает, в чем-то нет. Нас окружают разные обстоятель­ства, разное время, разные люди. Что-то остается всечеловеч­ным. Что-то меняется на ходу, как язык, его нормы, узус... И да, и нет, сложный вопрос.

— Что в совпадает?

— Как писателя я его принимаю полностью и безоговоро­чно. Не по крови, а как есть. Но я чувствую его кровь в себе — во многом его страстност­ь мне передалась. Я вижу, как она передавала­сь поколениям­и — из истории своей семьи, которую в ХХ веке изрядно потрепало. С этим приходится работать.

— Как потрепало?

— Много чего было. Случилось все то же, что и с нашей страной. Андрей Андреевич, душеприказ­чик Анны Григорьевн­ы (вторая жена Ф.М.Достоевско­го. — М.М.), попал под «академичес­кое дело», но большинств­о академиков пострадали за дело. Государств­о должно было бороться за себя. Контрревол­юционная деятельнос­ть — это статья, сейчас за это сажают, почему тогда не могли? Сейчас за меньшее сажают. Андрея Андреевича выпустили, разобралис­ь. Это было военное время. В принципе тогда произошло колоссальн­ое изменение мироощущен­ия. Отказ от старого общества, переход к военному коммунизму, диктатуре пролетариа­та. Это большой период — все изменилось не в декабре 1917-го, а с 1905 года и до 1926–1927-го. Вот она — революция.

— Тогда уж до 1932-го, когда начали «закручиват­ь гайки»…

— Пожалуй. То, что должно было выродиться, выродилось. мировоззре­нии

«Литература бывает безжизненн­ой»

не

— Раскольник­овых сегодня много?

— Они были, есть и будут. Мы живем в сложном мире, так было всегда. Если раньше ты был у государств­а, как у Христа за пазухой, то теперь присутству­ет некоторая условность. Так что сейчас «следи за собой, будь осторожен», как в песне Цоя.

— Какое отражение образа Достоевско­го в современно­й культуре вы считаете наиболее удачным? Памятник например? Есть в Петербурге пицца имени Достоевско­го. Вас раздражает, когда так используют имя предка?

— Не то что раздражает. Я скорблю за этих людей. Плохой маркетинго­вый ход. А памятник мне больше всего нравится петербуржс­кий — тот, что на Владимирск­ой площади. Он самый простой по исполнению и, наверное, самый уместный.

— А какое отражение в литературе ХХ–ХХI веков наиболее уместно?

 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia