По­эт в зер­ка­ле за­пи­сок

Что спра­ши­ва­ли у Ма­я­ков­ско­го, мож­но узнать до 12 ав­гу­ста

Nezavisimaya Gazeta - - СОБЫТИЯ - Ан­дрей Ми­рош­кин

Вла­ди­мир Ма­я­ков­ский ча­сто вы­сту­пал пе­ред чи­та­те­ля­ми на по­э­ти­че­ских ве­че­рах и дис­пу­тах. Это бы­ла его при­выч­ная сти­хия, он лю­бил пря­мой кон­такт с ауди­то­ри­ей. По­эт чи­тал сти­хи во мно­гих го­ро­дах, в том чис­ле за гра­ни­цей. И на всех вы­ступ­ле­ни­ях к нему из за­ла при­хо­ди­ли мно­го­чис­лен­ные за­пис­ки. Во­про­сы, ре­пли­ки, уточ­не­ния, прось­бы про­честь то или иное сти­хо­тво­ре­ние. Под вли­я­ни­ем этих от­кли­ков он под­час кор­рек­ти­ро­вал свои преж­ние сти­хи и да­же со­чи­нял но­вые. По­эт со­би­рал и пе­ре­пе­ча­ты­вал наи­бо­лее ин­те­рес­ные за­пис­ки, пла­ни­руя из­дать их кни­гой со сво­и­ми ком­мен­та­ри­я­ми... Но не успел.

Кни­га не вы­шла, но по­да­ри­ла свое на­зва­ние выставке, от­крыв­шей­ся в ка­нун 125-ле­тия по­эта в мос­ков­ской га­ле­рее «На Ша­бо­лов­ке». У вхо­да в за­лы на­чер­та­но: «Ма­я­ков­ский. Уни­вер­саль­ный от­вет за­пи­соч­ни­кам». Ку­ра­то­ры про­ек­та, ис­сле­до­ва­те­ли рус­ско­го аван­гар­да Алек­сандра Се­ли­ва­но­ва и Ма­ри­на Крас­но­ва, ре­ши­ли впер­вые по­ка­зать пуб­ли­ке за­пис­ки, ко­то­рые ни­ко­гда не пуб­ли­ко­ва­лись и не экс­по­ни­ро­ва­лись. Для зна­то­ков это ин­те­рес­ная и пол­ная за­га­док тема. Кто их пи­сал? Что дви­га­ло людь­ми, взяв­ши­ми­ся за ка­ран­даш? Как по­эт от­ре­а­ги­ро­вал на ту или иную за­пис­ку? На мно­гие из этих во­про­сов от­ве­тов се­год­ня уже не по­лу­чить. Но мож­но по­фан­та­зи­ро­вать...

Вы­став­ка за­тра­ги­ва­ет во­про­сы не толь­ко ис­то­рии ли­те­ра­ту- ры, но и со­цио­ло­гии. Соз­да­те­ли экс­по­зи­ции, по вы­ра­же­нию Алек­сан­дры Се­ли­ва­но­вой, «вы­чле­ни­ли семь сло­ев ауди­то­рии Ма­я­ков­ско­го». Каж­до­му из них (ра­бо­чий, сту­дент, нэп­ман, ин­тел­ли­гент из «быв­ших», ба­рыш­ня-сек­ре­тар­ша и т.д.) по­свя­щен от­дель­ный уго­лок с ком­мен­та­ри­ем со­цио­ло­га об этом ти­па­же. А фо­то­гра­фии и под­лин­ные ве­щи 20-х го­дов по­ка­зы­ва­ют, что но­си­ли, как вы­гля­де­ли, чем ин­те­ре­со­ва­лись эти лю­ди. Ведь Ма­я­ков­ский пи­сал и чи­тал сти­хи для них. Зная умо­на­стро­е­ния это­го кру­га, лег­че вос­со­здать об­раз по­эта.

И ко­неч­но, здесь мно­же­ство за­пи­сок – на по­жел­тев­шей бу­ма­ге, на­пи­сан­ных нераз­бор­чи­во и под­час с грам­ма­ти­че­ски­ми ошиб­ка­ми, но все­гда – нерав­но­душ­но. «Вы вы­бра­ли недо­стой­ное по­эта ам­плуа: по­те­шать пуб­ли­ку по­доб­но цир­ко­во­му кло­уну» , – сер­дит­ся один из слу­ша­те­лей. «Ска­жи­те, по­жа­луй­ста, вы же­на­ты или нет?» – ин­те­ре­су­ет­ся некий лю­би­тель по­э­зии (или лю­би­тель­ни­ца?). «Ка­ко­го вы мнения о Пастер­на­ке?» – до­пы­ты­ва­ет­ся на­чи­тан­ный ано­ним. «Мы разо­ча­ро­ва­ны. Мало на­халь­ства и мало ру­га­тельств», – кон­ста­ти­ру­ет без­вест­ный за­все­гда­тай по­э­ти­че­ских ве­че­ров. Диа­па­зон пред­став­лен­ных за­пи­сок ши­рок – от крат­ких ре­плик до раз­вер­ну­тых вы­ска­зы­ва­ний. Здесь же впер­вые мож­но уви­деть под­го­то­ви­тель­ные ма­те­ри­а­лы книги Ма­я­ков­ско­го о за­пи­соч­ни­ках. Мо­жет быть, их ко­гда-ни­будь опуб­ли­ку­ют.

Эти лист­ки из блок­но­тов – сви­де­те­ли яр­ких со­бы­тий ле­ген­дар­ной эпо­хи. Они поз­во­ля­ют уви­деть Ма­я­ков­ско­го в но­вом ра­кур­се, вос­со­здать оскол­ки то­гдаш­не­го бы­та. Чи­тая их под­ряд, слов­но лен­ту со­ци­аль­ной се­ти (на это сход­ство ука­зал вы­сту­пив­ший на вер­ни­са­же фи­ло­лог Дмит­рий Бак), неволь­но со­по­став­ля­ешь де­та­ли ли­те­ра­тур­ной жиз­ни 1920-х го­дов и на­ших дней. Со­вре­мен­ные по­эты, чи­та­ю­щие с эст­ра­ды, то­же вы­шли из жел­той коф­ты Ма­я­ков­ско­го. Мно­гие из них уме­ют так же стре­ми­тель­но и ост­ро­ум­но отве­чать на во­про­сы из за­ла, как это де­лал ав­тор «Сти­хов о со­вет­ском пас­пор­те».

Вы­став­ка ра­бо­та­ет до 12 ав­гу­ста.

Фо­то ав­то­ра

Под­лин­ные афи­ши и за­пис­ки вос­со­зда­ют по­э­ти­че­ский дух 20-х го­дов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.