За­мо­ро­зить, что­бы раз­гля­деть

Мо­ле­ку­ляр­ные ме­ха­низ­мы жиз­ни уда­лось ви­зу­а­ли­зи­ро­вать

Nezavisimaya Gazeta - - ЖИЗНИ - «НГ»

Вче­ра в Сток­голь­ме бы­ли объ­яв­ле­ны име­на ла­у­ре­а­тов Но­бе­лев­ской пре­мии за 2017 год в по­след­ней из трех есте­ствен­но­на­уч­ных но­ми­на­ций – хи­мии. Ими ста­ли швей­цар­ский уче­ный Жак Дю­бо­ше (1942 г.р.), немец­кий ис­сле­до­ва­тель, ра­бо­та­ю­щий в Ко­лум­бий­ском уни­вер­си­те­те в Нью-Йор­ке, Ио­ахим Франк (1940 г.р.) и шот­лан­дец Ри­чард Хен­дер­сон (1945 г.р.), со­труд­ник Кем­бридж­ско­го уни­вер­си­те­та в Ан­глии. Офи­ци­аль­ная фор­му­ли­ров­ка Но­бе­лев­ско­го ко­ми­те­та зву­чит так: «…за раз­ра­бот­ку крио­элек­трон­ной мик­ро­ско­пии вы­со­ко­го раз­ре­ше­ния для опре­де­ле­ния струк­ту­ры вы­со­ко­мо­ле­ку­ляр­ных био­мо­ле­кул в рас­тво­ре».

«Ско­ро у нас мо­гут по­явить­ся по­дроб­ные изоб­ра­же­ния слож­ных ма­шин жиз­ни в атом­ном раз­ре­ше­нии, – от­ме­ча­ет­ся в пресс-ре­ли­зе Но­бе­лев­ско­го ко­ми­те­та. – Крио­элек­трон­ная мик­ро­ско­пия… од­но­вре­мен­но упро­ща­ет и улуч­ша­ет ви­зу­а­ли­за­цию био­мо­ле­кул. Этот ме­тод от­крыл но­вую эпо­ху в био­хи­мии».

Наука, не толь­ко хи­мия, всегда стре­ми­лась к ви­зу­а­ли­за­ции сво­их до­сти­же­ний и объ­ек­тов ис­сле­до­ва­ния. Это об­щая исто­ри­че­ская тен­ден­ция. Эл­ли­ны не раз­ли­ча­ли по­ня­тий «ви­деть» и «знать». И со­вер­шен­но спра­вед­ли­во Но­бе­лев­ский ко­ми­тет под­чер­ки­ва­ет, что «на­уч­ные про­ры­вы ча­сто стро­ят­ся на успеш­ной ви­зу­а­ли­за­ции объ­ек­тов, неви­ди­мых че­ло­ве­че­ско­му гла­зу ».

Од­на­ко до недав­не­го вре­ме­ни био­хи­ми­че­ские «кар­ты» бы­ли по­кры­ты, ес­ли мож­но так ска­зать, бе­лы­ми пят­на­ми. Что не­уди­ви­тель­но, учи­ты­вая чрез­вы­чай­ную слож­ность этих объ­ек­тов и недо­ста­точ­ную чув­стви­тель­ность на­уч­но­го ин­стру­мен­та­рия тех­но­ло­гий для их ис­сле­до­ва­ния. Мо­ле­ку­ляр­ные ме­ха­низ­мы жиз­ни оста­ва­лись как бы неви­ди­мы­ми. «Крио­элек­трон­ная мик­ро­ско­пия прин­ци­пи­аль­но, – под­чер­ки­ва­ет­ся в прес­сре­ли­зе, – из­ме­ни­ла эту си­ту­а­цию. Ис­сле­до­ва­те­ли те­перь мо­гут за­мо­ро­зить био­мо­ле­ку­лы в мо­мент дви­же­ния и ви­зу­а­ли­зи­ро­вать про­цес­сы, ко­то­рых они ни­ко­гда ра­нее не ви­де­ли, что име­ет ре­ша­ю­щее зна­че­ние как для ба­зо­во­го по­ни­ма­ния хи­мии жиз­ни, так и для со­зда­ния но­вых фар­ма­цев­ти­че­ских пре­па­ра­тов».

Немно­го но­бе­лев­ской ста­ти­сти­ки. Сре­ди 108 ла­у­ре­а­тов по хи­мии с 1901 по 2016 год 63 че­ло­ве­ка удо­сто­е­ны этой на­гра­ды еди­но­лич­но. Са­мо­му мо­ло­до­му ла­у­ре­а­ту бы­ло 35 лет (Фре­де­рик Жо­лио, 1935 г.), а са­мо­му воз­раст­но­му – 85 лет (Джон Фенн, 2002 г.). Лю­бо­пыт­но, что, со­глас­но неко­то­рым со­цио­ло­ги­че­ским ис­сле­до­ва­ни­ям, хи­ми­ки во­об­ще дер­жат ли­дер­ство по дол­го­жи­тель­ству сре­ди уче­ных-есте­ствен­ни­ков.

Фо­то с сай­та www.cam.ac.uk и Reuters

Ин­тер­на­ци­о­наль­ное трио но­бе­лев­ских ла­у­ре­а­тов по хи­мии: Ри­чард Хен­дер­сон, Жак Дю­бо­ше, Ио­ахим Франк.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.