Празд­ник во Двор­це тру­да

Не­со­сто­яв­ши­е­ся шедевры со­вет­ско­го архитектурного аван­гар­да

Nezavisimaya Gazeta - - ИСТОРИЯ -

ния ко­то­ро­го при­над­ле­жит пи­са­те­лю и об­ще­ствен­но­му де­я­те­лю Ми­ха­и­лу Коль­цо­ву. Он в 1929 го­ду на­пи­сал ста­тью, в ко­то­рой пред­ла­гал построить со­вет­скую со­ци­а­ли­сти­че­скую здрав­ни­цу – го­род-ку­рорт под Моск­вой по ли­нии Се­вер­ной же­лез­ной до­ро­ги.

Пер­вой со­вет­ской по­пыт­кой создать об­ще­ствен­ное со­ору­же­ние но­во­го ти­па был про­ект «Двор­ца тру­да», от­но­ся­щий­ся к 1922–1923 го­дам. Его пла­ни­ро­ва­ли построить меж­ду Охот­ным Ря­дом и Ма­неж­ной и Те­ат­раль­ной пло­ща­дя­ми.

В зда­нии дол­жен был раз­ме­щать­ся боль­шой зал на 8 тыс. мест, ма­лые за­лы для про­ве­де­ния со­бра­ний, лек­ций, постановки спек­так­лей и про­смот­ра ки­но – на 300, 500, 1000 мест. В стро­е­нии долж­ны бы­ли на­хо­дить­ся ком­плек­сы по­ме­ще­ний Мос­со­ве­та и Мос­ков­ско­го ко­ми­те­та пар­тии, му­зей…

Сре­ди но­вых со­вет­ских игр – изоб­ре­тен­ная Пет­ро­вым 5 июня 1923 го­да Вик­трикс. В бро­шю­ре­ин­струк­ции, из­дан­ной в 1929 го­ду в Ле­нин­гра­де, но­вая во­е­ни­зи­ро­ван­ная иг­ра опи­сы­ва­ет­ся сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «Шах­мат­ные фи­гу­ры – вой­ска на­шей иг­ры. Их в про­стом Вик­три­се де­вять. Быв­ший ко­роль – нын­че Ко­ман­дир, или Глав­ком в ар­мей­ском смыс­ле. Быв­шая ко­ро­ле­ва, или ферзь, – нын­че На­ч­шта­ба, или Штрам в ар­мей­ском смыс­ле. Быв­шие офи- це­ры, или сло­ны, – нын­че На­чаль­ни­ки, По­лит­ру­ки или Са­пе­ры, по же­ла­нию оба или по­рознь, или Ком­ко­ры в ар­мей­ском смыс­ле. Быв­шие ту­ры, или ла­дьи, – нын­че Ар­тил­ле­рия, Ору­дия, Пуш­ки, Гау­би­цы, Мор­ти­ры… Быв­шие ко­ни – Ка­ва­ле­рия, Ка­ва­ле­ри­сты, Кон­ные бой­цы… Быв­шие пеш­ки – нын­че Пе­хо­та, Крас­но­ар­мей­цы-бой­цы… Тан­ки. Са­мо­ле­ты. Пу­ле­ме­ты…»

Мос­ков­ский ав­то­мо­биль­ный за­вод име­ни Ста­ли­на (в 1956 го­ду пе­ре­име­но­ван­ный в честь Ива­на Ли­ха­че­ва), со­здан­ный на ба­зе еще до­ре­во­лю­ци­он­но­го Ав­то­мо­биль­но­го мос­ков­ско­го об­ще­ства, во вто­рую пя­ти­лет­ку, с 1934 по 1939 год, под­верг­ся ко­рен­ной ре­кон­струк­ции, став в ито­ге но­вым ти­пом со­ци­а­ли­сти­че­ско­го пред­при­я­тия, успеш­но вы­пус­ка­ю­ще­го в год 85–90 тыс. ав­то­мо­би­лей. «Мос­ков­ский ав­то­за­вод вы­сту­пил как опыт­но-по­ка­за­тель­ное со­ору­же­ние, на ко­то­ром ин­же­не­ры и ар­хи­тек­то­ры про­во­ди­ли боль­шую ис­сле­до­ва­тель­скую ра­бо­ту, ре­шая про­бле­му ти­пи­за­ции и уни­фи­ка­ции ос­нов­ных уз­лов и стро­и­тель­ных эле­мен­тов зда­ний ком­плек­са».

В тек­сте упо­ми­на­ет­ся и при­ня­тый в 1918 го­ду план мо­ну­мен­таль­ной про­па­ган­ды, по­яв­ле­ние па­мят­ни­ков – сим­во­лов новой со­вет­ской эпо­хи, сре­ди ко­то­рых уже не су­ще­ству­ю­щий па­мят­ник со­вет­ской Кон­сти­ту­ции и па­мят­ная дос­ка в Крем­лев­ской стене «Пав- шим в борь­бе за мир и брат­ство на­ро­дов».

В го­ды пер­вой пя­ти­лет­ки ши­ро­ко бы­ла рас­про­стра­не­на и идея со­зда­ния соц­го­ро­дов из от­дель­ных ти­по­вых жил­ком­би­на­тов. «Ар­хи­тек­то­ры стре­ми­лись создать новый об­лик жи­лой за­строй­ки, в ко­то­ром ос­нов­ным при­е­мом про­стран­ствен­но-вре­мен­ной ком­по­зи­ции ста­но­вит­ся вы­яв­ле­ние идеи кол­лек­тив­но­го бы­та, вза­и­мо­свя­зи жи­лых яче­ек и мест со­ци­аль­но­го кон­так­та» .

Пер­вым со­вет­ским вы­ра­же­ни­ем идеи за­строй­ки жи­ло­го мик­ро­рай­о­на стал мик­ро­рай­он Ле­нин­ской Сло­бо­ды, конкурс на про­ект за­строй­ки ко­то­ро­го был объ­яв­лен в сентябре 1922 го­да. Еди­но­глас­но луч­шим был при- знан про­ект Алек­сандра Вес­ни­на. Неболь­шие трех­этаж­ные жи­лые до­ма долж­ны бы­ли за­ни­мать не бо­лее тре­ти пло­ща­ди за­строй­ки, а квар­ти­ры в них пред­ла­га­лось раз­де­лить по со­ста­ву се­мьи: боль­шин­ство для се­мей­ных с об­щи­ми ком­му­наль­ны­ми по­ме­ще­ни­я­ми и лишь чет­верть – для оди­но­ких.

«Од­ним из са­мых фан­та­сти­че­ских и впе­чат­ля­ю­щих для 1920-х го­дов оказался ар­хи­тек­тур­ный про­ект па­мят­ни­ка III Ин­тер­на­ци­о­на­лу, со­здан­ный ху­дож­ни­ком В.Е. Тат­ли­ным в 1919–1920 го­дах. Тат­лин пред­ла­гал построить спи­раль­ную по фор­ме баш­ню вы­со­той 400 м. Ее ме­тал­ли­че­ский кар­кас пред­став­лял со­бой слож­ную объ­ем­но-про­стран­ствен­ную кон- струк­цию, внут­ри ко­то­рой пла­ни­ро­ва­лось раз­ме­стить глав­ные учре­жде­ния «со­ци­а­ли­сти­че­ско­го го­су­дар­ства бу­ду­ще­го» в че­ты­рех са­мо­сто­я­тель­ных зда­ни­ях в фор­ме ку­ба, пи­ра­ми­ды, ци­лин­дра и по­лу­ша­рия. Кон­струк­ция пла­ни­ро­ва­лась ки­не­ти­че­ской: под­ве­шен­ные к кар­ка­су объ­е­мы долж­ны бы­ли вра­щать­ся во­круг сво­их осей... баш­ня сим­во­ли­зи­ро­ва­ла со­ци­а­ли­сти­че­скую ре­во­лю­цию и про­воз­гла­ша­е­мое ею еди­не­ние всех на­ро­дов в Ин­тер­на­ци­о­на­ле» .

Со­глас­но сво­е­му функ­ци­о­наль­но­му на­зна­че­нию, баш­ня долж­на бы­ла стать са­мым важ­ным ар­хи­тек­тур­ным со­ору­же­ни­ем стра­ны. В зда­нии долж­ны бы­ли проходить за­ко­но­да­тель­ные со­бра­ния, меж­ду­на­род­ные съ­ез­ды, кон­фе­рен­ции, раз­ме­щать­ся органы вла­сти, ин­фор­ма­ци­он­ные цен­тры, пе­ре­до­вые сред­ства свя­зи.

В тек­сте упо­ми­на­ют­ся и про­ек­ты ре­кон­струк­ции круп­ных го­ро­дов, в том чис­ле – Пет­ро­гра­да, Яро­слав­ля и Моск­вы. Так, про­фес­сор Сергей Ше­ста­ков в 1921–1925 го­дах раз­ра­ба­ты­вал план «Боль­шой Моск­вы», ко­то­рая вклю­ча­ла при­го­род­ную зо­ну. В ря­де гра­до­стро­и­тель­ных пред­ло­же­ний преду­смат­ри­ва­лись разуп­лот­не­ние цен­тра и вве­де­ние в него зе­ле­ных на­саж­де­ний, раз­ви­тие жи­лищ­но­го стро­и­тель­ства на окра­и­нах, а так­же вклю­че­ние в ор­би­ту го­ро­да при­го­род­ных на­се­лен­ных пунк­тов.

Ил­лю­стра­ция из кни­ги

Про­стой советский банк...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.