Ко­сой пе­ре­улок при­ду­ма­ла не Ро­улинг

Цар­ско­сель­ские гон­до­лы, ак­ва­пед и по­го­ре­лые те­ат­ры по-дмит­ров­ски

Nezavisimaya Gazeta - - КРАЕВЕДЕНИ­Е -

ан­ских ост­ро­ви­тян с по­плав­ком­про­ти­во­ве­сом. С тех пор рус­ские мо­ре­пла­ва­те­ли ча­сто при­во­зи­ли в подарок цар­ской се­мье раз­лич­ные эк­зо­ти­че­ские пла­ва­тель­ные сред­ства. С устья Аму­ра на транс­пор­те «Ги­ляк» в Цар­ское Се­ло бы­ли от­прав­ле­ны ги­ляк­ская, мань­чжур­ская и япон­ская лод­ки, и они по­пол­ни­ли коллекцию, за ко­то­рой сле­ди­ли флот­ские плот­ни­ки. В ней бы­ли че­ты­ре бай­дар­ки, в том чис­ле грен­ланд­ская и с Але­ут­ских ост­ро­вов. Ни­ко­лай II был хо­ро­шим спортс­ме­ном, царь ре­гу­ляр­но хо­дил на бай­дар­ках с 1884 по 1917 год, от­кры­вая се­зон в ап­ре­ле и за­кры­вая в но­яб­ре. На пру­ду хра­ни­лись и обыч­ные флот­ские мно­го­ве­сель­ные шлюп­ки – ялы и гич­ки, на ко­то­рых офи­це­ры и мо­ло­дые великие кня­зья устра­и­ва­ли со­рев­но­ва­ния; Алек­сандр III хра­нил в сво­ем ка­би­не­те один из брон­зо­вых при­зов за ве­сель­ную гон­ку. Име­лось три бу­е­ра – легкие па­рус­ные лод­ки, ко­то­рые мож­но бы­ло уста­но­вить на конь­ки, и они пе­ре­дви­га­лись си­лой вет­ра по ров­но­му льду. Ма­лые ях­ты бы­ли сти­ли­зо­ва­ны под во­ен­ные ко­раб­ли XVIII ве­ка с ору­дий­ны­ми пор­та­ми, и юные великие кня­зья не толь­ко иг­ра­ли в пи­ра­тов, но и зна­ко­ми­лись с оснаст­кой. Так на­зы­ва­е­мый ка­ли­фор­ний­ский па­рус­ный плот с вы­дви­га­ю­щим­ся ки­лем­про­ти­во­ве­сом и дру­гие аме­ри­кан­ские пло­ты по­яви­лись с увле­че­ни­ем ве­ли­ких кня­зей-под­рост­ков кни­га­ми Майн Ри­да и Фе­ни­мо­ра Ку­пе­ра, и иг­ра­ми в ин­дей­цев, для той же це­ли слу­жи­ла пи­ро­га и «челн ин­дей­ский». По­ми­мо джо­нок, сам­па­нов, ма­ниль­ских ло­док и нор­веж­ских йо­лов, «ка­и­ка, по­да­рен­но­го Ни­ко­лаю I ту­рец­ким сул­та­ном» , под­лин­ных ве­не­ци­ан­ских гон­дол, в кол­лек­ции бе­реж­но со­хра­ня­лись «кар­бас ар­хан­гель­ский, дыш­ка, аст­ра­хан­ская ло­вец­кая лод­ка и чел­но­ки волж­ские» . Алек­сандр III лю­бил ры­ба­чить со спе­ци­аль­но­го пло­та, а его дети – ка­тать­ся на неком «ак­ва­пе­де», све­де­ний о ко­то­ром ав­тор не на­шел, но по на­зва­нию пред­по­ло­жил, что плав­сред­ство бы­ло по­хо­же на со­вре­мен­ный вод­ный ве­ло­си­пед с греб­ным устрой­ством, при­во­ди­мым в дви­же­ние пе­да­ля­ми. Осо­бой лю­бо­вью Ни­ко­лая II поль­зо­ва­лись уни­каль­ные гат­чин­ки – легкие уз­кие ки­ле­вые лод­ки с ост­ры­ми об­во­да­ми и дву­мя вес­ла­ми в уклю­чи­нах в цен­тре, по­хо­жие на бай­дар­ки, но от­кры­тые и очень неустой­чи­вые. Лю­бив­ший спорт государь раз­ви­вал на гат­чин­ке из­ряд­ную ско­рость.

Зи­мин разыс­кал до­ку­мен­ты, со­глас­но ко­то­рым во всех им­пе­ра­тор­ских ре­зи­ден­ци­ях, кро­ме Стрель­ны, ма­ло­мер­ные су­да бы­ли до­ступ­ны для ка­та­ния пуб­ли­ки, обыч­но в от­сут­ствие им­пе­ра­тор­ских особ. День­ги за про­кат не взы­ма­лись – не то что те­перь, по­сле от­ме­ны кро­ва­во­го ца­риз­ма.

Вя­че­слав Ро­га­чев, пре­не­бре­гая гео­мет­ри­ей, име­ну­ет Дмит­ров­ское шос­се «мос­ков­ским Бер­муд­ским тре­уголь­ни­ком» , при­чем в от­ли­чие от зло­по­луч­но­го рай­о­на Ка­риб­ско­го моря, «су­гу­бая тра­гич­ность ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся чи­стой фик­ци­ей» , по мне­нию ав­то­ра – «ча­сто­та взры­вов, по­жа­ров, об­ва­лов вдоль дмит­ров­ско­го ра­ди­у­са за­мет­но пре­вы­ша­ет сред­не­мос­ков­ский уро­вень» . Ка­ко­го ро­да ста­ти­сти­ка ис­поль­зо­ва­лась для по­доб­ных умо­за­клю­че­ний, Алек­сей Ро­га­чев не уточ­ня­ет, од­на­ко в его сло­вах есть до­ля прав­ды. По­рой, пу­те­ше­ствуя по се­рой вет­ке мет­ро в сто­ро­ну об­ла­сти от «Пуш­кин­ской», ощу­ще­ние са­мо­го се­бя урод­ли­вым и ста­рым мо­жет до­ве­сти до край­но­сти – ко­гда над то­бой, си­дя­щем на ва­гон­ном ди­ване, рас­ка­чи­ва­ют­ся, вце­пив­шись в верх­ний по­ру­чень, изящ­ные и мод­ные, ды­ша­щие ду­ха­ми и ту­ма­на­ми хип­стер­ские дев­чон­ки.

Вы­те­кая из бес­тол­ко­во­го Охот­но­го Ря­да, дмит­ров­ский ра­ди­ус ока­зал­ся на пе­ри­фе­рии вни­ма­ния гра­до­стро­и­те­лей – уже в этом ему не вез­ло. А ле­жа­щая непо­да­ле­ку Те­ат­раль­ная пло­щадь ста­ла слов­но про­кля­ти­ем, моск­ви­чи за­ме­ти­ли: ес­ли го­рит театр, то это про­ис­хо­дит ли­бо на Боль­шой Дмит­ров­ке, ли­бо ря­дом. Алек­сей Ро­га­чев скру­пу­лез­но рас­ска­зал, как в 1805 го­ду с ве­ли­ким трес­ком сго­рел Пет­ров­ский театр, вы­стро­ен­ный на ме­сте сго­рев­ше­го в 1773 го­ду до­ма Ло­ба­но­вых-Ро­стов­ских, – те­перь здесь квар­тал Боль­шо­го те­ат­ра. Он го­рел в 1853-м, да так, что оста­лись лишь за­коп­чен­ные сте­ны. До это­го, в 1841 го­ду, в го­ло­веш­ки пре­вра­тил­ся Ма­лый театр. В 1898-м вы­го­рел част­ный театр куп­ца Со­ло­дов­ни­ко­ва, на­хо­дя­щий­ся на ме­сте со­вре­мен­но­го Те­ат­ра опе­рет­ты: го­род­ская ад­ми­ни­стра­ция от­ка­за­лась при­нять зда­ние имен­но из-за его по­жар­ной опас­но­сти, но ку­пец ула­дил де­ло из­вест­ным спо­со­бом. В 1907 го­ду этот же театр сго­рел еще раз, и сно­ва до обуг­лен­ных стен. В 1914 го­ду в пе­пел об­ра­ти­лись де­ко­ра­ции и ма­ши­ны ра­зом Боль­шо­го и Ма­ло­го те­ат­ров, хра­нив­ши­е­ся на скла­дах по­бли­зо­сти друг от дру­га. «В де­каб­ре 1938 года до­шла оче­редь до тре­тье­го те­ат­ра Те­ат­раль­ной пло­ща­ди – Цен­траль­но­го детского». По­жар по­ту­ши­ли, но в зда­нии во­дво­ри­лась труп­па Ма­ло­го те­ат­ра, в зда­нии ко­то­ро­го начался ка­пи­таль­ный ре­монт… В 2003-м перед на­ча­лом «Жи­зе­ли» за­го­рел­ся Му­зы­каль­ный театр име­ни Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко – ак­те­ры спа­са­лись пря­мо в сце­ни­че­ских ко­стю­мах. В 2005-м его ре­кон­струк­цию так спеш­но пы­та­лись за­кон­чить ко Дню го­ро­да, что в ночь на 27 мая за­нял­ся зри­тель­ный зал, рух­нул бал­кон, сго­ре­ла кров­ля, по­лы­ха­ли стро­и­тель­ные ле­са… Ав­тор ука­зы­ва­ет, что неда­ле­ко от пе­ре­се­че­ния с Са­до­вым коль­цом су­ще­ство­вал са­мый на­сто­я­щий Ко­сой пе­ре­улок, и ста­но­вит­ся яс­но: Джо­ан Ро­улинг в ее зло­ве­щих гра­до­стро­и­тель­ных фан­та­зи­ях дав­но опе­ре­ди­ла мос­ков­ская ре­аль­ность. Во дво­рах вла­де­ний по дмит­ров­ской до­ро­ге по­сто­ян­но па­да­ли бранд­мау­э­ры – сте­ны, при­зван­ные не до­пу­стить огонь к со­сед­ним зда­ни­ям, и по­жар­ным при­хо­ди­лось раз­би­рать об­лом­ки, из­вле­кая изу­ве­чен­ных. К ска­зан­но­му моск­во­ве­дом мож­но до­ба­вить, что уже в на­ча­ле на­ше­го ве­ка ки­но­те­ат­ром «Эста­фе­та», на­хо­дя­щим­ся близ Дмит­ров­ско­го шос­се у са­мо­го его ис­то­ка, вполне за­кон­ным об­ра­зом за­вла­де­ла поп-лу­бок-пе­ви­ца На­деж­да Ка­ды­ше­ва, со­дра­ла с фа­са­да впе­чат­ля­ю­щие ре­лье­фы 1970-х, упа­ко­ва­ла зда­ние в со­вре­мен­ную раз­но­цвет­ную ар­хи­тек­тур­ную ко­роб­ку и по­че­му-то на­зва­ла «Театр «Зо­ло­тое коль­цо», а это, как ка­жет­ся мно­гим, ху­же по­жа­ра.

7 но­яб­ря 1936 года на го­род рух­нул по­вре­жден­ный дви­га­тель тя­же­ло­го бом­бар­ди­ров­щи­ка ТБ3, сле­до­вав­ше­го на воз­душ­ный па­рад, трое про­хо­жих бы­ли уби­ты на ме­сте, во­семь по­лу­чи­ли уве­чья, но на­деж­ный са­мо­лет на трех остав­ших­ся мо­то­рах при­зем­лил­ся на аэро­дро­ме – пы­ла­ю­щие об­лом­ки, ко­неч­но, уго­ди­ли на Боль­шую Дмит­ров­ку…

Ил­лю­стра­ция из кни­ги

Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II и це­са­ре­вич Алек­сей в лод­ке-гат­чин­ке. Ка­нал Алек­сан­дров­ско­го пар­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.