Ва­ша дик­та­ту­ра – ложь!

Ко­ро­лен­ко про­тив го­ря­чеч­ной ба­цил­лы боль­ше­виз­ма

Nezavisimaya Gazeta - - NON-FICTION -

ка­ким дол­жен быть ис­тин­ный пра­во­за­щит­ник. Ведь Вла­ди­мир Ко­ро­лен­ко был, несо­мнен­но, од­ним из пер­вых, ес­ли не пер­вым под­лин­ным пра­во­за­щит­ни­ком, му­же­ствен­но от­ста­и­вав­шим пра­ва и сво­бо­ды каж­до­го че­ло­ве­ка вне его за­ви­си­мо­сти от на­ци­о­наль­но­сти, ве­ро­ис­по­ве­да­ния, да­же по­ли­ти­че­ских взгля­дов.

С 1878 го­да, «ко­гда в пе­ча­ти по­яви­лось пер­вое пуб­ли­ци­сти­че­ское вы­ступ­ле­ние Ко­ро­лен­ко, до 1919 го­да, ко­гда свет уви­де­ло по­след­нее, им бы­ло опуб­ли­ко­ва­но око­ло 700 пуб­ли­ци­сти­че­ских про­из­ве­де­ний – очер­ков, ста­тей, за­ме­ток, кор­ре­спон­ден­ций, фе­лье­то­нов, ре­цен­зий» . За свои иде­а­лы – доб­ра, сво­бо­ды, ува­же­ния к от­дель­ной лич­но­сти – бо­рол­ся Ко­ро­лен­ко и де­лом, и сло­вом. Это был на­сто­я­щий граж­дан­ский и ду­хов­ный по­двиг. «Ра­ду­ет од­но то, что та­кая ста­тья, как ва­ша, объ­еди­ня­ет мно­гих и мно­гих жи­вых нераз­вра­щен­ных лю­дей од­ним об­щим всем иде­а­лом доб­ра и прав­ды, ко­то­рый, что бы ни де­ла­ли вра­ги его, раз­го­ра­ет­ся все яр­че и яр­че» , – пи­сал Ко­ро­лен­ко Лев Тол­стой неза­дол­го до сво­ей смер­ти.

В кни­ге Дмит­ри­е­ва мно­же­ство ци­тат из на­сле­дия клас­си­ка, ак­цен­ти­ру­ю­щих глав­ную ли­нию – ли­нию со­про­тив­ле­ния пи­са­те­ля «все­об­ще­му озве­ре­нию». В са­мые же­сто­кие го­ды Ко­ро­лен­ко про­дол­жал ве­рить, что спа­се­ние «в чест­ном стрем­ле­нии, со­глас­ном с че­ло­веч­но­стью и прав­дою, в выс­ших за­ве­тах сво­бо­ды, спра­вед­ли­во­сти и брат­ства» и, утвер­ждая прин­цип об­ще­че­ло­ве­че­ской со­ли­дар­но­сти, по­то­му что ви­дел толь­ко в этом «про­гресс че­ло­ве­че- ства и его улуч­ше­ние» , на­ста­и­вал на необ­хо­ди­мо­сти люб­ви к сво­е­му Оте­че­ству. Кни­га де­мон­стри­ру­ет мно­же­ство при­ме­ров ре­аль­но­го во­пло­ще­ния Ко­ро­лен­ко как пи­са­те­ля-гу­ма­ни­ста. Это и «его ра­бо­та по ока­за­нию по­мо­щи во­ен­но­плен­ным, ко­то­рая дав­но за­бы­та и ни­ко­гда не бы­ла объ­ек­том вни­ма­ния ис­сле­до­ва­те­лей. Де­я­тель­ность пи­са­те­ля в Пол­тав­ском об­ще­стве по­мо­щи во­ен­но­плен­ным как бы про­дол­жа­ла уже на­ча­тую им ра­бо­ту. На Учре­ди­тель­ном со­бра­нии 14 ап­ре­ля 1917 го­да он был из­бран по­чет­ным пред­се­да­те­лем это­го об­ще­ства» . И со­зда­ние в кон­це ок­тяб­ря 1918 го­да «по ини­ци­а­ти­ве и под ру­ко­вод­ством пи­са­те­ля груп­пой эн­ту­зи­а­стов Ли­ги спа­се­ния де­тей, по­чет­ным пред­се­да­те­лем ко­то­рой еди­но­глас­но из­бра­ли са­мо­го Вла­ди­ми­ра Га­лак­ти­о­но­ви­ча» . Дет­ские ко­ло­нии вре­мен ре­во­лю­ци­он­ной сму­ты на Пол­тав­щине вы­сто­я­ли и со­хра­ни­ли ты­ся­чи жиз­ней.

Го­ды ре­во­лю­ци­он­ной сму­ты 1917–1921 – ко­нец жиз­ни Ко­ро­лен­ко. В 1921 го­ду он был уже тя­же­ло бо­лен. «И де­сят­ки, а мо­жет быть, и сот­ни лю­дей ти­хонь­ко сту­ча­ли в ку­хон­ную дверь и мол­ча пе­ре­да­ва­ли то свер­ток с са­ха­ром, то па­ке­тик с ам­пу­ла­ми кам­фа­ры или ко­фе­и­на, то све­же­ис­пе­чен­ную бул­ку. Ино­гда на па­ке­те над­пись: «На доб­рое здо­ро­вье», «Толь­ко по­прав­ляй­тесь», «На­ше­му за­щит­ни­ку », «Дру­гу несчаст­ных» , – вспо­ми­на­ла его дочь. Скон­чал­ся Ко­ро­лен­ко 25 де­каб­ря 1921 го­да: здо­ро- вье его в нема­лой сте­пе­ни бы­ло по­до­рва­но по­сто­ян­ным «хож­де­ни­ем по му­кам» – спа­се­ни­ем лю­дей от ре­прес­сий.

В кни­ге Сер­гея Дмит­ри­е­ва, зна­чи­тель­ной по охва­ту ма­те­ри­а­ла, ко­то­рый мог бы дать ос­но­ву несколь­ким ро­ма­нам по за­ост­рен­но­сти и до­ка­за­тель­ном раз­ре­ше­нии по­став­лен­ных ав­то­ром за­дач, под­ни­ма­ет­ся во­прос и об от­но­ше­нии Ко­ро­лен­ко к ок­тябрь­ско­му пе­ре­во­ро­ту. Ко­ро­лен­ко на­зы­вал боль­ше­визм «го­ря­чеч­ной ба­цил­лой», а его ти­пич­но­го но­си­те­ля - «наг­лым «на­чаль­ни­ком», по­ве­ле­ва­ю­щим, обыс­ки­ва­ю­щим, рек­ви­зи­ру­ю­щим, ча­сто гра­бя­щим и рас­стре­ли­ва­ю­щим без су­да и фор­маль­но­стей», и с го­ре­чью кон­ста­ти­ро­вал, что «боль­ше­визм – та­кая бо­лезнь, ко­то­рую при­хо­дит­ся пе­ре­жить ор­га­ни­че­ски» .

Уди­ви­тель­на ис­то­рия от­но­ше­ний Вла­ди­ми­ра Ко­ро­лен­ко с Ана­то­ли­ем Лу­на­чар­ским и кос­вен­но с са­мим Ле­ни­ным, ко­то­рый вни­ма­тель­но чи­тал и про­зу, и пуб­ли­ци­сти­ку пи­са­те­ля, о чем сви­де­тель­ству­ют ле­нин­ские по­мет­ки на кни­гах Ко­ро­лен­ко. Пись­ма пи­са­те­ля к нар­ко­му Лу­на­чар­ско­му, по­пав­шие к Ле­ни­ну, – од­на из та­ких за­га­док, на­хо­дя­ща­я­ся толь­ко на пер­вый взгляд на пе­ри­фе­рии ре­во­лю­ци­он­ной ис­то­рии. Ока­за­ли или нет вли­я­ние на по­ли­ти­ку боль­ше­вист­ских ли­де­ров мыс­ли Ко­ро­лен­ко, от­кро­вен­но и сме­ло вы­ска­зан­ные им в этих пись­мах? На этот во­прос пы­та­ет­ся от­ве­тить ав­тор. Мно­го ли на­шлось в те страш­ные го­ды пуб­ли­ци­стов, спо­соб­ных на­пи­сать во­ждям боль­ше­виз­ма: «Ва­ша дик­та­ту­ра «про­ле­та­ри­а­та и бед­ней­ше­го кре­стьян­ства» – огром­ная ложь, за ко­то­рую и вам, и на­ро­ду при­дет­ся же­сто­ко рас­пла­тить­ся» ?

Не от­то­го ли Ле­нин и Лу­на­чар­ский уде­ля­ли та­кое боль­шое вни­ма­ние лич­но­сти пи­са­те­ля, что, чув­ство­ва­ли: прав­да за Ко­ро­лен­ко – че­ло­ве­че­ство вы­жи­вет и шаг­нет в бу­ду­щее не по­сред­ством тер­ро- ра, а бла­го­да­ря его про­ти­во­по­лож­но­сти – мир­но­му со­труд­ни­че­ству, ува­же­нию от­дель­ной лич­но­сти.

Наслед­ник долж­но­сти Тол­сто­го

По­чет­ным пред­се­да­те­лем Ли­ги спа­се­ния де­тей еди­но­глас­но из­бра­ли Вла­ди­ми­ра Га­лак­ти­о­но­ви­ча

Кни­га Сер­гея Дмит­ри­е­ва о Вла­ди­ми­ре Ко­ро­лен­ко вос­при­ни­ма­ет­ся как впи­сы­ва­ние важ­но­го сло­ва в один из «про­чер­ков» в ис­то­рии рус­ской ре­во­лю­ции и Граж­дан­ской вой­ны. В кор­пу­се сви­де­тельств дей­ству­ю­щих лиц той Сму­ты не хва­та­ло кни­ги – взгля­да «с тре­тье­го флан­га». От крас­ных ли­де­ров – Троц­кий. От бе­лых – Де­ни­кин. Да-да, двум кри­те­ри­ям, ве­ли­чи­на по­ли­ти­че­ской фи­гу­ры и на­ли­чие пол­но­объ­ем­ных, па­но­рам­ных вос­по­ми­на­ний о гран­ди­оз­ном со­бы­тии в рус­ской и ми­ро­вой ис­то­рии, со­от­вет­ству­ют толь­ко эти два ав­то­ра. Ра­бо­ты Ле­ни­на? Вся­кий кон­спек­ти­ро­вав­ший и сда­вав­ший их в ву­зе, ес­ли даст се­бе труд (ма­ло­при­ят­ный) вспом­нить со­дер­жа­ние, со­по­ста­вить его с ве­ли­чи­ной тво­ри­мо­го со­бы­тия, при­дет к вы­во­ду: «не ве­да­ют, что тво­рят» – это имен­но об Ильи­че. Все те «Как нам ре­ор­га­ни­зо­вать Раб­крин?», «Ве­ли­кий по­чин» (о суб­бот­ни­ках, брев­нах) … слов­но от крас­ных вы­ста­ви­ли текст не пре­мье­ра, а за­уряд­но­го жур­на­ли­ста «Прав­ды» или да­же… бло­ге­ра. Да, имен­но: вел свой блог в «Прав­де» с про­сто сме­хо­твор­ны­ми в срав­не­нии с со­бы­ти­ем част­но­стя­ми. Не бы­ло вре­ме­ни на па­но­рам­ный взгляд, об­щую оцен­ку тво­ри­мо­го? Воз­мож­но. Весь­ма за­ня­той, «вос­тре­бо­ван­ный» был бло­гер.

Но был ведь то­гда и тре­тий ла­герь: ро­зо­вые? Крас­но-бе­лые? В об­щем, «се­ред­ка», оша­лев­шая рус­ская ин­тел­ли­ген­ция, ре­аль­но под­то­чив­шая «нена­вист­ное са­мо­дер­жа­вие», про­вер­нув­шая/под­дер­жав­шая Февраль, а по­том вме­сте с Гуч­ко­вым изу­мив­ша­я­ся: «Мы-то ду­ма­ли, что так и про­дол­жим ра­бо­тать за ка­мен­ной спи­ной цар­ских жан­дар­мов» . И сре­ди во­ждей это­го ла­ге­ря ни­как не долж­на за­те­рять­ся фи­гу­ра Вла­ди­ми­ра Га­лак­ти­о­но­ви­ча Ко­ро­лен­ко. Но тут шка­лу оце­нок опять, как и ав­то­ром «Раб­кри­нов-По­чи­нов» мо­гут сбить на­ши школь­но-ву­зов­ские кур­сы ли­те­ра­ту­ры-ис­то­рии. Ко- ро­лен­ко? Это что-то очень жа­лист­ное про «па­на Ты­бур­ция и де­тей под­зе­ме­лья» из про­грам­мы 5-го или 6-го клас­са?

Нет, от­ве­тит про­чи­тав­ший кни­гу Дмит­ри­е­ва. Ко­ро­лен­ко – это мо­раль­ный вождь се­ре­дин­ной Рос­сии, ин­тел­ли­ген­ции бес… или все-пар­тий­ной, тол­пы, ве (ре) щав­шей в га­зе­тах и на ми­тин­гах, «не ве­дав­ших, что тво­рят» в выс­шей сте­пе­ни. Это че­ло­век, ре­аль­но на­сле­до­вав­ший «долж­ность» Ль­ва Тол­сто­го.

Горь­кий, утвер­ждая, что «мно­го по­лу­чил от Ко­ро­лен­ко», оце­ни­вал: «Знаю, что в этой ве­ли­кой ра­бо­те стро­е­ния но­вой Рос­сии най­дет долж­ную оцен­ку и пре­крас­ный труд чест­ней­ше­го рус­ско­го пи­са­те­ля Ко­ро­лен­ко» .

Лу­на­чар­ский в пись­ме Ро­ме­ну Рол­ла­ну (26.08.1916): «…по­сле смер­ти Тол­сто­го имен­но Ко­ро­лен­ко яв­ля­ет­ся во­пло­ще­ни­ем со­ве­сти рус­ской ли­те­ра­ту­ры». А че­рез ме­сяц по­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции, об­суж­дая с Рол­ла­ном во­прос о воз­мож­ном пре­зи­ден­те Рос­сии, Лу­на­чар­ский за­явил: «Ес­ли бы при­шлось уста­нав­ли­вать та­кое пре­зи­дент­ство, вы­брал бы на этот пост Ко­ро­лен­ко» .

Сум­мар­ная оцен­ка Ива­на Бу­ни­на (1913): «Что ска­зать о Ко­ро­лен­ко? Ра­ду­ешь­ся то­му, что он жи­вет и здрав­ству­ет сре­ди нас, как ка­кой-то ти­тан... Ко­гда жил Л.Н. Тол­стой, мне по­чти не страш­но бы­ло за все то, что тво­ри­лось в рус­ской ли­те­ра­ту­ре. Те­перь я то­же ни­ко­го и ни­че­го не бо­юсь: ведь жив пре­крас­ный, непо­роч­ный Вла­ди­мир Га­лак­ти­о­но­вич Ко­ро­лен­ко!»

Сам за­няв­ший «долж­ность» Ль­ва Тол­сто­го, при­ла­гав­шу­ю­ся «долж­ност­ную ин­струк­цию» по­ни­мал про­сто: «Та­ко­ва уж моя судь­ба, бо­роть­ся со вся­кой тор­же­ству­ю­щей вла­стью» (Ко­ро­лен­ко в 1918 го­ду). Бо­роть­ся с ца­риз­мом у Ко­ро­лен­ко по­лу­чи­лось, и весь­ма. Все­рос­сий­ская, все­мир­ная из­вест­ность. Об ав­то­ри­те­те в «ши­ро­ких пи­са­тель­ских мас­сах» упо­ми­на­лось, но да­же уче­ные-со­цио­ло­ги, на­при­мер, Улья­нов-Ле­нин в сво­их на­уч­ных кни­гах, как в зна­ме­ни­той «Раз­ви­тие ка­пи­та­лиз­ма в Рос­сии» (1899) под­твер­жда­ли по­сту­ла­ты Ко­ро­лен­ко! А имен­но: невоз­мож­ность пре­вра­ще­ния «мас­сы неиму­щих ку­ста­рей в са­мо­сто­я­тель­ных хо­зя­ев, безыс­ход­ность по­пы­ток за­дав­лен­ных жиз­нью ку­ста­рей раз- бо­га­теть» (важ­ный ар­гу­мент про­тив цар­ско­го ре­жи­ма) Ле­нин ил­лю­стри­ро­вал… об­ра­зом «еди­нич­но­го ге­роя са­мо­де­я­тель­но­сти Дуж­ки­на» из «Пав­лов­ских очер­ков» Ко­ро­лен­ко. Соз­да­вая в на­ча­ле 1904 го­да биб­лио­те­ку и ар­хив ЦК РСДРП в Же­не­ве, Ле­нин вклю­чил в спи­сок ав­то­ров Ко­ро­лен­ко.

Бо­лее то­го, Ко­ро­лен­ко неко­то­рым об­ра­зом «крест­ный Ле­ни­на». Отве­чая на во­про­сы Ин­сти­ту­та Марк­са–Эн­гель­са–Ле­ни­на при ЦК ВКП (б), брат во­ждя Д.И. Улья­нов в 1940 го­ду пи­сал: «Имею ос­но­ва­ние пред­по­ла­гать, что псев­до­ним про­ис­хо­дит от на­зва­ния ре­ки Ле­на, так пре­крас­но опи­сан­ной Ко­ро­лен­ко» . Дей­ствие рас­ска­зов Ко­ро­лен­ко «Мо­роз», «По­след­ний луч», «Го­су­да­ре­вы ям­щи­ки» (жур­нал «Рус­ское бо­гат­ство», ян­варь-февраль, 1901) про­ис­хо­дит на Лене, пер­вая под­пись псев­до­ни­мом «Ле­нин»: май то­го же го­да. Ле­нин – по­сто­ян­ный чтец ко­ро­лен­ков­ско­го «Рус­ско­го бо­гат­ства».

Борь­ба со сле­ду­ю­щей «тор­же­ству­ю­щей вла­стью», боль­ше­виз­мом, бы­ла не столь ре­зуль­та­тив­ной. Но имен­но к ней от ли­ца «сво­е­го во­ин­ства» об­ра­щал­ся Ко­ро­лен­ко: «Бе­ре­ги­тесь же! Ва­ша по­бе­да – не по­бе­да. Рус­ская ли­те­ра­ту­ра, и при­том вся она, как вы са­ми го­во­ри­те, «без­уко­риз­нен­ная», марк­сист­ская, на­род­ни­че­ская, со­ци­а­ли­сти­че­ская, де­мо­кра­ти­че­ски­ра­ди­каль­ная и ли­бе­раль­ная, вся она, без раз­ли­чия пар­тий, от­тен­ков и на­прав­ле­ний – не с ва­ми, а про­тив вас!»

Впро­чем, до тор­же­ства той вла­сти ему до­ве­лось несколь­ко лет на­блю­дать тор­же­ство без… или мно­го­вла­стья. «Ни­ко­лай II убит в по­ез­де… (Ко­ро­лен­ко ре­а­ги­ру­ет на пер­вые из­ве­стия). Эта мер­зость есть и огром­ная глу­пость: из сла­бо­го, без­воль­но­го, неум­но­го че­ло­ве­ка, по­гу­бив­ше­го Ро­ма­но­вых, де­ла­ют тро­га­тель­ную фи­гу­ру му­че­ни­ка. Это очень на ру­ку рус­ской ре­став­ра­ции. Да­же при­вер­жен­цы мо­нар­хии не сто­я­ли за Ни­ко­лая» …

Да­лее Дмит­ри­ев ци­ти­ру­ет, ком­мен­ти­ру­ет, да­же из­ви­ня­ет­ся за сво­е­го ге­роя: «Ко­ро­лен­ко дал са­мую рез­кую из всех из­вест­ных ха­рак­те­ри­стик Ле­ни­на: То­же ду­ра­чок, несмот­ря на все схе­мы. Меж­ду про­чим, несколь­ко дней на­зад в него стре­ля­ли ка­кие-то иди­о­ты. Уби­ли сек­ре­та­ря. Ле­нин остал­ся невре­дим, и, ко­неч­но, в орео­ле му­че­ни­ка. Вслед при­шло из­ве­стие, по-ви­ди­мо­му до­сто­вер­ное: в Пет­ро­пав­лов­ской кре­по­сти уби­ты Шин­га­рев и Ко­кош­кин толь­ко по­то­му, что они ка­де­ты. Под­лое кро­ва­вое обе­зьян­ство фран­цуз­ско­го тер­ро­ра»… Да, опре­де­ле­ние «ду­ра­чок» зву­чит из уст Ко­ро­лен­ко гру­бым и эмо­ци­о­наль­ным, но это он пи­сал в днев­ни­ке для се­бя и имен­но по­сле по­лу­че­ния из­ве­стия о же­сто­кой рас­пра­ве над ка­де­та­ми в Пет­ро­гра­де. Ес­ли срав­нить это с тем, как ру­гал Ле­нин Ко­ро­лен­ко в пись­ме к Горь­ко­му – оно вы­гля­дит вполне кор­рект­ным. Тем бо­лее, что пи­са­тель осу­дил по­ку­ше­ние на Ле­ни­на 1ян­ва­ря 1918 г, ко­гда был об­стре­лян ав­то­мо­биль, в ко­то­ром вождь боль­ше­ви­ков воз­вра­щал­ся с ми­тин­га...» (Ки­ев­ская мысль, 08. 01. 1918)» ...

Ре­цен­зи­ру­е­мая кни­га кро­ме увле­ка­тель­но­го сю­же­та име­ет все при­зна­ки мо­но­гра­фии («на­уч­ный ап­па­рат», ссыл­ки), впер­вые и пол­но­стью вос­со­зда­ет ис­то­рию «Пи­сем к Лу­на­чар­ско­му », от­но­ше­ний Ко­ро­лен­ко с нар­ко­мом, ви­дев­шим в нем в на­ча­ле 1917-го луч­ше­го кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты Рос­сии.

Бо­рис Ку­сто­ди­ев. Боль­ше­вик. 1920. ГТГ

Наг­лый на­чаль­ник, по­ве­ле­ва­ю­щий, гра­бя­щий и рас­стре­ли­ва­ю­щий...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.