«Са­ни­тар­ный кор­дон» ЕС на пу­ти уг­ле­во­до­ро­дов

По­пыт­ки ре­гу­ли­ро­ва­ния ев­ро­пей­ско­го рын­ка го­лу­бо­го топ­ли­ва ве­дут к огра­ни­че­нию при­сут­ствия оте­че­ствен­ных ком­па­ний в Ста­ром Све­те

Nezavisimaya Gazeta - - В МИРЕ - Ан­дрей Ко­ноп­ля­ник

В сен­тяб­ре 2016 го­да Ди­рек­то­рат по энер­ге­ти­ке Ев­ро­ко­мис­сии (ДЭЕК) объ­явил тен­дер на про­ве­де­ние ис­сле­до­ва­ния о пу­тях раз­ви­тия си­сте­мы ре­гу­ли­ро­ва­ния (ев­ро­пей­ско­го) рын­ка га­за (Study on Quo vadis gas market regulatory framework), ко­то­рое долж­но быть вы­пол­не­но в те­че­ние 2017 го­да. На сай­те ДЭЕК ска­за­но, что «це­лью ис­сле­до­ва­ния яв­ля­ет­ся про­ве­де­ние до­ка­за­тель­но­го ана­ли­за для опре­де­ле­ния, яв­ля­ет­ся ли со­вре­мен­ная си­сте­ма ре­гу­ли­ро­ва­ния га­зо­во­го сек­то­ра ЕС наи­бо­лее эф­фек­тив­ной с точ­ки зре­ния мак­си­ми­за­ции все­об­ще­го бла­го­со­сто­я­ния ЕС или же необ­хо­ди­мы ее кор­рек­ти­ров­ки, и ес­ли по­след­нее вер­но, то предо­ста­вить ре­ко­мен­да­ции».

На­пом­ним, что эта си­сте­ма по­стро­е­на на ос­но­ве по­ло­же­ний Тре­тье­го энер­го­па­ке­та (ТЭП) ЕС.

Тре­тий энер­го­па­кет ЕС

ТЭП ЕС был при­нят в сен­тяб­ре 2009 го­да и всту­пил в си­лу в мар­те 2011-го. ТЭП сфор­ми­ро­вал но­вую ар­хи­тек­ту­ру еди­но­го внут­рен­не­го рын­ка га­за ЕС, ко­то­рая те­перь по­стро­е­на по прин­ци­пу со­во­куп­но­сти ры­ноч­ных зон на тер­ри­то­рии ЕС (см. ри­су­нок 1).

Эти ры­ноч­ные зо­ны фор­ми­ру­ют­ся по прин­ци­пу со­об­ща­ю­щих­ся меж­ду со­бой по­сред­ством тру­бо­про­во­дов-ин­тер­кон­нек­то­ров «бас­сей­нов» в рам­ках раз­де­лен­ных (несвя­зан­ных/unbundled) еще Вто­рым энер­ге­ти­че­ским па­ке­том (2003) рын­ков то­вар­но­го га­за (commodity) и рын­ка га­зо­транс­порт­ных мощ­но­стей (capacity). Газо­транс­порт­ные та­ри­фы фор­ми­ру­ют­ся по прин­ци­пу «на вхо­де­вы­хо­де». До­ступ к мощ­но­стям ГТС на гра­ни­цах зон дол­жен пред­ла­гать­ся гру­зо­от­пра­ви­те­лям в ви­де «свя­зан­ных про­дук­тов», то есть па­ке­том «вход-вы­ход» на каж­дом пунк­те пе­ре­хо­да гра­ни­цы зо­ны (внут­ри зон от­вет­ствен­ность за транс­пор­ти­ров­ку га­за несет опе­ра­тор ГТС).

Это ра­ди­каль­ный от­ход от пре­иму­ще­ствен­но при­ме­няв­шей­ся ра­нее ме­то­до­ло­гии «ди­стан­ци­он­ных» та­ри­фов на транс- пор­ти­ров­ку (и/или иных ме­то­до­ло­гий их каль­ку­ля­ции, та­ких как «поч­то­вые» или «от пунк­та к пунк­ту ») и (в рам­ках) свя­зан­ных рын­ков.

Про­да­жа га­за во всех но­вых кон­трак­тах долж­на осу­ществ­лять­ся на вир­ту­аль­ных тор­го­вых пло­щад­ках (ха­бах) в рам­ках каж­дой зо­ны по це­нам, фор­ми­ру­е­мым на этих тор­го­вых пло­щад­ках.

Это не ме­нее ра­ди­каль­ный от­ход от ис­то­ри­че­ски дей­ство­вав­ше­го с на­ча­ла экс­порт­ных по­ста­вок га­за в ЕС в 1960-е го­ды прин­ци­па, во-пер­вых, про­да­жи га­за в пунк­тах сда­чи-при­ем­ки на гра­ни­це той или иной стра­ны, во-вто­рых, це­но­об­ра­зо­ва­ния в рам­ках сроч­ных кон­трак­тов на ос­но­ве раз­лич­ных мо­ди­фи­ка­ций «гро­нин­ген­ской фор­му­лы», при­вя­зы­ва­ю­щей кон­тракт­ные це­ны на газ к сто­и­мо­сти за­ме­ща­ю­щих его энер­го­ре­сур­сов у ко­неч­но­го по­тре­би­те­ля. (Та­ким об­ра­зом, со­вре­мен­ный прин­цип це­но­об­ра­зо­ва­ния в рам­ках ТЭП ЕС по­стро­ен ис­клю­чи­тель­но на прин­ци­пе кон­ку­рен­ции меж­ду по­став­щи­ка­ми од­но­го энер­го­ре­сур­са – га­за, в то вре­мя как «гро­нин­ген­ская фор­му­ла» в первую оче­редь учи­ты­ва­ла ме­жтоп­лив­ную кон­ку­рен­цию – меж­ду раз­лич­ны­ми энер­го­ре­сур­са­ми в их ко­неч­ном ис­поль­зо­ва­нии, у ко­неч­но­го по­тре­би­те­ля.)

В рам­ках ТЭП необя­за­тель­но, что­бы каж­дая зо­на сов­па­да­ла с гео­гра­фи­че­ски­ми гра­ни­ца­ми от­дель­ных стран ЕС: от­дель­ные зо­ны мо­гут по­кры­вать лишь часть тер­ри­то­рии той или иной стра­ны (как, на­при­мер, се­го­дня в Гер­ма­нии и Фран­ции), а мо­гут вклю­чать несколь­ко стран (прин­цип сли­я­ния/объ­еди­не­ния зон с це­лью их укруп­не­ния и ожи­да­е­мо­го по­вы­ше­ния лик­вид­но­сти их тор­го­вых пло­ща­док) и/или их ча­стей.

Ка­ко­ва цель и что пред­ла­га­ет про­ект Quo Vadis?

Про­ект Quo Vadis при­зван вы­явить пу­тем ко­ли­че­ствен­но­го мо­де­ли­ро­ва­ния уз­кие ме­ста в си­сте­ме ре­гу­ли­ро­ва­ния рын­ка га­за ЕС, со­хра­ня­ю­щи­е­ся по­сле пол­но­го при­ме­не­ния (на­пом­ню: про­цесс еще не за­вер­шен) ТЭП ЕС и со­про­вож­да­ю­щих его до­ку­мен­тов и пред­ло­жить до­пол­ни­тель­ные ре­гу­ля­тив­ные ме­ры, ко­то­рые мо­гут при­ве­сти (по мне­нию кон­суль­тан­та – ком­па­ний EY и REKK – и ДЭЕК – за­каз­чи­ка ис­сле­до­ва­ния) к «по­вы­ше­нию бла­го­со­сто­я­ния ЕС (EU welfare)» (по-ви­ди­мо­му, раз­лич­ных групп по­тре­би­те­лей в ЕС).

Ос­нов­ной ме­ха­низм по обес­пе­че­нию до­сти­же­ния этих це­лей – ТЭП ЕС и раз­ра­бо­тан­ные в 2010–2016 го­дах в раз­ви­тие его по­ло­же­ний се­те­вые ко­дек­сы и ре­гла­мен­ты, часть ко­то­рых еще толь­ко про­дол­жа­ет внед­рять­ся в за­ко­но­да­тель­ство стран – чле- нов ЕС. Со­во­куп­ность до­ку­мен­тов ТЭП ЕС со­зда­ет пра­во­вые рам­ки функ­ци­о­ни­ро­ва­ния «еди­но­го внут­рен­не­го рын­ка га­за ЕС» (и сно­ва на­пом­ню, что его фор­ми­ро­ва­ние в та­ком ка­че­стве еще не за­вер­ше­но), при­зван­ные обес­пе­чить про­зрач­ный и недис­кри­ми­на­ци­он­ный транс­гра­нич­ный (внут­ри ЕС) до­ступ к га­зо­транс­порт­ным мощ­но­стям.

Кон­суль­тан­том был под­го­тов­лен и пред­став­лен для об­суж­де­ния участ­ни­кам рын­ка га­за ЕС до­клад (за­се­да­ние со­сто­я­лось 26 июня в Брюс­се­ле), ко­то­рый пред­став­ля­ет пред­ва­ри­тель­ные ре­зуль­та­ты пер­вой фа­зы про­ек­та Quo Vadis. Он со­дер­жит ка­че­ствен­ную оцен­ку эф­фек­тив­но­сти функ­ци­о­ни­ро­ва­ния рын­ка га­за ЕС по­сле пол­но­го при­ме­не­ния всей со­во­куп­но­сти до­ку­мен­тов ТЭП ЕС (и сно­ва под­черк­ну, что дан­ный про­цесс еще не за­вер­шен).

Кон­суль­тант вы­де­ля­ет в до­кла­де сле­ду­ю­щие пред­по­ла­га­е­мые им «зо­ны недо­ста­точ­ной эф­фек­тив­но­сти» рын­ка га­за ЕС: (i) раз­лич­ный уро­вень и несба­лан­си­ро­ван­ную струк­ту­ру га­зо­транс­порт­ных та­ри­фов, (ii) со­хра­ня­ю­щи­е­ся кон­тракт­ные и (iii) фи­зи­че­ские огра­ни­че­ния в по­став­ках, (iv) недо­ста­точ­ную эф­фек­тив­ность (непол­но­ту) ис­поль­зо­ва­ния га­зо­транс­порт­ной си­сте­мы, (v) вы­со­кую ры­ноч­ную кон­цен­тра­цию на уровне ЕС и от­дель­ных стран, (vi) со­хра­не­ние стра­но­вой спе­ци­фи­ки в ре­гу­ли­ро­ва­нии, (vii) огра­ни­чен­ную про­зрач­ность функ­ци­о­ни­ро­ва­ния рын­ка.

На ос­но­ва­нии этой оцен­ки пред­ло­же­ны к при­ме­не­нию неко­то­рые до­пол­ни­тель­ные ре­гу­ля­тор­ные ме­ры (аль­тер­на­тив­ные к дей­ству­ю­щей це­ле­вой мо­де­ли рын­ка га­за ЕС ре­ше­ния), ко­то­рые на­це­ле­ны на пре­одо­ле­ние су­ще­ству­ю­щих, по оцен­ке кон­суль­тан­та, уз­ких мест в си­сте­ме ре­гу­ли­ро­ва­ния рын­ка га­за ЕС и на «по­вы­ше­ние бла­го­со­сто­я­ния ЕС». Эти ме­ры пред­став­ле­ны в ви­де пя­ти сце­на­ри­ев для по­сле­ду­ю­щей ко­ли­че­ствен­ной оцен­ки «по­вы­ше­ния бла­го­со­сто­я­ния ЕС» в ре­зуль­та­те их ре­а­ли­за­ции.

Пять сце­на­ри­ев для мо­де­ли­ро­ва­ния

Эти сце­на­рии пред­став­ля­ют со­бой, по су­ти де­ла, ком­плекс­ную про­грам­му за­ме­ще­ния рос­сий­ско­го га­за в ЕС аме­ри­кан­ским СПГ:

– че­ты­ре сце­на­рия в сво­ей со­во­куп­но­сти фак­ти­че­ски пред­став­ля­ют вза­и­мо­свя­зан­ную си­сте­му дей­ствий по вы­тес­не­нию рос­сий­ско­го га­за на пе­ри­фе­рию зо­ны при­ме­не­ния за­ко­но­да­тель­ства ЕС;

– пя­тый – про­грам­му со­зда­ния ин­фра­струк­ту­ры ГТС от при­ем­ных тер­ми­на­лов СПГ к тра­ди­ци­он­ным пунк­там сда­чи-при­ем­ки рос­сий­ско­го га­за в ЕС (от­ку­да он дол­жен быть вы­тес­нен на рос­сий­ско-укра­ин­скую гра­ни­цу, а объ­е­мы его по­ста­вок си­сте­мой ис­кус­ствен­ных мер долж­ны/мо­гут быть со­кра­ще­ны).

Каж­дый из пред­ло­жен­ных мо­дель­ных сце­на­ри­ев пред­ла­га­ет су­ще­ствен­ное из­ме­не­ние по край­ней ме­ре од­но­го ре­гу­ля­тив­но­го па­ра­мет­ра (су­ще­ствен­но­го эле­мен­та су­ще­ству­ю­щей ар­хи­тек­ту­ры рын­ка га­за ЕС на ос­но­ве Тре­тье­го энер­го­па­ке­та), ве­ду­ще­го к «ро­сту бла­го­со­сто­я­ния ЕС». По­это­му, рас­смат­ри­вая каж­дый сце­на­рий по от­дель­но­сти, мож­но не прий­ти к озву­чен­но­му вы­ше вы­во­ду, но при оцен­ке их в со­во­куп­но­сти та­кой вы­вод, на мой взгляд, неиз­бе­жен.

Озна­ча­ет ли это, что со­во­куп­ность дан­ных сце­на­ри­ев мож­но ин­тер­пре­ти­ро­вать как «пер­вый кир­пи­чик» в фун­да­мент по­стро­е­ния (ви­ди­мо, уже сле­ду­ю­щим со­ста­вом Ев­ро­ко­мис­сии) иной, бо­лее дис­кри­ми­на­ци­он­ной по от­но­ше­нию к внеш­ним по­став­щи­кам се­те­во­го га­за, мо­де­ли рын­ка га­за ЕС, чем сфор­ми­ро­ван­ная Тре­тьим энер­го­па­ке­том?

Сце­на­рий 1: та­риф­ная ре­фор­ма

Пред­ла­га­ет­ся пе­ре­рас­пре­де­ле­ние та­ри­фов меж­ду опе­ра­то­ра­ми ГТС опто­во­го рын­ка внут­ри ры­ноч­ной зо­ны и внеш­ни­ми по от­но­ше­нию к опто­во­му рын­ку зо­ны иг­ро­ка­ми в рам­ках «иг­ры с ну­ле­вой сум­мой». Пред­ла­га­ет­ся об­ну­ле­ние та­ри­фов «вход-вы­ход» внут­ри ры­ноч­ных зон ЕС и ком­пен­са­ция опе­ра­то­рам ГТС этих зон недо­бо­ра их та­риф­ных по­ступ­ле­ний за счет пе­ре­но­са ли­бо 100% это­го недо­бо­ра на вход­ные та­ри­фы в зо­ну (см. ри­су­нок 2), ли­бо его рас­пре­де­ле­ния в про­пор­ции 50/50 меж­ду вход­ны­ми та­ри­фа­ми в ры­ноч­ную зо­ну опто­во­го рын­ка (пе­ре­кла­ды­ва­ние 50% до­пол­ни­тель­ных за­трат на экс­пор­те­ров) и вы­ход­ны­ми та­ри­фа­ми из зо­ны опто­во­го рын­ка в зо­ну роз­нич­но­го рын­ка (пе­ре­кла­ды­ва­ние 50% до­пол­ни­тель­ных за­трат на ко­неч­ных по­тре­би­те­лей).

Ак­ку­му­ли­ро­ва­ние и пе­ре­рас­пре­де­ле­ние по­вы­шен­ных вход­ных/вы­ход­ных та­ри­фов в зо­ну в поль­зу опе­ра­то­ров ГТС зо­ны для со­хра­не­ния за ни­ми воз­мож­но­сти фи­нан­си­ро­вать функ­ци­о­ни­ро­ва­ние и раз­ви­тие ГТС зо­ны пред­ла­га­ет­ся обес­пе­чить за счет со­зда­ния спе­ци­аль­но­го фон­да (TCF = TSO Compensati­on Fund) под управ­ле­ни­ем рас­по­ло­жен­но­го в Люб­ляне Ев­ро­пей­ско­го агент­ства по со­труд­ни­че­ству энер­го­ре­гу­ля­то­ров (ACER). Этот фонд при­сут­ству­ет в ка­че­стве ос­нов­но­го эле­мен­та во всех пред­ло­жен­ных для осу­ществ­ле­ния сце­на­ри­ях кон­суль­тан­та.

Сце­на­рии 2–3: укруп­не­ние зон

Сце­на­рий 2 пред­ла­га­ет ре­аль­ное сли­я­ние (укруп­не­ние до «ре­ги­о­наль­ных») ры­ноч­ных зон с при­мер­но оди­на­ко­вым уров­нем лик­вид­но­сти (од­но­род­но­сти), что да­ет воз­мож­ность вы­рав­ни­вать уров­ни ко­ти­ро­вок тор­го­вых пло­ща­док (ха­бов) внут­ри зо­ны. В Quo Vadis пред­ло­же­но че­ты­ре укруп­нен­ные ре­ги­о­наль­ные зо­ны (см. зо­ны 1–4 на ба­зо­вой кар­те – ос­но­ве для ри­сун­ка 3).

Сце­на­рий 3 пред­ла­га­ет вир­ту­аль­ное сли­я­ние ры­ноч­ных зон, то есть услов­ное объ­еди­не­ние раз­но­род­ных (по уров­ню лик­вид­но­сти) ры­ноч­ных зон. Это даст воз­мож­ность при­ме­нять внут­ри нелик­вид­ной зо­ны ко­ти­ров­ки с тор­го­вых пло­ща­док бо­лее лик­вид­ной зо­ны. Важ­ным усло­ви­ем та­ко­го вир­ту­аль­но­го объ­еди­не­ния зон яв­ля­ет­ся на­ли­чие меж­ду ни­ми ин­фра­струк­ту­ры ГТС, что де­ла­ет до­воль­но оче­вид­ной, по край­ней ме­ре для ме­ня, цель пред­ло­жен­но­го пред­при­я­тия.

Укруп­не­ние зон и вир­ту­аль­ный ре­верс

Оче­вид­ным и есте­ствен­ным пер­вым пре­тен­ден­том на та­кое вир­ту­аль­ное объ­еди­не­ние зон яв­ля­ет­ся, на мой взгляд, вир­ту­аль­ное при­со­еди­не­ние Укра­и­ны к ре­ги­о­наль­ной зоне 2, вклю­ча­ю­щей Гер­ма­нию, стра­ны Бе­ни­люк­са, Че­хию и Сло­ва­кию (см. ри­су­нок 3). Укра­и­на яв­ля­ет­ся стра­ной – чле­ном До­го­во­ра об энер­ге­ти­че­ском со­об­ще­стве (ДЭС, не пу­тать с До­го­во­ром к Энер­ге­ти­че­ской хар­тии – ДЭХ), по­это­му обя­за­на при­ме­нять на сво­ей тер­ри­то­рии энер­ге­ти­че­ское за­ко­но­да­тель­ство ЕС, по­то­му она вклю­че­на в мо­дель REKK и тем са­мым в про­ект Quo Vadis.

«Вир­ту­аль­ное объ­еди­не­ние» с этой зо­ной Укра­и­ны стро­ит­ся во­круг су­ще­ству­ю­щей экс­порт­ной ГТС для по­ста­вок рос­сий­ско­го га­за че­рез Укра­и­ну–Сло­ва­кию–Че­хию в Гер­ма­нию. Та­ким об­ра­зом, со­зда­ют­ся пред­по­сыл­ки для при­ме­не­ния на всем про­тя­же­нии этой це­поч­ки ры­ноч­ных зон «вир­ту­аль­но­го ре­вер­са». Это, в свою оче­редь, да­ет воз­мож­ность «вир­ту­аль­но­го им­пор­та» в стра­ны на во­сто­ке та­кой «вир­ту­аль­но объ­еди­нен­ной» ре­ги­о­наль­ной зо­ны (ко­то­рые се­го­дня не име­ют соб­ствен­но­го лик­вид­но­го га­зо­во­го внут­рен­не­го рын­ка, а зна­чит, тор­го­вых пло­ща­док с пред­ста­ви­тель­ны­ми ры­ноч­ны­ми, то есть неис­ка­жен­ны­ми це­но­вы­ми ко­ти­ров­ка­ми) вполне ре­аль­но­го (и бо­лее низ­ко­го) уров­ня цен с лик­вид­ных тор­го­вых пло­ща­док Се­ве­ро-За­пад­ной Ев­ро­пы.

Укра­ин­ский фак­тор

Но та­кая за­да­ча мо­жет быть в прин­ци­пе ре­а­ли­зо­ва­на толь­ко в том слу­чае, ес­ли бу­дут со­хра­не­ны устой­чи­вые мас­штаб­ные экс­порт­ные тран­зит­ные по­став­ки рос­сий­ско­го га­за по это­му ко­ри­до­ру (с во­сто­ка на за­пад), что­бы мож­но бы­ло – хо­тя бы на уровне тех­ни­че­ской кон­цеп­ции – при­ме­нять «вир­ту­аль­ный ре­верс» в об­рат­ном (с за­па­да на во­сток) на­прав­ле­нии для им­пор­та, в том чис­ле и га­зо­вых цен с лик­вид­ных тор­го­вых пло­ща­док Се­ве­ро-За­пад­ной Ев­ро­пы.

Та­ким об­ра­зом, это еще один ар­гу­мент, объ­яс­ня­ю­щий на­стой­чи­вое же­ла­ние ев­ро­пей­ских го­су­дарств и их ком­па­ний – тор­го­вых парт­не­ров «Газ­про­ма» со­хра­нить ши­ро­ко­мас­штаб­ный тран­зит рос­сий­ско­го га­за че­рез Укра­и­ну по­сле 2019 го­да.

По­нят­но, что эта идея вы­на­ши­ва­лась и ре­а­ли­за­ция ее «про­дав­ли­ва­лась» в пе­ри­од, ко­гда це­ны на нефть еще бы­ли вы­со­ки (до 2014 го­да), но на ев­ро­пей­ском рын­ке га­за уже сло­жи­лось фи­зи­че­ское, но глав­ное – кон­тракт­ное пре­вы­ше­ние пред­ло­же­ния над спро­сом (по­сле 2009 го­да), что су­ще­ствен­но опу­сти­ло спо­то­вые це­ны на от­но­си­тель­но лик­вид­ных тор­го­вых пло­щад­ках Се­ве­ро-За­пад­ной Ев­ро­пы ни­же кон­тракт­ных цен рос­сий­ско­го га­за, со­хра­ня­ю­щих пре­иму­ще­ствен­но неф­те­про­дук­то­вую ин­дек­са­цию.

От­сю­да стрем­ле­ние и ев­ро­пей­ских ор­га­нов ре­гу­ли­ро­ва­ния, и за­пад­но­ев­ро­пей­ских и укра­ин­ских по­ку­па­те­лей рос­сий­ско­го га­за ре­а­ли­зо­вать идею вир­ту­аль­но­го ре­вер­са рос­сий­ско­го (по про­ис­хож­де­нию) га­за из ЕС в Укра­и­ну.

Сце­на­рий 4: вы­тес­не­ние рос­сий­ско­го га­за на пе­ри­фе­рию ЕС

Сце­на­рий 4 пред­ла­га­ет пе­ре­не­се­ние пунк­тов сда­чи-при­ем­ки им­порт­но­го га­за (ПСП) на внеш­нюю гра­ни­цу ЕС (см. ри­су­нок 3). На прак­ти­ке, как сле­до­ва­ло из об­суж­де­ния 26 июня и сле­ду­ет из мо­де­ли EGMM ком­па­нии REKK (ко­то­рая по­стро­е­на при­ме­ни­тель­но к 33 ев­ро­пей­ским го­су­дар­ствам, ку­да вклю­че­ны та­к­же Мол­до­ва и Укра­и­на), – на внеш­нюю гра­ни­цу зо­ны при­ме­не­ния энер­ге­ти­че­ско­го за­ко­но­да­тель­ства ЕС (тер­ри­то­рия стран ЕС плюс стран ДЭС). Этот пункт прак­ти­че­ски це­ли­ком от­но­сит­ся ис­клю­чи­тель­но к рос­сий­ским по­став­кам, ибо осталь­ные экс­пор­те­ры га­за в ЕС осу­ществ­ля­ют свои по­став­ки на внеш­нюю гра­ни­цу пер­вой вход­ной зо­ны.

Мо­дель REKK (пусть и с ого­вор­кой: «ги­по­те­ти­че­ски») преду­смат­ри­ва­ет, что все про­да­жи рос­сий­ско­го га­за бу­дут те­перь осу­ществ­лять­ся в рам­ках это­го сце­на­рия в пер­вой по­гра­нич­ной стране ЕС по­сле пе­ре­се­че­ния рос­сий­ским га­зом гра­ни­цы ЕС. При этом в опуб­ли­ко­ван­ном опи­са­нии мо­де­ли до­пус­ка­ет­ся, что тран­зит­ные по­став­ки в ЕС че­рез Укра­и­ну с во­сто­ка (из Рос­сии) бо­лее не осу­ществ­ля­ют­ся, а стра­на­ми вхо­да рос­сий­ско­го га­за по дол­го­сроч­ным экс­порт­ным га­зо­вым кон­трак­там (ДСЭГК) на тер­ри­то­рию ЕС яв­ля­ют­ся Гер­ма­ния, Поль­ша или Бол­га­рия. При этом «газ, пред­на­зна­чен­ный се­го­дня для Ав­стрии, Фран­ции, Вен­грии и Ита­лии, бу­дет по­на­ча­лу про­дан в Гер­ма­нии, кон­тракт­ные объ­е­мы для Че­хии, Ни­дер­лан­дов и Сло­ва­кии – в Поль­ше, а газ, по­став­ля­е­мый по Тран­с­бал­кан­ско­му га­зо­про­во­ду, бу­дет вме­сто это­го при­хо­дить в Бол­га­рию че­рез Тур­цию… как буд­то дер­жа­те­ли кон­трак­тов про­да­ют все кон­тракт­ные объ­е­мы в этих трех стра­нах и поз­во­ля­ют тем са­мым трей­де­рам на спо­то­вом рын­ке за­ра­ба­ты­вать даль­ней­ши­ми по­став­ка­ми га­за внутрь (Ев­ро­пей­ско­го. – А.К.) кон­ти­нен­та».

В слу­чае со­хра­не­ния тран­зи­та рос­сий­ско­го га­за че­рез Укра­и­ну по­сле 2019 го­да из­ло­жен­ный в мо­де­ли EGMM REKK под­ход пред­по­ла­га­ет пе­ре­нос ПСП на рос­сий­ско­укра­ин­скую гра­ни­цу и даль­ней­ший тран­зит че­рез Укра­и­ну уже си­ла­ми за­пад­но­ев­ро­пей­ских ком­па­ний. Та­ким об­ра­зом, мо­дель REKK, вы­бран­ная ДЭЕК для обос­но­ва­ния «оп­ти­маль­но­го ди­зай­на ев­ро­пей­ско­го рын­ка га­за», не толь­ко прин­ци­пи­аль­но ме­ня­ет в пе­ри­од дей­ствия ДСЭГК ме­сто­по­ло­же­ние ПСП для этих кон­трак­тов, пе­ре­но­ся их на внеш­нюю гра­ни­цу ЕС (зо­ны при­ме­не­ния за­ко­но­да­тель­ства ЕС), но ме­ня­ет и са­му кон­тракт­ную струк­ту­ру по­ста­вок, вво­дя в ее це­поч­ку до­пол­ни­тель­ных по­сред­ни­ков.

По­это­му дан­ные упраж­не­ния ДЭЕК и кон­суль­тан­та име­ют да­ле­ко не чи­сто ака­де­ми­че­ский ин­те­рес и по­то­му тре­бу­ют при­сталь­но­го вни­ма­ния и мак­си­маль­ной во­вле­чен­но­сти рос­сий­ской сто­ро­ны (на­при­мер, по опы­ту ра­бо­ты над се­те­вы­ми ко­дек­са­ми ЕС по но­вым мощ­но­стям ГТС и по та­ри­фам, где пред­ста­ви­те­ли рос­сий­ской сто­ро­ны/груп­пы «Газ­пром» участ­во­ва­ли в ка­че­стве так на­зы­ва­е­мых Prime Movers – наи­бо­лее ак­тив­ных и за­ин­те­ре­со­ван­ных участ­ни­ков рын­ка) в дан­ный про­ект в рам­ках име­ю­щих­ся воз­мож­но­стей (од­на из немно­гих со­хра­нив­ших­ся се­го­дня, на мой взгляд, – в рам­ках Ра­бо­чей Груп­пы 2 «Внут­рен­ние рын­ки» Кон­суль­та­тив­но­го Со­ве­та Рос­си­яЕС по га­зу (РГ2 КСГ)).

Борь­ба с ДСЭГК: непре­кра­ща­ю­щи­е­ся по­пыт­ки

По­нят­но, что сце­на­рий 4 нере­а­ли­зу­ем на прак­ти­ке в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке – его пре­тво­ре­ние в жизнь не вхо­дит в зо­ну су­ве­рен­ных пол­но­мо­чий стран ЕС и его ин­сти­ту­тов. Он вы­звал мно­го во­про­сов и на­ре­ка­ний со сто­ро­ны участ­ни­ков рын­ка га­за, при­няв­ших уча­стие в за­се­да­нии 26 июня в Брюс­се­ле. Но дан­ное пред­ло­же­ние о пе­ре­но­се ПСП в рос­сий­ских ДСЭГК – это как ми­ни­мум еще од- на по­пыт­ка в их длин­ном ря­ду, ко­то­рый на мо­ей па­мя­ти на­чи­на­ет­ся с при­ня­ти­ем Вто­ро­го энер­го­па­ке­та ЕС (2003) и рас­ши­ре­ни­ем ЕС (2004). Имен­но то­гда на­ча­лось си­сте­ма­ти­че­ское дав­ле­ние на рос­сий­ские ДСЭГК, часть транс­порт­ных со­став­ля­ю­щих ко­то­рых ока­за­лась на тер­ри­то­рии ЕС, где как раз пе­ред этим по­ме­ня­лись «пра­ви­ла иг­ры».

Пер­во­на­чаль­но борь­ба про­тив рос­сий­ских ДСЭГК в ЕС на­ча­лась под эги­дой борь­бы про­тив со­дер­жа­щих­ся в них «по­ло­же­ний о пунк­тах ко­неч­но­го на­зна­че­ния». Она за­вер­ши­лась се­ри­ей трой­ствен­ных со­гла­ше­ний «Газ­про­ма», Ев­ро­ко­мис­сии в ли­це ее ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра­та по кон­ку­рен­ции и со­от­вет­ству­ю­щей ком­па­нии ЕС – по­ку­па­те­ля рос­сий­ско­го га­за об ис­клю­че­нии из дей­ству­ю­щих кон­трак­тов та­ких ого­во­рок; пер­вой та­кой ком­па­ни­ей бы­ла ита­льян­ская ENI.

За­тем эта борь­ба про­дол­жи­лась под ло­зун­га­ми от­ка­за от неф­тя­ной (неф­те­про­дук­то­вой) ин­дек­са­ции. При­чем в пе­ри­од до 2009 го­да, ко­гда спрос на газ пре­вы­шал его пред­ло­же­ние в Ев­ро­пе, а це­ны на нефть в ну­ле­вые го­ды рез­ко взле­те­ли вверх и вме­сте с ни­ми (че­рез неф­те­про­дук­то­вую при­вяз­ку) це­ны на газ в рос­сий­ских ДСЭГК, в ЕС озву­чи­ва­лись ло­зун­ги сдер­жи­ва­ния ро­ста цен на газ как при­чи­на борь­бы с та­кой ин­дек­са­ци­ей.

По­сле 2009 го­да на рын­ке га­за ЕС об­ра­зо­вал­ся из­бы­ток пред­ло­же­ния – на­ря­ду с кри­зис­ным за­мед­ле­ни­ем ро­ста спро­са в Ев­ро­пу при­шел ка­тар­ский СПГ, ко­то­рый был от­торг­нут в США из-за слан­це­вой ре­во­лю­ции и ро­ста внут­рен­ней до­бы­чи га­за, по­это­му он был пе­ре­на­прав­лен в ЕС. Кон­тракт­ные це­ны на газ оста­ва­лись вы­со­ки­ми, по­сколь­ку неф­тя­ные це­ны вос­ста­но­ви­лись по­сле про­ва­ла во вто­рой по­ло­вине 2008 го­да и оста­ва­лись на уровне свы­ше 100 долл. за бар­рель до 2014 го­да. Спо­то­вые же, на­обо­рот, рез­ко про­ва­ли­лись вниз – ре­зуль­тат из­быт­ка пред­ло­же­ния. Плюс к это­му (так сов­па­ло) всту­пил в си­лу Тре­тий энер­го­па­кет ЕС. По­это­му борь­ба про­тив неф­те­про­дук­то­вой ин­дек­са­ции ве­лась в это вре­мя уже под ло­зун­га­ми от­ка­за от ДСЭГК и по­все­мест­но­го пе­ре­хо­да к спо­то­вой тор­гов­ле в ЕС или как ми­ни­мум пе­ре­во­да це­но­об­ра­зо­ва­ния в ДСЭГК на при­вяз­ку к спо­ту – в це­лях сни­же­ния кон­тракт­ных цен на газ.

Те­перь же про­дол­же­ние фак­ти­че­ской борь­бы про­тив рос­сий­ских ДСЭГК в их тра­ди­ци­он­ном по­ни­ма­нии (сроч­ные кон­трак­ты гро­нин­ген­ско­го ти­па с ме­ха­низ­мом це­но­об­ра­зо­ва­ния, опи­ра­ю­щим­ся на ме­жтоп­лив­ную кон­ку­рен­цию, с по­сле­ду­ю­щей их эво­лю­ци­он­ной адап­та­ци­ей в со­от­вет­ствии с ре­а­ли­я­ми ме­ня­ю­ще­го­ся кон­крет­но­го рын­ка, так на­зы­ва­е­мая «ги­брид­ная мо­дель це­но­об­ра­зо­ва­ния в рам­ках сроч­ных кон­трак­тов»), ко­то­рая про­смат­ри­ва­ет­ся в рам­ках Quo Vadis, как буд­то на­це­ле­на на по­пыт­ку при­ве­сти их к турк­мен­ской мо­де­ли (ко­гда стра­на про­да­ет свой газ на сво­ей внеш­ней гра­ни­це в от­ры­ве от кон­ку­рент­ной си­ту­а­ции на рын­ке у по­тре­би­те­ля).

Сце­на­рий 5: рас­чист­ка пло­щад­ки для СПГ

Сце­на­рий 5 на­це­лен на сни­же­ние уров­ня ры­ноч­ной кон­цен­тра­ции в ЕС за счет рас­ши­ре- ния тру­бо­про­вод­ной ин­фра­струк­ту­ры для до­став­ки СПГ из су­ще­ству­ю­щих при­ем­ных тер­ми­на­лов на гра­ни­це ЕС внутрь ЕС к ос­нов­ным по­тре­би­те­лям/ПСП, за­пи­ты­ва­е­мым се­го­дня пре­иму­ще­ствен­но по­став­ка­ми из Рос­сии (см. ри­су­нок 3). Этот сце­на­рий име­ет двой­ную мо­ти­ви­ров­ку.

Во-пер­вых, пря­мо за­яв­ле­но, что «толь­ко СПГ по­тен­ци­аль­но мо­жет вне­сти вклад и ока­зать су­ще­ствен­ное кон­ку­рент­ное дав­ле­ние на ос­нов­ных тру­бо­про­вод­ных по­став­щи­ков га­за… Ны­неш­няя це­но­вая политика «Газ­про­ма» и свя­зан­ная с этим стра­те­гия за­лить ЕС га­зом по низ­ким це­нам хо­ро­шо ил­лю­стри­ру­ет кон­ку­рент­ную угро­зу, воз­ни­ка­ю­щую в усло­ви­ях гря­ду­ще­го из­быт­ка пред­ло­же­ния СПГ. Та­кая це­но­вая политика пре­сле­ду­ет цель от­сечь СПГ от ЕС там, где и до тех пор, по­ка он бу­дет ре­аль­но угро­жать ры­ноч­ной по­зи­ции «Газ­про­ма».

Во-вто­рых, се­го­дняш­ние воз­мож­но­сти по фи­зи­че­ской до­став­ке ре­га­зи­фи­ци­ро­ван­но­го СПГ от при­ем­ных его тер­ми­на­лов в глубь ЕС су­ще­ствен­но огра­ни­чен­ны. По рас­че­там REKK, толь­ко с 22% мощ­но­стей при­ем­ных тер­ми­на­лов СПГ газ мо­жет быть до­став­лен в глубь ЕС, а 78% мощ­но­стей обес­пе­че­ны ин­фра­струк­ту­рой ГТС для рас­пре­де­ле­ния га­за толь­ко на при­мы­ка­ю­щих к тер­ми­на­лам тер­ри­то­ри­ях. Толь­ко СПГ с тер­ми­на­лов из Ни­дер­лан­дов, Бель­гии, Ита­лии и (ча­стич­но) Фран­ции мо­жет быть фи­зи­че­ски до­став­лен в глубь ЕС.

Воз­ни­ка­ет во­прос: от­ку­да взять день­ги на со­зда­ние этой но­вой ин­фра­струк­ту­ры? На­пра­ши­ва­ет­ся от­вет: че­рез ме­ха­низм TCF за счет ре­а­ли­за­ции сце­на­рия 1. И то­гда это (как ми­ни­мум от­ча­сти) – день­ги внеш­них по­став­щи­ков, на ко­го бу­дет пе­ре­ло­же­но до­пол­ни­тель­ное бре­мя фи­нан­си­ро­ва­ния кон­ку­рент­ной ин­фра­струк­ту­ры. Или че­рез ме­ха­низ­мы PCI (про­ек­ты об­ще­го ин­те­ре­са) и TYNDP (де­ся­ти­лет­ние пла­ны раз­ви­тия ин­фра­струк­ту­ры). В обо­их слу­ча­ях это озна­ча­ет до­пол­ни­тель­ный спрос на до­ступ к пуб­лич­ным фи­нан­сам ЕС, то есть к день­гам ев­ро­пей­ских на­ло­го­пла­тель­щи­ков, на ко­го та­ким об­ра­зом ля­жет до­пол­ни­тель­ная фи­нан­со­вая на­груз­ка, умень­ша­ю­щая, а не уве­ли­чи­ва­ю­щая рост их бла­го­со­сто­я­ния.

Но да­же со­зда­ние этой ин­фра­струк­ту­ры (со­зда­ние тех­ни­че­ских воз­мож­но­стей для до­став­ки СПГ по­сле его ре­га­зи­фи­ка­ции в глубь ЕС) не га­ран­ти­ру­ет из­ме­не­ние по­то­ков СПГ с дру­гих ми­ро­вых рын­ков на Ев­ро­пу. Для это­го в ЕС долж­ны вы­рас­ти це­ны, сде­лав ев­ро­пей­ский ры­нок бо­лее при­вле­ка­тель­ным (пре­ми­аль­ным). Как ре­ша­ет­ся эта за­да­ча под аме­ри­кан­ский СПГ, по­ка­жем даль­ше. По­ка же от­ме­тим, что по­вы­ше­ние опто­вых цен га­за в ЕС, необ­хо­ди­мое для уве­ли­че­ния по­ста­вок СПГ в Ев­ро­пу, по­вы­ше­ния уров­ня за­груз­ки су­ще­ству­ю­щих тер­ми­на­лов СПГ и обес­пе­че­ния оку­па­е­мо­сти тем са­мым недо­ста­ю­щих се­го­дня (но на­ме­ча­е­мых к стро­и­тель­ству в рам­ках сце­на­рия 5 – ина­че за­чем во­об­ще ну­жен этот сце­на­рий?) тру­бо­про­вод­ных мощ­но­стей от при­ем­ных тер­ми­на­лов СПГ на по­бе­ре­жье ЕС к ПСП (се­го­дня – пре­иму­ще­ствен­но рос­сий­ско­го га­за) в глу­бине ЕС (см. ри­су­нок 3), вхо­дит в пря­мой кон­фликт с за­да­чей «по­вы­ше­ния бла­го­со­сто­я­ния ЕС» в ре­зуль­та­те пред­ло­же­ний кон­суль­тан­та в со­от­вет­ствии с ТЗ ДЭЕК.

Ис­точ­ник: 17-й Ма­д­рид­ский фо­рум. «Энер­ге­ти­че­ские ру­гу­ля­то­ры стран чле­нов ЕС»

Рис. 1.

Ис­точ­ник: Ис­сле­до­ва­ние ар­хи­тек­ту­ры га­зо­во­го рын­ка ЕС Quo Vadis

Рис. 3. Ве­ро­ят­ный эф­фект от про­ек­та Quo Vadis

Ис­точ­ник: ПАО «Газ­пром»

Рис. 4.

Ис­точ­ник: Ис­сле­до­ва­ние ар­хи­тек­ту­ры га­зо­во­го рын­ка ЕС Quo Vadis

Рис. 2.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.