Гафт вы­хо­дит из се­бя

«По­ка су­ще­ству­ет про­стран­ство» на Дру­гой сцене «Со­вре­мен­ни­ка»

Nezavisimaya Gazeta - - КУЛЬТУРА - Гри­го­рий За­слав­ский

Два че­ло­ве­ка на сцене. Си­дят за сто­лом, один да­же ле­жит на нем, бла­го раз­ме­ры сто­ла поз­во­ля­ют. «По­ка су­ще­ству­ет про­стран­ство» – пер­вая пре­мье­ра те­ат­ра «Со­вре­мен­ник» в этом се­зоне. Два ак­те­ра – Ва­лен­тин Гафт и Са­ид Ба­гов, ко­то­рых в по­след­ние ме­ся­цы не раз мож­но бы­ло встре­тить вме­сте, где бы они ни по­яв­ля­лись, ча­ще все­го вдво­ем, так что спек­такль, ко­то­рый на­зван в про­грамм­ке со­чи­не­ни­ем ав­то­ров-ис­пол­ни­те­лей, мож­но счи­тать вы­но­шен­ным про­из­ве­де­ни­ем. Идея и пье­са – од­на на дво­их, ре­жис­сер – один, Са­ид Ба­гов. Иг­ра­ют на Дру­гой сцене «Со­вре­мен­ни­ка», где по та­ко­му слу­чаю да­же пе­ре­ста­ви­ли ам­фи­те­атр – ка­жет­ся, чуть сузив зри­тель­ские ря­ды и пе­ре­вер­нув зал в дру­гую сто­ро­ну, про­тив при­выч­ной уже рас­ста­нов­ки…

Как спра­вед­ли­во за­ме­тил один вы­да­ю­щий­ся ак­тер и парт­нер Гаф­та, он – Гафт. Гафт вы­хо­дит на сце­ну и он – Гафт. Это так, хо­тя ны­неш­ний Гафт от­ли­ча­ет­ся от то­го, ко­то­ро­го дав­но успе­ли по­лю­бить за то, что Ви­та­лий Яко­вле­вич Вульф так точ­но на­звал неот- ра­зи­мым муж­ским маг­не­тиз­мом. Не все­гда смот­реть на него лег­ко, но в те ми­ну­ты, ко­гда его ге­рой за­гля­ды­ва­ет за ка­кие-то для обыч­но­го че­ло­ве­ка и в обыч­ное вре­мя непри­ступ­ные и непре­одо­ли­мые гра­ни­цы, ото­рвать глаз от его глаз невоз­мож­но. Он маг­не­ти­зи­ру­ет, он пу­га­ет сво­ей спо­соб­но­стью и сме­ло­стью за­гля­нуть ту­да, ку­да обыч­но­му че­ло­ве­ку за­гля­ды­вать страш­но. Он – его ге­рой на­зван в про­грамм­ке От­чим – не го- во­рит о смер­ти, но, вид­но, ду­ма­ет о ней неот­ступ­но. Ис­кать бо­лее точ­ные опре­де­ле­ния то­му, что он иг­ра­ет, чест­но го­во­ря, страш­но­ва­то. Му­же­ство бес­си­лия, му­же­ство бес­по­мощ­но­сти, бо­е­го­тов­ность обез­ору­жен­но­го? Все так, но все рав­но те­ря­ешь­ся пе­ред труд­но­стью вы­ра­зить сло­ва­ми и си­лу взгля­да его ге­роя и од­но­вре­мен­ную бес­по­мощ­ность ста­ри­ка. Вз­гляд, как про­ни­зы­ва­ю­щий ве­тер, про­би­ра­ет до ко­стей.

Так стран­но при этом… Вот они вы­хо­дят, хо­дят, раз­го­ва­ри­ва­ют, са­дят­ся, сно­ва вста­ют. Оваль­ный тя­же­лый и боль­шой стол, уточ­не­ние в про­грамм­ке – что дей­ствие про­хо­дит «где-то в Ев­ро­пе», в ста­рин­ном до­ме в про­вин­ции у мо­ря на вер­шине хол­ма. Ну, про­вин­ция у мо­ря – это, по­нят­но, ци­та­та из Брод­ско­го. А «где-то в Ев­ро­пе»? Им, ак­те­рам, ка­жет­ся, что со­бран­ные вме­сте сло­ва, с диа­ло­га­ми и мо­но­ло­га­ми, – это пье­са и что не очень важ­но, от­ку­да они вы­шли и что это за сред­не­ве­ко­вый ста­рин­ный за­мок на вер­шине хол­ма, в ко­то­ром два ак­те­ра – два ге­роя – про­во­дят пол­то­ра ча­са без ан­трак­та, да­же чуть мень­ше. А это важ­но: что это за ме­сто та­кое, за­чем они сю­да при­ез­жа­ют, от­ку­да и по­че­му так стре­ми­тель­но по­ки­да­ют дом, не успев тол­ком на­сы­тить­ся на­бе­га­ю­щи­ми, как вол­ны, вос­по­ми­на­ни­я­ми, ко­то­рых, кста­ти, не так-то и мно­го. Два-три не очень кон­крет­ных и не очень по­нят­ных эпи­зо­да ма­ло­ва­то для жизни, про­жи­той, ве­ро­ят­но, страст­но и слож­но. Из всех воз­мож­ных слов, ко­то­рые мож­но ска­зать о жен­щине, так важ­ной для них обо­их, От­чим три­жды или да­же че­ты­ре ра­за вы­дав­ли­ва­ет из се­бя од­но­един­ствен­ное: она бы­ла кра­си- вой… Для дол­гой ис­то­рии это сло­во ка­жет­ся слиш­ком блек­лым, его не хва­та­ет для эмо­ций, ко­то­рые – это вид­но – пе­ре­пол­ня­ют в эту ми­ну­ту ге­роя. Кра­си­вая – и всё? Раз­ве это мы вспо­ми­на­ем, го­во­ря о тех, кто был не ми­нут­ным при­клю­че­ни­ем (про­шла ми­мо – за­пом­ни­лась кра­си­вой), а ис­то­ри­ей, на­пол­нен­ной са­мы­ми раз­ны­ми, в том чис­ле и дра­ма­ти­че­ски­ми, по­дроб­но­стя­ми? Нет, это не пье­са. Ско­рее на­бор вос­по­ми­на­ний, да­же луч­ше ска­зать – за­ме­ча­тель­ный по­вод вы­ве­сти Гаф­та на сце­ну, что­бы сыг­рать и ска­зать что-то важ­ное, че­го он до это­го не ска­зал еще и не сыг­рал. Как ес­ли бы ма­те­ри­а­ли­зо­ва­лись строч­ки дру­го­го сти­хо­тво­ре­ния все то­го же Брод­ско­го: «Как жаль, что нету в хри­сти­ан­стве бо­га, пус­кай бож­ка вос­по­ми­на­ний, идо­ли­ща с ли­ком ста­рьев­щи­ка – для ко­ро­та­нья слиш­ком глу­хих но­чей…»

Для вос­по­ми­на­ний два ге­роя вхо­дят в дав­но остав­лен­ный, но не оди­но­ко сто­я­щий дом, вхо­дят, ка­жет­ся, за пол­ночь и по­ки­да­ют дом до за­ри, не до­жи­да­ясь рас­све­та. Цель при­ез­да ни­как не про­го­ва­ри­ва­ет­ся. Ко­му при­над­ле­жит сей­час этот дом – оста­ет­ся неиз­вест­ным. Вы­пи­ва­ют бу­тыл­ку ви­на, куп­лен­ную в со­сед­ней лав­ке, ра­бо­та­ю­щей в но­чи (та­кие встре- ча­ют­ся – су­дя по все­му, ме­сто ку­рорт­ное, где-то на на­бе­реж­ной разыг­ры­ва­ет­ся ор­кестр, го­то­вясь к зав­траш­не­му кон­цер­ту). По­че­му ор­кестр из все­го мно­го­об­ра­зия му­зы­ки вы­би­ра­ет два-три кон­крет­ных со­чи­не­ния, то­же не яс­но… Ка­кое-то на­гро­мож­де­ние слу­чай­но­стей и недо­го­во­рен­но­стей, в иных слу­ча­ях, ко­неч­но, став­ших бы по­во­дом для се­рьез­ных пре­тен­зий к спек­так­лю. Но тут че­ре­ды эс­ки­зов вполне до­ста­точ­но, что­бы успеть пе­ре­жить несколь­ко силь­ных впе­чат­ле­ний, в те­ат­ре – ред­ких и свя­зан­ных с иг­рой ар­ти­ста, что ста­ло ред­ко­стью еще боль­шей в по­след­ние го­ды.

Гафт в неко­то­рые ми­ну­ты по­тря­са­ет. Бес­стра­ши­ем, с ко­то­рым он вы­хо­дит на сце­ну, пре­одо­ле­вая бо­лезнь. Бес­стра­ши­ем, с ко­то­рым бо­лезнь он де­ла­ет пред­ме­том и от­ча­сти да­же те­мой спек­так­ля. Бес­стра­ши­ем, с ка­ким его ге­рой за­гля­ды­ва­ет за грань бы­тия. В «без­вест­ный край, от­ку­да нет воз­вра­та». И жал­ко его ге­роя, и страш­но за него, и од­но­вре­мен­но – за­ви­ду­ешь его му­же­ству и сме­ло­сти, а эти по­след­ние ка­че­ства – из тех, что бы­ли при­су­щи мно­гим бла­го­род­ным ге­ро­ям Гаф­та. Так что мож­но ска­зать, что в чем­то он со­хра­ня­ет вер­ность сво­ей ак­тер­ской те­ме.

Фото с сай­та www.sovremenni­k.ru

Вз­гляд ге­роя Ва­лен­ти­на Гаф­та – как про­ни­зы­ва­ю­щий ве­тер, про­би­ра­ет до ко­стей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.