«Ре­фор­ма­ция – это путь к об­ра­зу со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка»

По­сол Гер­ма­нии Рю­ди­гер фон Фрич – о лю­те­ран­стве в Рос­сии, ре­цеп­тах «при­ми­ре­ния раз­ли­чий» и огра­ни­че­нии вла­сти по­ли­ти­ков сво­бо­дой со­ве­сти

Nezavisimaya Gazeta - - ЗДОРОВЬЕ -

За­вер­ша­ет­ся год Ре­фор­ма­ции, свя­зан­ный с 500-ле­ти­ем со­бы­тий, по­слу­жив­ших на­ча­лом ис­то­рии про­те­стан­тиз­ма. Эта да­та от­ме­ча­ет­ся и в Рос­сии, где лю­те­ран­ство и дру­гие про­те­стант­ские уче­ния су­ще­ству­ют со вре­мен Ива­на Гроз­но­го. От­вет­ствен­ный ре­дак­тор «НГР » Ан­дрей МЕЛЬНИКОВ за­дал не­сколь­ко во­про­сов Рю­ди­ге­ру фон ФРИЧУ, чрез­вы­чай­но­му и пол­но­моч­но­му по­слу Гер­ма­нии – стра­ны, где за­ро­ди­лась Ре­фор­ма­ция.

– Гос­по­дин по­сол, как вы счи­та­е­те, на­сколь­ко при­над­леж­ность к во­сточ­но­му и за­пад­но­му хри­сти­ан­ству опре­де­ля­ет раз­ли­чия меж­ду на­ши­ми стра­на­ми? – Ра­зу­ме­ет­ся, это раз­де­ле­ние и со­от­вет­ствен­но ре­ли­ги­оз­ная ори­ен­та­ция ве­ру­ю­щих спо­соб­ство­ва­ли то­му, что жизнь в на­ших стра­нах в про­шед­шие ве­ка скла­ды­ва­лась по- раз­но­му. С дру­гой сто­ро­ны, об­щая си­сте­ма хри­сти­ан­ских цен­но­стей все­гда бы­ла объ­еди­ня­ю­щим эле­мен­том. Ведь все на­ши го­су­дар­ства, на­ше об­ще­ство немыс­ли­мы без на­ших хри­сти­ан­ских кор­ней. «Сво­бод­ное, свет­ское го­су­дар­ство жи­вет пред­по­сыл­ка­ми, ко­то­рых оно са­мо не мо­жет га­ран­ти­ро­вать», – ска­зал один немец­кий пра­во­вед о на­шей си­ту­а­ции.

Ба­зо­вые хри­сти­ан­ские убеж­де­ния и пред­став­ле­ния о цен­но­стях вно­си­лись и вно­сят­ся в об­ще­ствен­ный дис­курс. И это необы­чай­но важ­но. В на­шей об­щей гер­ма­но-рос­сий­ской ис­то­рии есть хо­ро­шие при­ме­ры граж­дан­ско­го по­движ­ни­че­ства. В свя­зи с этим мне при­хо­дят на ум при­ме­ры нем­ца, по­лу­чив­ше­го в Рос­сии про­зви­ще «свя­той док­тор», и рус­ско­го, ко­то­ро­го Цер­ковь в Гер­ма­нии рас­смат­ри­ва­ет как вид­но­го ре­ли­ги­оз­но­го фи­ло­со­фа. Я имею в ви­ду ка­то­ли­ка Фри­дри­ха Йо­зе­фа Ха­а­са (Фе­до­ра Пет­ро­ви­ча Га­а­за) (1780–1853) и пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка Алек­сандра Ме­ня (1935–1990). Мож­но вспом­нить и яр­кий при­мер прин­цес­сы Гес­сен-Дарм­штадт­ской Эли­за­бет (ве­ли­кой кня­ги­ни Ели­за­ве­ты Фе­до­ров­ны): она бы­ла не толь­ко немец­кой прин­цес­сой, на­шед­шей в Рос­сии свою вто­рую ро­ди­ну, но и бла­го­да­ря сво­ей са­мо­от­вер­жен­ной де­я­тель­но­сти на бла­го обез­до­лен­ных, кор­ни ко­то­рой кро­ют­ся в диа­ко­ни­че­ских тра­ди­ци­ях ее еван­ге­ли­чес- ко­го про­ис­хож­де­ния, при­чис­ле­на к ли­ку свя­тых Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви. – На ваш взгляд, на­сколь­ко 500-ле­тие Ре­фор­ма­ции важ­но для Рос­сии? Или для Рос­сии это чу­жая да­та? – Ре­ли­ги­оз­но-ду­хов­ный подъ­ем, вы­зван­ный Ре­фор­ма­ци­ей, охва­тил весь мир: бо­лее 800 мил­ли­о­нов хри­сти­ан во всем ми­ре свя­за­ны се­го­дня друг с дру­гом еван­гель­ской ве­рой. С неве­ро­ят­ной си­лой идеи Лю­те­ра из­ме­ни­ли Цер­ковь, об­ще­ство и го­су­дар­ства да­ле­ко за пре­де­ла­ми Гер­ма­нии. Еще в XVI ве­ке Ре­фор­ма­ция до­стиг­ла и гра­ниц цар­ской им­пе­рии – с тех пор дей­ству­ет Еван­ге­ли­че­ско-лю­те­ран­ская цер­ковь Рос­сии. То есть она глу­бо­ко уко­ре­не­на в рус­ской ис­то­рии – в 2016 го­ду она от­ме­ти­ла 440-ле­тие сво­е­го су­ще­ство­ва­ния. На про­тя­же­нии ве­ков рос­сий­ские про­те­стан­ты неиз­мен­но вно­си­ли свой вклад в куль­тур­ное и на­уч­ное бо­гат­ство сво­ей стра­ны: в по­ли­ти­че­ские успе­хи, в мо­дер­ни­за­цию и ре­фор­ми­ро­ва­ние Рос­сии. По­это­му юби­лей Ре­фор­ма­ции – это и в Рос­сии по­вод для празд­ни­ка.

Ес­ли го­во­рить кон­крет­но о Ре­фор­ма­ции в этом кон­тек­сте, то са­мой важ­ной це­лью ре­фор­ма­то­ра Лю­те­ра бы­ло пре­об­ра­зо­ва­ние Церк­ви, под­ра­зу­ме­ва­ю­щее воз­вра­ще­ние к смыс­лу Свя­щен­но­го Пи­са­ния. С этим нераз­рыв­но свя­за­на мысль о том, что каж­до­му че­ло­ве­ку да­ро­ва­на сво­бо­да ве­ры и со­ве­сти. А из это­го про­ис­те­ка­ет от­вет­ствен­ность для каж­до­го из нас: за се­бя са­мо­го, за сво­е­го ближ­не­го и за об­щее бла­го. Сво­бо­да каж­до­го в от­дель­но­сти за­да­ет гра­ни­цы лю­бой мир­ской вла­сти. Она укреп­ля­ет си­лу ра­зу­ма и от­вет­ствен­ность за свои по­ступ­ки – а зна­чит, и зна­ния, про­све­ще­ние, лю­бо­зна­тель­ность и уве­рен­ность в се­бе. Та­ким об­ра­зом бы­ли за­ло­же­ны ос­но­вы для фор­ми­ро­ва­ния зре­ло­го граж­да­ни­на бо­лее позд­не­го вре­ме­ни.

Мы хо­тим так­же, что­бы юби­лей Ре­фор­ма­ции поз­во­лил нам углу­бить диа­лог с на­ши­ми рос­сий­ски­ми парт­не­ра­ми. В со­труд­ни­че­стве с Еван­ге­ли­че­ско­лю­те­ран­ской цер­ко­вью Рос­сии и мно­ги­ми дру­ги­ми парт­не­ра- ми мы и в Рос­сии от­ме­ча­ем юби­лей Ре­фор­ма­ции, ор­га­ни­зуя кон­фе­рен­ции, кон­цер­ты, вы­став­ки и до­кла­ды. Осо­бен­но яр­ким куль­тур­ным со­бы­ти­ем ста­нет пре­мье­ра «Стра­стей по Мат­фею» в ис­пол­не­нии Гам­бург­ско­го ба­ле­та под ру­ко­вод­ством Джо­на Ной­май­е­ра 25 ок­тяб­ря в Мос­ков­ской фи­лар­мо­нии. – Мо­жет ли лю­те­ран­ство и свя­зан­ное с ним ис­то­ри­че­ское и куль­тур­ное на­сле­дие в Рос­сии слу­жить мо­сти­ком для вза­и­мо­от­но­ше­ний на­ших стран? – Я убеж­ден, что боль­шое зна­че­ние Еван­ге­ли­че­ско-лю­те­ран­ской церк­ви в Рос­сии со­сто­ит не толь­ко в том, что она мо­жет слу­жить мо­стом меж­ду хри­сти­а­на­ми в на­ших двух стра­нах – как се­го­дня, так и в бу­ду­щем. Ведь эф­фект Ре­фор­ма­ции про­сти­ра­ет­ся да­ле­ко за пре­де­лы ре­ли­ги­оз­ной сфе­ры. Она охва­ти­ла са­мые ши­ро­кие об­ла­сти че­ло­ве­че­ской жиз­ни: фи­ло­со­фию, куль­ту­ру, ис­кус­ство, му­зы­ку, эти­ку и мно­гое дру­гое.

Рю­ди­гер фон Фрич: «Еще в XVI ве­ке Ре­фор­ма­ция до­стиг­ла гра­ниц Ру­си»

Все эти об­ла­сти тра­ди­ци­он­но яв­ля­ют­ся для Гер­ма­нии и Рос­сии сфе­ра­ми тес­но­го со­труд­ни­че­ства, ко­то­рое мы хо­тим вме­сте про­дол­жать рас­ши­рять. Тем са­мым укреп­ля­ют­ся вза­и­мо­по­ни­ма­ние и до­ве­рие. Это са­мая луч­шая га­ран­тия, ко­то­рая да­ет нам си­лы в про­ти­во­дей­ствии без­мол­вию, от­чуж­де­нию и на­ци­о­на­лиз­му. Цер­ковь как хра­ни­тель­ни­ца ос­но­во­по­ла­га­ю­щих хри­сти­ан­ско-гу­ма­ни­сти­че­ских цен­но­стей иг­ра­ет в этом осо­бо су­ще­ствен­ную роль. – В ка­кой ме­ре гер­ман­ское пра­ви­тель­ство под­дер­жи­ва­ет Еван­ге­ли­че­ско­лю­те­ран­скую цер­ковь Рос­сии и дру­гие про­те­стант­ские об­щи­ны немец­ко­го про­ис­хож­де­ния? – Гер­ман­ское го­су­дар­ство не под­дер­жи­ва­ет ни­ка­кие ре­ли­ги­оз­ные об­щи­ны за ру­бе­жом са­ми по се­бе, од­на­ко меж­ду цер­ков­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми на­ших стран име­ют­ся тес­ные свя­зи. А мы – по­соль­ство – за­ин­те­ре­со­ва­ны в тес­ном и до­ве­ри­тель­ном диа­ло­ге, в том чис­ле со все­ми кон­фес­си­я­ми в Рос­сии. В рам­ках это­го диа­ло­га мы, на­при­мер, по­мо­га­ем уста­но­вить парт­нер­ские кон­так­ты с те­ми или ины­ми учре­жде­ни­я­ми в Гер­ма­нии. Ко­неч­но, Еван­ге­ли­че­ско-лю­те­ран­ская цер­ковь Рос­сии, учи­ты­вая ее мно­го­ве­ко­вые тра­ди­ции и то, что она пред­став­ле­на на всей тер­ри­то­рии стра­ны, яв­ля­ет­ся для нас глав­ным парт­не­ром. Это на­хо­дит свое вы­ра­же­ние, на­при­мер, в еже­год­ной ор­га­ни­за­ции Рож­де­ствен­ско­го кон­цер­та по­соль­ства в со­бо­ре Свя­тых Пет­ра и Павла в Москве. Поль­зу­ясь слу­ча­ем, хо­тел бы уже сей­час при­гла­сить всех чи­та­те­лей на оче­ред­ной Рож­де­ствен­ский кон­церт 9 де­каб­ря. – Участ­ву­ет ли Гер­ма­ния в судь­бе куль­тур­но­го на­сле­дия про­те­стан­тиз­ма в Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти? – Се­го­дняш­няя Ка­ли­нин­град­ская об­ласть – быв­шая Во­сточ­ная Прус­сия – при­ня­ла Ре­фор­ма­цию еще в 1525 го­ду, по­это­му ее про­те­стант­ское на­сле­дие име­ет для нас боль­шое зна­че­ние. Од­на­ко мно­гие ис­то­ри­че­ские цер­ков­ные зда­ния пе­ре­шли во вла­де­ние Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви, за ис­клю­че­ни­ем трех церк­вей, при­над­ле­жа­щих проб­ству еван­ге­ли­че­ско-лю­те­ран­ских об­щин Ка­ли­нин­гра­да.

Ка­ли­нин­град­ское проб­ство по­лу­ча­ет де­неж­ные сред­ства от Еван­ге­ли­че­ской церк­ви Се­вер­ной Гер­ма­нии и от Об­ще­ства име­ни Густа­ва-Адоль­фа – цер­ков­но­го учре­жде­ния, ко­то­рое по­мо­га­ет об­щи­нам за ру­бе­жом. Стро­и­тель­но-ре­монт­ные ме­ро­при­я­тия до­пол­ни­тель­но опла­чи­ва­ют­ся из част­ных по­жерт­во­ва­ний, на­при­мер, зем­ля­честв, част­ных об­ществ и со­ю­зов со­дей­ствия, при­чем по­след­ние ре­гу­ляр­но по­лу­ча­ют зна­чи­тель­ные гран­ты пра­ви­тель­ства Гер­ма­нии на со­хра­не­ние куль­тур­но­го бо­гат­ства. Кро­ме то­го, от­дель­ные фе­де­раль­ные зем­ли и го­ро­да под­дер­жи­ва­ют раз­лич­ные про­ек­ты, на­при­мер, тю­ринг­ский го­род Мюль­ха­у­зен по­мо­га­ет ре­ста­ври­ро­вать цер­ковь в по­сел­ке Гвар­дей­ское (быв­ший Мюль­ха­у­зен). – Ро­ди­на Ре­фор­ма­ции, Гер­ма­ния, по­де­ле­на меж­ду ка­то­ли­че­ской и про­те­стант­ской об­щи­на­ми. В ка­кой ме­ре оста­ет­ся ак­ту­аль­ным рас­кол по ре­ли­ги- озно­му прин­ци­пу? Или за про­шед­шие сто­ле­тия по­след­ствия Ре­фор­ма­ции боль­ше не опре­де­ля­ют по­ли­ти­че­скую жизнь Гер­ма­нии? – Се­го­дня в Гер­ма­нии хри­сти­ане раз­лич­ных кон­фес­сий вме­сте празд­ну­ют юби­лей Ре­фор­ма­ции. Эта мо­дель «при­ми­ре­ния раз­ли­чий» яв­ля­ет со­бой об­ра­зец со­су­ще­ство­ва­ния в том чис­ле и с те­ми людь­ми дру­гой ве­ры, ко­то­рые се­го­дня при­ез­жа­ют к нам.

Ка­то­ли­че­ская и про­те­стант­ская церк­ви – это на­ши са­мые круп­ные ре­ли­ги­оз­ные со­об­ще­ства, в них вхо­дят око­ло двух тре­тей жи­те­лей Гер­ма­нии. Но они се­го­дня яв­ля­ют­ся и ча­стью мно­го­об­раз­но­го ре­ли­ги- озно­го ланд­шаф­та, к ко­то­ро­му от­но­сят­ся так­же пра­во­слав­ные хри­сти­ане, евреи, му­суль­мане раз­ных те­че­ний и дру­гие ре­ли­ги­оз­ные со­об­ще­ства. И нема­ло есть лю­дей, ко­то­рые ди­стан­ци­ру­ют­ся от религии. Ре­ли­ги­оз­ные со­об­ще­ства все бо­лее ин­тен­сив­но ве­дут меж­ду со­бой диа­лог и в том чис­ле от­кры­ва­ют для се­бя мно­го об­ще­го в свет­ском ми­ре. – Ка­кое зна­че­ние для Гер­ма­нии име­ет да­та 31 ок­тяб­ря 1517 го­да? Осо­зна­ют ли со­вре­мен­ные нем­цы зна­че­ние Ре­фор­ма­ции как на­ци­о­наль­но­го до­сто­я­ния Гер­ма­нии? – Не мо­гу при­пом­нить ни од­но­го дру­го­го ис­то­ри­че­ско­го со­бы­тия, го­дов­щи­ну ко­то­ро­го так мно­го лю­дей в Гер­ма­нии не толь­ко от­ме­ча­ло бы на­столь­ко мас­штаб­но, но и ве­ло по это­му по­во­ду так мно­го дис­кус­сий. Сло­ва «На том стою и не мо­гу ина­че» осо­бым об­ра­зом от­зы­ва­ют­ся не толь­ко в серд­цах про­те­стан­тов, не толь­ко они по­ни­ма­ют зна­че­ние Ре­фор­ма­ции на пу­ти к об­ра­зу со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка, к сво­бо­де со­ве­сти, ко­то­рая со­пря­же­на с та­кой же боль­шой от­вет­ствен­но­стью.

Зна­че­ние Ре­фор­ма­ции для нас, нем­цев, за­клю­ча­ет­ся и в том, что Мар­тин Лю­тер, пе­ре­во­дя Би­б­лию, со­здал из мно­же­ства немец­ких диа­лек­тов тот эта­лон­ный немец­кий язык, на ко­то­ром мы раз­го­ва­ри­ва­ем до сих пор. А еще Ре­фор­ма­ция да­ла мно­же­ство им­пуль­сов, ко­то­рые от­ра­зи­лись в му­зы­ке, куль­ту­ре, об­ра­зо­ва­нии и во мно­гих дру­гих сфе­рах. – В ка­кой ме­ре ми­ро­воз­зре­ние про­те­стан­тиз­ма ока­за­ло вли­я­ние на со­вре­мен­ную гер­ман­скую де­мо­кра­тию и кон­крет­но на по­ли­ти­че­ские тра­ди­ции пра­вя­щей пар­тии ХДС? – Хри­сти­ан­ская ве­ра под­ра­зу­ме­ва­ет осо­знан­ный и со­вест­ли­вый под­ход к от­вет­ствен­но­сти, ко­то­рую мы несем, бу­дучи людь­ми. В про­те­стан­тиз­ме при­зыв и го­тов­ность к глу­бо­ко­му и бес­ком­про­мисс­но­му ис­пы­та­нию со­ве­сти уко­ре­не­ны, по­жа­луй, осо­бен­но проч­но. Без этих ос­нов, я убеж­ден, мы как на­ция, сфор­ми­ро­вав­ша­я­ся в ду­хе ка­то­ли­че­ских и еван­ге­ли­че­ских тра­ди­ций, бы­ли бы не в со­сто­я­нии разо­брать­ся с ужа­са­ми на­ци­о­нал-со­ци­а­лиз­ма, агрес­сив­ной вой­ны, Хо­ло­ко­ста. Это та за­да­ча, ко­то­рая и се­го­дня яв­ля­ет­ся для нас ак­ту­аль­ной.

С са­мо­го на­ча­ла лю­ди, раз­де­ляв­шие хри­сти­ан­скую ве­ру и хри­сти­ан­ские тра­ди­ции, ока­зы­ва­ли ре­ша­ю­щее вли­я­ние на по­ли­ти­ку Гер­ма­нии, Кон­сти­ту­цию и по­ли­ти­че­ские пар­тии – кста­ти, да­ле­ко не толь­ко на так на­зы­ва­е­мые «хри­сти­ан­ские» пар­тии. Мощ­ное дви­же­ние ми­рян – еван­ге­ли­че­ские цер­ков­ные ас­сам­блеи, в хо­де ко­то­рых раз в два го­да со­би­ра­ют­ся сот­ни ты­сяч ве-

Рю­ди­гер фон Фрич: «Гер­ман­ское го­су­дар­ство не под­дер­жи­ва­ет ни­ка­кие ре­ли­ги­оз­ные об­щи­ны за ру­бе­жом са­ми по се­бе»

ру­ю­щих, по­сто­ян­но за­да­ют очень важ­ные им­пуль­сы в по­ли­ти­ке и об­ще­ствен­ной жиз­ни. – Как в Гер­ма­нии де­ла­ет­ся вы­бор меж­ду ли­бе­раль­ны­ми и хри­сти­ан­ски­ми цен­но­стя­ми? – Это очень про­сто. Мар­тин Лю­тер пи­сал: «Хри­сти­а­нин яв­ля­ет­ся со­вер­шен­но сво­бод­ным гос­по­ди­ном все­го су­ще­го и не под­вла­стен ни­ко­му. Хри­сти­а­нин яв­ля­ет­ся по­кор­ней­шим слу­гой все­го су­ще­го и под­вла­стен всем». По­ли­ти­че­ская сво­бо­да важ­на, по­то­му что она поз­во­ля­ет нам сле­до­вать соб­ствен­ной со­ве­сти. А на­ша со­весть за­став­ля­ет нас – нас, хри­сти­ан в на­шей ве­ре, но так­же, на­де­юсь, и не хри­сти­ан по­сту­пать пра­виль­но. – Известно ли что-то о ре­ли­ги­оз­ной са­мо­иден­ти­фи­ка­ции пе­ре­се­лен­цев из быв­ше­го СССР? Воз­вра­ща­ют­ся ли эти лю­ди к тра­ди­ции сво­их пред­ков или ре­па­три­а­ция не свя­за­на для них с об­ре­те­ни­ем на­ци­о­наль­ной религии? – Как известно, из быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за в Гер­ма­нию при­е­ха­ло очень мно­го рос­сий­ских нем­цев. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство из них при­дер­жи­ва­ют­ся про­те­стант­ских тра­ди­ций. Но при­е­ха­ло и мно­го ев­ре­ев, ко­то­рые весь­ма зна­чи­тель­но укре­пи­ли иудей­скую об­щи­ну в Гер­ма­нии. Од­на­ко у нас про­жи­ва­ет и мно­го лю­дей из Рос­сии и дру­гих го­су­дарств быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за – пра­во­слав­ных хри­сти­ан или му­суль­ман, на­при­мер, нема­ло та­тар. По ка­кой бы при­чине кто ни ехал в Гер­ма­нию, ни­кто ни­ко­го не за­став­ля­ет от­ка­зы­вать­ся от сво­ей ве­ры, и бла­го­да­ря это­му ре­ли­ги­оз­ные со­об­ще­ства мо­гут слу­жить мо­ста­ми меж­ду стра­на­ми и го­су­дар­ства­ми. Тем са­мым мы сле­ду­ем доб­рой тра­ди­ции Фри­дри­ха Ве­ли­ко­го, ко­то­рый еще в XVIII ве­ке ска­зал: «Все религии рав­ны и хо­ро­ши, ес­ли их при­вер­жен­цы яв­ля­ют­ся чест­ны­ми людь­ми. И ес­ли бы тур­ки и языч­ни­ки при­бы­ли и за­хо­те­ли бы жить в на­шей стране, мы бы и им по­стро­и­ли ме­че­ти и мо­лель­ни».

Алек­сандр Бе­нуа. В Немец­кой сло­бо­де. Отъ­езд ца­ря Пет­ра I из до­ма Ле­фор­та. 1909

За­пад­но­ев­ро­пей­ское вли­я­ние не по­ки­да­ло Рос­сию на всем про­тя­же­нии цар­ство­ва­ния ди­на­стии Ро­ма­но­вых.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.