Не уМИРо­тво­рен­ные Ле­ни­ным

От­кры­лась XII Крас­но­яр­ская му­зей­ная би­ен­на­ле

Nezavisimaya Gazeta - - КУЛЬТУРА - Да­рья Кур­дю­ко­ва Крас­но­ярск–Москва

Крас­но­яр­ская му­зей­ная би­ен­на­ле – пер­вая би­ен­на­ле в Рос­сии, по­яви­лась в 1995-м на ро­дине Ва­си­лия Су­ри­ко­ва и неда­ле­ко от ме­ста ссыл­ки Ле­ни­на в Шу­шен­ском. В этом го­ду ди­рек­тор Ав­стрий­ско­го куль­тур­но­го фо­ру­ма в Рос­сии Си­мон Мраз, лю­бя­щий устра­и­вать ар­тин­тер­вен­ции в необыч­ных ме­стах – то в Мур­ман­ске на атом­ном ле­до­ко­ле «Ле­нин», то в Архы­зе на тер­ри­то­рии об­сер­ва­то­рии, то в сен­тяб­ре в Му­зее со­вре­мен­но­го ис­кус­ства и в Фи­лар­мо­нии Би­ро­би­джа­на, – пред­ло­жил для Крас­но­яр­ска те­му «Мир и мiръ. Ху­до­же­ствен­ное от­кры­тие рус­ской де­рев­ни», что­бы вспом­нить 100-ле­тие ре­во­лю­ции и од­но­вре­мен­но 30-ле­тие му­зей­но­го цен­тра «Пло­щадь ми­ра», по­след­не­го му­зея Ле­ни­на в СССР, се­год­ня хра­ня­ще­го и кол­лек­цию со­вре­мен­но­го ис­кус­ства – око­ло 2 тыс. ра­бот, часть ко­то­рых внед­ре­на в по­сто­ян­ную экс­по­зи­цию.

Гип­со­вый Ильич «ша­га­ет» бод­ро, но неиз­вест­но ку­да – мо­ну­мент сто­ит в уг­лу ли­цом к стене меж­ду му­зей­ны­ми эта­жа­ми. Это часть по­сто­ян­ной экс­по­зи­ции, вы­став­ка идет с нею бок о бок, а изоб­ре­та­тель­но­сти и на­сы­щен­но­сти са­мой этой по­сто­ян­ной экс­по­зи­ции (к то­му же об­нов­ля­е­мой и об­нов­лен­ной сей­час, там – не толь­ко о Ле­нине, о раз­ных во­ждях и о че­ло­ве­ке со­вет­ском с транс­ля­ци­ей спек­так­ля Дмит­рия Кры­мо­ва «Гор­ки-10» и лек­ции Ильи Уте­хи­на с не­дав­но до­бав­лен­ным раз­де­лом о ГУЛАГе...) мог­ли бы по­за­ви­до­вать мно­гие му­зеи. Ко­гда в од­ном из за­ко­ул­ков му­зей­ной экс­по­зи­ции вы упи­ра­е­тесь в дверь квар­ти­ры, слы­ша на­стыр­ные звон­ки сна­ру­жи, то, по­смот­рев в гла­зок, ви­ди­те Ильи­ча... Еще бок о бок с по­сто­ян­ной экс­по­зи­ци­ей Ель­цин Центр раз­вер­нул би­ен­наль­ный спец­про­ект – фо­то­вы­став­ку «Ав­густ-91. Лю­ди на пло­ща­ди».

В ос­нов­ном про­ек­те ны­неш­ней би­ен­на­ле ку­ра­то­ры (их мно­го) – Ма­рия Бу­ко­ва, Астрид Ве­ге, Са­бине Ели­нек, Сер­гей Ко­ва­лев­ский (арт-ди­рек­тор цен­тра «Пло­щадь ми­ра» и ко­мис­сар би­ен­на­ле, по­лу­чив­ший за Крас­но­яр­скую би­ен­на­ле пре­мию «Ин­но­ва­ция» в 2010-м), Си­мон Мраз, Вла­ди­мир Тар­но­поль­ский, Свет­ла­на Тэй­лор, То­би­ас Ур­бан, Ур­су­ла Хюб­нер и Ка­рин Цим­мер иг­ра­ют сло­ва­ми (сам му­зей сто­ит на пло­ща­ди Ми­ра), со­пря­гая се­го­дняш­ний «мир» и преж­нее зна­че­ние это­го сло­ва как «об­щи­ны, кре­стьян­ско­го со- об­ще­ства». Ху­дож­ни­ки, пре­иму­ще­ствен­но из Рос­сии и Ав­стрии (но есть здесь и ав­то­ры из Укра­и­ны и, на­при­мер, Ни­дер­лан­дов), би­ен­наль­но­му сю­же­ту да­ют раз­ные хо­ды (что-то сде­ла­но спе­ци­аль­но под вы­став­ку, у ко­го-то по­про­си­ли уже го­то­вые бо­лее ран­ние ра­бо­ты). Од­ни об­ра­ща­ют­ся к те­ме лич­ной па­мя­ти, дру­гие вы­хо­дят на ис­то­ри­че­скую ре­флек­сию, а неко­то­рые ав­стрий­цы, по­бы­вав в рос­сий­ских арт-ре­зи­ден­ци­ях – к при­ме­ру, в Та­ру­се в до­ме Эду­ар­да Штейн­бер­га, – оста­ви­ли свои вос­по­ми­на­ния о ме­та­мор­фо­зе ес­ли не де­рев­ни, так да­чи.

Аня Же­лудь, жи­ву­щая в под­мос­ков­ной де­ревне Ари­ни­но, в сво­ей ха­рак­тер­ной ма­не­ре по­ка­зы­ва­ет «Ланд­шафт» – осто­вы до­мов (и за ни­ми клад­би­ща), сде­лан­ные из гну­то­го же­ле­за, – обоб­щен­ную кар­ти­ну ми­ра, ко­то­рую каж­дый на­пол­ня­ет сво­и­ми ас­со­ци­а­ци­я­ми. Ин­стал­ля­ция Же­лудь ока­за­лась в цен­тре, на им­про­ви­зи­ро­ван­ной пло­ща­ди, от ко­то­рой в сто­ро­ны рас­хо­дят­ся ру­ка­ва-«ули­цы». Гре­гор Зай­лер усмат­ри­ва­ет в раз­ных стра­нахши­ро­тах «по­том­ков» рос­сий­ских «по­тем­кин­ских де­ре­вень», Мар­кус Ха­на­кам и Розви­та Шул­лер от­пра­ви­лись в якут­ское се­ло Кыр­гы­дай и сня­ли фильм «Гла­ша­таи» об иг­ра­ю­щей на хо­му­се Аль­бине, при­ба­вив к мест­ным ри­ту­а­лам свои, при­ду­ман­ные, сим­во­лы. А Еле­на Чер­ны­шо­ва око­ло го­да ез­ди­ла по се­ле­ни­ям ста­ро­ве­ров (ко­то­рых сно­ва гна­ли и по­сле ре­во­лю­ции) и сде­ла­ла фо­то­про­ект «Уне­сен­ные ве­рой» об их жиз­ни (де­ло нелег­кое с уче­том неже­ла­ния мно­гих ста­ро­ве­ров по­ка­зы­вать свою жизнь). Лео­нид Тиш­ков, вер­ный сво­им те­мам – па­мя­ти по­ко­ле­ний, лич­ной па­мя­ти, све­та, – вы­стро­ил ин­стал­ля­цию «Вет­хие фла­ги мо­ей свет­лой ро­ди­ны»: внут­ри до­ма – ста­рые ок­на с на­лич­ни­ка­ми, вы­ве­зен­ные из од­ной мест­ной раз­ру­шен­ной де­рев­ни. Они не «по­ка­зы­ва­ют» ни­че­го кон­крет­но­го, их свет – знак жиз­ни, воз­мож­ный бла­го­да­ря па­мя­ти. Это – све­тел­ка, пе­ред ней фла­гом по­ве­шен пле­те­ный ко­вер, по­сре­ди нее ле­жит круг­лый ков­рик – та­ких вя­за­ных ков­ри­ков, свя­зан­ных те­мой лич­ной па­мя­ти по­ко­ле­ний, мно­го в ра­бо­тах Тиш­ко­ва, но на этот раз он сде­лан из нео­но­вых тру­бок, то­же на­по­ми­ная о све­те как тра­ек­то­рии чьей-то жиз­ни (хоть че­ло­ве­ка, хоть де­рев­ни, хоть ухо­дя­ще­го со сво­и­ми тра­ди­ци­я­ми ми­ра).

Сер­гей Ки­щен­ко при под­держ­ке рос­сий­ских и ав­стрий­ских ин­сти­ту­ций ве­дет мно­го­лет­ний про­ект по ис­сле­до­ва­нию кол­лек­ции се­мян, со­здан­ной Ни- ко­ла­ем Ва­ви­ло­вым и, воз­мож­но, вы­ве­зен­ной с Ку­бан­ской экс­пе­ри­мен­таль­ной стан­ции на­ци­ста­ми. «Жур­нал на­блю­де­ний» – меж­ду­на­род­ный ис­сле­до­ва­тель­ский про­ект, сфо­ку­си­ро­ван­ный на иден­ти­фи­ка­ции по­хи­щен­ных ма­те­ри­а­лов, сей­час ху­дож­ник его ве­дет с ав­стрий­ской груп­пой RESANITA. А вот груп­па «Ку­да бе­гут со­ба­ки» на­уч­ные тех­но­ло­гии при­ме­ня­ет в иро­ни­че­ском клю­че. Пер­фор­манс «Ин­декс транс­цен­дент­но­сти» – это хит­ро­ум­ный ап­па­рат по... ва­ре­нию бор­ща об­раз­ца 1917 и 2017 го­дов. Ин­декс опре­де­ля­ет­ся ком­пью­те­ром на ос­но­ве тек­стов са­мо­го на­ча­ла XX ве­ка и ны­неш­них – на­при­мер, Горь­ко­го, Ба­у­ма­на, Тол­сто­го, с од­ной сто­ро­ны, и Ель­ци­на, При­го­ва, Но­си­ка, с дру­гой. На­ко­нец, сколь иро­нич­но, столь и жест­ко ис­то­рию сто­ле­тия «про­ши­ва­ет» се­ри­ей на­пи­сан­ных на кар­тоне кар­ти­нок крас­но­яр­ский ху­дож­ник Вик­тор Са­чив­ко. «Хо­чешь сей, а хо­чешь куй...» по­ка­зы­ва­ет и ва­ри­а­ции на те­му су­пре­ма­ти­че­ских кре­стьян Ма­ле­ви­ча, и мо­ло­до­го Ста­ли­на, и про­тестный ак­ци­о­низм груп­пы «Вой­на», Pussy Riot и Пет­ра Пав­лен­ско­го. Ис­то­рия за век до­бра­лась до са­мых по­след­них со­бы­тий, на­ро­чи­то небреж­ные кар­тин­ки сло­жи­лись в ис­то­ри­че­ский по­ли­птих.

А Ле­нин здесь жи­вой. Не толь­ко в сар­каз­ме му­зей­ной экс­по­зи­ции – ни­ко­гда не зна­ешь, ка­кой ви­ток сде­ла­ет ис­то­рия, – но и на ули­це. Про­ез­жая по од­ной из улиц, ви­дишь пла­кат: «И как вам, то­ва­ри­щи, жи­вет­ся при ка­пи­та­лиз­ме?» – ин­те­ре­су­ет­ся «вождь ми­ро­во­го про­ле­та­ри­а­та» в неиз­мен­ной кеп­ке. Это вход в ре­ги­о­наль­ное от­де­ле­ние КПРФ.

Фото ав­то­ра

Ва­си­лий Сло­нов. «Де­рев­ня и де­ти»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.