Пе­ре­лом­ный воз­раст пе­да­го­га

Учи­те­ля де­мон­стри­ру­ют неза­щи­щен­ность, а ро­ди­те­ли не ждут от них про­фес­си­о­на­лиз­ма

Nezavisimaya Gazeta - - ОБРАЗОВАНИ­Е - Наталья Са­виц­кая

Не­дав­ний опрос Все­рос­сий­ско­го цен­тра изу­че­ния об­ще­ствен­но­го мне­ния (ВЦИОМ) от­ча­сти под­твер­жда­ет мысль, что учи­тель утра­чи­ва­ет ува­же­ние в об­ще­стве. Как по­ка­зы­ва­ют дан­ные ис­сле­до­ва­ния, так ду­ма­ют 42% опро­шен­ных. И это до­воль­но мно­го.

Еще из ис­сле­до­ва­ния яс­но, че­го, соб­ствен­но, хо­тят ро­ди­те­ли от учи­те­ля. Вот ха­рак­те­ри­сти­ки са­мой про­фес­сии. Школь­ный учи­тель, по мне­нию рос­си­ян, в первую оче­редь дол­жен про­яв­лять доб­ро­же­ла­тель­ность (30%) и любовь к де­тям (26%), быть тер­пе­ли­вым (13%) и спра­вед­ли­вым (11%), яв­лять­ся ком­пе­тент­ным спе­ци­а­ли­стом (28%), быть в це­лом об­ра­зо­ван­ным че­ло­ве­ком (16%) и хо­ро­шим пси­хо­ло­гом (13%).

Кста­ти, по­чти од­но­вре­мен­но с ВЦИОМом сайт про­фес­си­о­наль­но­го со­об­ще­ства Unicheck (для тех, кто учит, и тех, кто учит­ся) раз­ме­стил ста­тью о том, как ха­рак­те­ри­зу­ют вче­раш­ние аме­ри­кан­ские школь­ни­ки сво­их учи­те­лей. Ко­неч­но, клас­си­фи­ка­ция по­лу­чи­лась с юмо­ром и непол­ная, но неко­то­рые мо­мен­ты – нешу­точ­но точ­ны.

Ха­рак­те­ри­сти­ки по­нят­ны уже ис­хо­дя из на­зва­ния. Со­глас­но ма­те­ри­а­лу ста­тьи, учи­те­ля бы­ва­ют: дес­по­ты, дру­зья, кра­са­ви­цы, апа­тич­ные, ак­ти­ви­сты, су­ма­сшед­шие, ко­ша­чьи ма­мы, про­сто хо­ро­шие, «дру­жи­ще», сер­жан­ты, су­пер­ко­учи, за­стен­чи­вые, «за­кон и по­ря­док», хип­пи, очень обес­по­ко­ен­ные, неудач­ни­ки, зна­ме­ни­то­сти. «Ко­ша­чья ма­ма» – хо­чу сра­зу по­га­сить острое лю­бо­пыт­ство всех – это та, что лю­бит ко­шек и не лю­бит де­тей. Ее они раз­дра­жа­ют. И с ней лег­ко спра­вить­ся уче­ни­кам: в нуж­ный мо­мент все­го лишь по­ка­зать ви­део про ко­шек. И еще од­ну ин­тер­пре­та­цию рас­крою, что­бы луч­ше ил­лю­стри­ро­вать те­му раз­го­во­ра: «дру­жи­ще» – тот, кто но­сит мод­ные джин­сы и смот­рит «Иг­ру пре­сто­лов». Он зна­ет, ка­кие труд­но­сти ис­пы­ты­ва­ют уча­щи­е­ся, и со­чув­ству­ет им, так как до недав­не­го вре­ме­ни он был с ни­ми в од­ной лод­ке. Он опре­де­лен­но «свой па­рень».

Во­об­ще во­прос, как рас­по­ло­жить к се­бе уче­ни­ков, с неко­то­рых пор со­всем да­же не празд­ный. Ко­гда-то по­сле филь­ма ре­жис­се­ра Ва­ле­рии Гай Гер­ма­ни­ки на­се­ле­ние стра­ны от­кры­ло для се­бя «но­вую шко­лу ». Все ра­зом осо­зна­ли, что дис­ци­пли­на на уро­ке от­ныне со­блю­да­ет­ся уже не во­ле­вым уси­ли­ем школь­ных масс, а дер­жит­ся ис­клю­чи­тель­но на ин­те­ре­се юно­го по­ко­ле­ния. Так что урок не про­сто дол­жен быть ин­те­рес­ным, а да­же необыч­ным. Вто­рое от­кры­тие за­клю­ча­лось в том, что до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния с уче­ни­ком сверхваж­ны. И тре­тье: что­бы пе­да­го­гу до­ве­ря­ли, ему нуж­но страть­ся им не врать про жизнь. Ну и ко­неч­но же, по­ни­мать, че­го хо­тят де­ти, а в слож­ных си­ту­а­ци­ях су­меть най­ти ком­про­мисс. Все все по­ня­ли. Толь­ко по­че­му учи­те­ля и ро­ди­те­ли про­дол­жа­ют со­вер­шать ошиб­ки? Взять хо­тя бы не­дав­ний скан­дал с уволь­не­ни­ем учи­тель­ни­цы из под­мос­ков­ной Ба­ла­ши­хи за по­каз на уро­ке филь­ма «Оно».

На­пом­ним крат­ко о си­ту­а­ции. Учи­тель­ни­ца рус­ско­го язы­ка и ли­те­ра­ту­ры Гуль­на­ра Ко­ро­ле­ва раз­ре­ши­ла школь­ни­кам 9-го клас­са по­смот­реть фильм «Оно» по ро­ма­ну Сти­ве­на Кин­га пря­мо на уро­ке. Об этом ста­ло из­вест­но ма­те­ри од­ной из уче­ниц. Она на­пи­са­ла пись­мо школь­но­му на­чаль­ству. Вслед за этим учи­тель­ни­ца уво­ли­лась из шко­лы, на­пи­сав за­яв­ле­ние «по соб­ствен­но­му же­ла­нию». Со­жа­ле­ние по по­во­ду уволь­не­ния уже вы­ра­зи­ла ом­буд­смен по Мос­ков­ской об­ла­сти Ксе­ния Ми­шо­но­ва.

Мы при­вык­ли счи­тать, что оши­ба­ют­ся ис­клю­чи­тель­но мо­ло­дые лю­ди. Но чем мне нра­вят­ся ста­рые ис­сле­до­ва­ния и тео­рии, так это бо­лее ши­ро­ким взгля­дом на лич­ность учи­те­ля. Они до­пус­ка­ют, что не толь­ко на­чи­на­ю­щий, но и лю­бой учи­тель не за­стра­хо­ван от оши­бок. Из «ста­рых» уче­ний мы узна­ем, что есть так на­зы­ва­е­мые пе­ри­о­ды лич­ност­ных сдви­гов, ко­гда у че­ло­ве­ка ме­ня­ют­ся мо­ти­вы де­я­тель­но­сти и сред­ства их ре­а­ли­за­ции. Мно­гие пси­хо­ло­ги вы­де­ля­ют эти воз­рас­ты так: 28–34, 40–45, 50–55 лет.

Пер­вый спад на­чи­на­ет­ся у учи­те­лей обыч­но по­сле 10–15 лет ра­бо­ты в шко­ле, счи­та­ют пси­хо­ло­ги. Хо­чет­ся про­грес­са на уро­ке, а те­бя огра­ни­чи­ва­ют рам­ка­ми про­грам­мы. Еще при этом от уче­ни­ков нет от­да­чи, а школь­ное на­чаль­ство толь­ко тре­бу­ет. Учи­тель по­ни­ма­ет, что на­до что-то ме­нять в ра­бо­те, а как это сде­лать – еще или уже не­по­нят­но. И еще 40–42 го­да для че­ло­ве­ка – это так на­зы­ва­е­мый воз­раст под­ве­де­ния пред­ва­ри­тель­ных ито­гов жиз­ни, пе­ри­од, ко­гда мно­гие мыс­ли и чув­ства под­вер­га­ют­ся ре­ви­зии. 50-ле­тие ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­те­рей чув­ства но­во­го, сни­же­ни­ем уров­ня про­фес­си­о­на­лиз­ма, па­де­ни­ем са­мо­оцен­ки, воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние ис­чер­пан­но­сти соб­ствен­ных воз­мож­но­стей, не­же­ла­ние ид­ти да­же на оправ­дан­ный риск, на­чи­на­ют ра­бо­тать раз­лич­ные за­щит­ные мо­ти­вы.

Ко­неч­но, боль­шая часть учи­те­лей справ­ля­ет­ся со все­ми труд­но­стя­ми. Но кто-то – нет. И это­му пе­да­го­гу тре­бу­ет­ся осо­бая под­держ­ка кол­лек­ти­ва, ко­то­рая по­че­му-то за­дер­жи­ва­ет­ся. Вер­нем­ся к слу­чаю в Ба­ла­ши­хе.

Ис­то­рия с Гуль­на­рой Ко­ро­ле­вой по­ка­за­тель­на для нас тем, что пе­да­гог в труд­ной для се­бя си­ту­а­ции не по­чув­ство­ва­ла под­держ­ки кол­лек­ти­ва, бо­я­лась об­ще­ствен­но­го осуж­де­ния и, по су­ти, да­же не сде­ла­ла по­пыт­ки за­щи­тить свои убеж­де­ния.

Фо­то PhotoXPres­s.ru

В учи­те­лях ро­ди­те­ли бо­лее все­го це­нят ду­шев­ные ка­че­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.