Что оста­нет­ся по­сле «ве­ка Лю­би­мо­ва»

Те­атр на Та­ган­ке за­пу­стил ин­тер­ак­тив, но не му­зей па­мя­ти ре­жис­се­ра-ре­фор­ма­то­ра

Nezavisimaya Gazeta - - КУЛЬТУРА - Ели­за­ве­та Ав­до­ши­на

Сто­ле­тие Юрия Лю­би­мо­ва на­сту­пи­ло. Од­ним из мест празд­но­ва­ния стал, ко­неч­но, Те­атр на Та­ган­ке. 40 мил­ли­о­нов руб­лей бы­ло вы­де­ле­но на ре­став­ра­цию ме­мо­ри­аль­но­го ка­би­не­та Лю­би­мо­ва и со­зда­ние ин­тер­ак­тив­но­го фойе, где раз­ме­сти­лась ви­део­ин­стал­ля­ция: луч зна­ме­ни­то­го фо­на­ри­ка ве­дет по про­ек­ции рас­пи­сан­ных стен. Еще пред­ла­га­ет­ся вир­ту­аль­ная 3D-экс­кур­сия по те­ат­ру с по­мо­щью touch-па­не­лей.

Увле­че­ние вир­ту­аль­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми (в на­ча­ле се­зо­на те­атр гор­до объ­явил о внед­ре­нии при­ло­же­ния VR Tikets) за­тми­ло во­прос о со­зда­нии му­зея ре­аль­но­го. Се­год­ня бу­маж­ная часть ар­хи­ва, со­бран­но­го за бо­лее чем 50 лет, от­да­на в глав­ный го­су­дар­ствен­ный ар­хив Рос­сии по ис­кус­ству (РГАЛИ), до­ступ ку­да ес­ли и воз­мо­жен, то не мас­со­вый. Меч­та об ис­тин­ном, ис­то­ри­че­ски цен­ном, а не толь­ко фор­ма­та па­рад­ной пре­зен­та­ции му­зее внут­ри те­ат­ра оста­лась нере­а­ли­зо­ван­ной. На во­прос о том, по­че­му бу­маж­ный ар­хив от­да­ли в РГАЛИ, ди­рек­тор Ири­на Апек­си­мо­ва от­ве­ти­ла, что «лю­бая го­су­дар­ствен­ная струк­ту­ра, со­глас­но Фе­де­раль­но­му за­ко­ну от 2004 го­да «Об ар­хив­ном де­ле в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции», обя­за­на сда­вать до­ку­мен­ты в ар­хив раз в 15 лет в под­ве­дом­ствен­ную ор­га­ни­за­цию, за ко­то­рой она за­креп­ле­на. Мы, Мос­ков­ский те­атр на Та­ган­ке, за­креп­ле­ны за ар­хи­вом ли­те­ра­ту­ры и ис­кус­ства, с ко­то­рым был за­клю­чен кон­тракт».

Ни­че­го боль­ше, кро­ме су­хо­го юри­ди­че­ско­го ре­зю­ме от но­во­го ру­ко­вод­ства те­ат­ра, услы­шать не уда­лось. О несо­сто­яв­шей­ся аль­тер­на­тив­ной судь­бе та­ган­ско­го ар­хи­ва, его ис­то­ри­че­ской ча­сти, – стать му­зе­ем внут­ри те­ат­ра, рас­ска­зы­ва­ет быв­ший ар­хи­ва­ри­ус Та­ган­ки Свет­ла­на Си­до­ри­на.

– Ко­гда умер Вла­ди­мир Вы­соц­кий в 1980 го­ду, это вско­лых­ну­ло боль­шую вол­ну лю­дей, ко­то­рые ста­ли при­хо­дить в те­атр и при­но­сить ка­кие-то ар­те­фак­ты: сти­хи-по­свя­ще­ния, плен­ки с вы­ступ­ле­ний, па­мят­ные пред­ме­ты – все это ста­ли со­би­рать в те­ат­ре в на­деж­де на то, что ко­г­да­ни­будь бу­дет му­зей те­ат­ра и в нем му­зей Вы­соц­ко­го. Да­же вы­пу­сти­ли штам­пи­ки «Му­зей те­ат­ра», где сто­ял но­мер.

По­том все за­кон­чи­лось, по­то­му что Лю­би­мов уехал за гра­ни­цу в 1983 го­ду и в 1984-м был ли­шен граж­дан­ства. При­ка­зом ди­рек­то­ра Ни­ко­лая Ду­па­ка весь со­бран­ный ар­хив был пе­ре­дан в ЦГАЛИ. На­силь­ствен­ным об­ра­зом. Лео­нов из те­ат­ра ушел и стал ра­бо­тать в Бахру­шин­ском му­зее, а ко­гда вер­нул­ся, на­чал со­зда­вать му­зей Вы­соц­ко­го. В ЦГАЛИ он от­дал не все: остал­ся до­воль­но боль­шой блок о Вы­соц­ком, при­чем с те­че­ни­ем вре­ме­ни не­ко­то­рые ве­щи уста­ре­ли. Ведь ко­гда со­би­ра­ли, Вы­соц­кий еще не был из­дан (ва­ри­ан­ты пи­сем, рас­шиф­ров­ки кон­цер­тов). Осталь­ное в ар­хи­ве от­но­си­лось к те­ат­ру, к спек­так­лям. С го­да­ми ар­хив раз­рас­тал­ся – до­бав­ля­лись но­вые спек­так­ли и ма­те­ри­а­лы к ним.

С 1982 го­да я ста­ла со­би­рать все о те­ат­ре из то­го, что мне по­па­да­лось: про­грамм­ки, по ру­кам хо­ди­ли рас­шиф­ров­ки худ­со­ве­тов, фо­то­гра­фии, ста­тьи. Ко­гда Лю­би­мов уехал за гра­ни­цу, ду­ма­ли, во­об­ще те­ат­ра не бу­дет. Но­вое ру­ко­вод­ство вы­бра­сы­ва­ло де­ко­ра­ции, стен­ды с фо­то­гра­фи­я­ми вы­но­си­ли на по­мой­ку. Вы­соц­ко­ве­ды свое под­би­ра­ли, но та­ких, ко­то­рые еще и те­ат­ром увле­ка­лись, бы­ло ма­ло. Я про­сто ре­ши­ла взять дру­гую те­му – Вы­соц­ким же за­ни­ма­лось столь­ко на­ро­ду. Те­атр – это бы­ло жи­вое, я ви­де­ла спек­так­ли, по­па­ла на несколь­ко ре­пе­ти­ций и худ­со­ве­тов пе­ред са­мым отъ­ез­дом Лю­би­мо­ва на За­пад. И ко­гда он был в эми­гра­ции, я сле­ди­ла за его успе­ха­ми, на­сколь­ко это бы­ло воз­мож­но – за­пад­ные ра­дио­стан­ции глу­ши­ли. Я хо­ди­ла в биб­лио­те­ки, со­би­ра­ла ста­тьи и сце­на­рии спек­так­лей, пе­ре­пи­сы­ва­ла их от ру­ки.

Ко­гда в 1988 го­ду Лю­би­мов вер­нул­ся, ме­ня в пер­вый же день по­са­ди­ли к нему с маг­ни­то­фо­ном – пи­сать за­ме­ча­ния. То есть мы при­ду­ма­ли но­вую фор­му ра­бо­ты, ко­гда он за­ме­ча­ния пи­шет не на бу­ма­ге, а на маг­ни­то­фон на­го­ва­ри­ва­ет, я рас­шиф­ро­вы­ваю, на дру­гой день он чи­та­ет ар­ти­стам. Ему это очень нра­ви­лось! Он мог не от­вле­кать­ся от про­смот­ра спек­так­ля, а я по­лу­ча­ла за­пись, спер­ва маг­ни­то­фон­ную (на фоне спек­так­ля бы­ла до­рож­ка его ком­мен­та­ри­ев), а по­том у ме­ня по­яви­лась ви­део­ка­ме­ра. Он брал мик­ро­фон, а я сни­ма­ла ви­део его за­ме­ча­ний на фоне спек­так­ля. Я же сня­ла то са­мое со­бра­ние, где Ни­ко­лай Гу­бен­ко нецен­зур­но ру­га­ет­ся и про­ис­хо­дит раз­дел те­ат­ра. Лю­би­мов был мне за это бла­го­да­рен. Ве­лел эту за­пись всем по­ка­зы­вать. По­том мы при­ду­ма­ли сде­лать с ним книж­ку «Рас­ска­зы ста­ро­го тре­па­ча». Он мно­го на­го­ва­ри­вал на маг­ни­то­фон и на ка­ме­ру, я за­пи­сы­ва­ла, по­том рас­шиф­ро­вы­ва­ла, про­во­ди­ла бе­се­ды. В об­щем, это был це­лый про­ект в кон­це 90-х.

В на­ча­ле 2000 го­да я из те­ат­ра ушла. Мою ви­део­съем­ку за­гу­бил кри­зис 1998 го­да. Я ста­ла сни­мать от слу­чая к слу­чаю, а по­том со­всем пе­ре­ста­ла. В 2006 го­ду в на­ча­ле се­зо­на мне неожи­дан­но по­зво­нил Лю­би­мов и пред­ло­жил ра­бо­тать в те­ат­ре: ве­сти фо­то- и ви­део­съем­ку всех со­бы­тий в те­ат­ре. Ку­пи­ли ви­део­ка­ме­ру и ап­па­ра­ту­ру, взя­ли в штат те­ат­ра за­ве­ду­ю­щей ар­хи­вом. Я ста­ла со­став­лять ме­диа­ар­хив. Мы меч­та­ли, что бу­дет му­зей те­ат­ра.

В 2015 го­ду, как толь­ко на­зна­чи­ли Ири­ну Апек­си­мо­ву, на­чал­ся ре­монт – в воз­ду­хе сто­я­ла це­мент­ная пыль. Мой ка­би­нет раз­ру­ши­ли. Я пе­ре­еха­ла в ар­хив­ное по­ме­ще­ние те­ат­ра, пред­на­зна­чен­ное для хра­не­ния, а не для ра­бо­ты че­ло­ве­ка. Ка­мен­ный под­вал. На­хо­дить­ся во­семь ча­сов – невоз­мож­но. Но, ока­зы­ва­ет­ся, ре­монт по­ло­жен был толь­ко в фойе, а слу­жеб­ные по­ме­ще­ния не ре­мон­ти­ро­ва­лись. По­том ар­хив из под­ва­ла вы­та­щи­ли на вто­рой этаж в ак­тер­ский бу­фет, а там ведь во­да, кра­ны, ра­ко­ви­ны – вдруг по­льет­ся. По­сле Но­во­го го­да Апек­си­мо­ва ре­ши­ла все от­дать в РГАЛИ. Мне да­же при­ка­за ни­ка­ко­го не да­ли – как мож­но без при­ка­за все вы­но­сить из те­ат­ра! Го­во­рят, не хо­ти- те – не при­хо­ди­те, мы от­да­дим все без вас. Я до­го­во­ри­лась, что бу­ду ез­дить в РГАЛИ и этот ар­хив раз­би­рать. Они об­ра­до­ва­лись. Там мно­го ра­бо­ты – все ор­га­ни­за­ции меч­та­ют от­дать свои ар­хи­вы в РГАЛИ. Я вы­зва­лась про­сто раз­ло­жить до­ку­мен­ты. Ка­кая бу­маж­ка к че­му от­но­сит­ся – не все­гда мож­но по­нять.

Как толь­ко с По­вар­ской те­атр пе­ре­ехал об­рат­но на Та­ган­ку, в ад­ми­ни­стра­ции ста­ли спра­ши­вать – а где вы бы­ли? То­гда я при­нес­ла до­ку­мент из РГАЛИ – они мне на­пи­са­ли бу­ма­гу в ви­де бла­го­дар­но­сти. Апек­си­мо­ва бла­го­дар­ность взя­ла, а на дру­гой день в РГАЛИ на­пи­са­ла пись­мо, что те­атр воз­ра­жа­ет, что­бы я к ним хо­ди­ла. В от­де­ле кад­ров те­ат­ра мне за­пи­са­ли «про­гул» и уволь­не­ние по ста­тье.

Се­год­ня ар­хив­ное на­сле­дие Та­ган­ки чрез­вы­чай­но раз­роз­не­но: в РГАЛИ – вся ста­рая до­ку­мен­та­ция; в те­ат­ре оста­лись изо­ма­те­ри­а­лы, ко­то­рые не при­нял ар­хив по раз­ме­ру (афи­ши, не­ко­то­рые круп­но­фор­мат­ные та­бе­ли) и ме­диа­ар­хив (ви­део- и ауди­о­за­пи­си). Кто его в те­ат­ре те­перь хра­нит – неиз­вест­но. Есть свой ар­хив у Фон­да под ру­ко­вод­ством вдо­вы ре­жис­се­ра Ка­та­лин Лю­би­мо­вой. Есть част­ное со­бра­ние быв­ше­го ар­хи­ви­ста, со­здан­ное на соб­ствен­ные сред­ства в раз­ные го­да – ред­кие до­ку­мен­таль­ные ви­део­за­пи­си. Идея все-та­ки со­здать еди­ный пол­но­цен­ный му­зей о ре­жис­се­ре с ми­ро­вым име­нем в его род­ной стране, воз­мож­но, как ча­сти му­зея всей те­ат­раль­ной ис­то­рии Рос­сии еще ре­аль­на, но каж­дый раз об­рас­та­ет все но­вы­ми и но­вы­ми пре­по­на­ми.

Фо­то предо­став­ле­но Свет­ла­ной Си­до­ри­ной

На вре­мя ре­мон­та те­ат­ра ар­хив Та­ган­ки раз­ме­сти­ли в ак­тер­ском бу­фе­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.