Петр Гла­ват­ских: «Фольк­лор – это му­зы­ка про каж­до­го из нас»

Чем ин­те­рес­на на­род­ная му­зы­ка со­вре­мен­но­му слу­ша­те­лю, му­зы­кант рас­ска­зал в ин­тер­вью «НГ»

Nezavisimaya Gazeta - - КУЛЬТУРА -

6 де­каб­ря в Ма­лом за­ле Кон­церт­но­го за­ла «За­ря­дье» со­сто­ит­ся кон­церт из­вест­но­го эт­но­гра­фа и пев­ца Сер­гея Ста­ро­сти­на и муль­ти­пер­кус­си­о­ни­ста Пет­ра Гла­ват­ских при уча­стии ан­сам­бля «Кла­дец». В про­грам­ме, ко­то­рая на­зы­ва­ет­ся «Вир», – на­род­ная раз­но­жан­ро­вая му­зы­ка в ав­тор­ской об­ра­бот­ке, а так­же ком­по­зи­ции са­мих му­зы­кан­тов. Сло­во «вир» обо­зна­ча­ет ис­точ­ник, скры­тый глу­бо­ко в во­дах ре­ки. Му­зы­каль­ный кри­тик На­деж­да ТРАВИНА по­го­во­ри­ла с Пет­ром ГЛА­ВАТ­СКИХ о том, что скры­то в фольк­лор­ной му­зы­ке и по­че­му так важ­но раз­ви­вать ее тра­ди­ции.

– Петр, рас­ска­жи­те о про­грам­ме кон­цер­та в «За­ря­дье». – Мы бу­дем ис­пол­нять мно­го за­ме­ча­тель­ной на­род­ной му­зы­ки. На­при­мер, кан­ты эпо­хи Пет­ра Пер­во­го – хо­тя это и не со­всем фольк­лор (кан­ты неред­ко со­чи­ня­лись на сти­хи из­вест­ных по­этов), но они ши­ро­ко бы­то­ва­ли в на­ро­де, ко­то­рый пел их, идя в строю на по­ле бит­вы, или про­слав­лял по­бе­ду им­пе­ра­то­ра. Мно­гие кан­ты пи­са­ли и ком­по­зи­то­ры тех лет, но де­ла­ли это про­стым на­род­ным языком, что очень под­ку­па­ет се­го­дняш­не­го слу­ша­те­ля. Я иг­раю на ко­жа­ном аутен­тич­ном ба­ра­бане, что­бы под­черк­нуть мар­ше­об­раз­ность кан­тов. Из дру­гих на­род­ных жан­ров про­зву­чит ду­хов­ный стих. Он бли­зок к псал­мо­твор­че­ству – это некое фи­ло­соф­ское раз­мыш­ле­ние о жиз­ни, при­чем не все­гда ве­се­лое. Так­же бу­дут ли­хие ча­стуш­ки, од­на из ко­то­рых на­зы­ва­ет­ся «За­ли­воч­ка».

Ко­гда лю­ди рань­ше шли из од­ной де­рев­ни в дру­гую, гар­мо­нист иг­рал эту пес­ню, что­бы не скуч­но бы­ло ид­ти. Ме­ло­дия в ней по­сто­ян­но по­вто­ря­ет­ся, при­об­ре­та­ет некие ва­ри­а­ции... Чем не ми­ни­ма­лизм? Еще пред­ста­вим тра­ди­ци­он­ные ко­лы­бель­ные пес­ни. В них зву­чат очень страш­ные сло­ва, что-то на­по­до­бие «уми­ра­ет мать, мы идем ее хо­ро­нить». Это не слу­чай­но, по­сколь­ку ре­бен­ка с са­мо­го дет­ства го­то­ви­ли к то­му, что вся­кое в жиз­ни мо­жет про­изой­ти, и са­мое страш­ное. В пес­нях транс­ли­ру­ет­ся фи­ло­соф­ское спо­кой­ное, от­стра­нен­ное со­сто­я­ние. Так­же на кон­цер­те пуб­ли­ка услы­шит мои ком­по­зи­ции и ком­по­зи­ции Сер­гея Ста­ро­сти­на. – Знаю, что со Ста­ро­сти­ным вас свя­зы­ва­ет тес­ное со­труд­ни­че­ство... – Да, встре­ча с Се­ре­жей бы­ла судь­бо­нос­ной. Мы вме­сте участ­во­ва­ли в про­ек­те лон­дон­ской ком­па­нии Dash Arts, где ху­до­же­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем был ком­по­зи­тор Алек­сандр Ма­ноц­ков. Мы ак­тив­но го­то­ви­лись к кон­цер­ту – 10 дней ре­пе­ти­ро­ва­ли на при­ро­де, экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ли, об­ща­лись с класс­ны­ми му­зы­кан­та­ми. Вско­ре при­шли к об­ще­му мне­нию, что нам нуж­но сде­лать но­вую про­грам­му. Год на­зад мы ее обыг­ра­ли, но для вы­ступ­ле­ния в «За­ря­дье» ре­ши­ли под­клю­чить за­ме­ча­тель­ный на­род­ный ан­самбль «Кла­дец». – Вы бу­де­те иг­рать му­зы­ку пет­ров­ской эпо­хи и фольк­лор­но­го ка­лен­дар­но­го кру­га. Воз­мож­но ли за­ин­те­ре­со­вать се­го­дняш­не­го слу­ша­те­ля пе­ни­ем в на­ци­о­наль­ных ко­стю­мах, без те­ат­раль­но­сти, спе­ц­эф­фек­тов? – Ко­неч­но! Для этой му­зы­ки ни­ка­ко­го шоу и не нуж­но. На­ша про­грам­ма не столь ро­ман­тич­ная и пыш­ная, как у из­вест­ных рус­ских кол­лек­ти­вов – все бо­лее скром­но. Мож­но ска­зать, что на­ше му­зи­ци­ро­ва­ние но­сит ин­тим­ный ха­рак­тер. Как бы это стран­но ни зву­ча­ло, но оно тво­рит­ся не для то­го, что­бы это по­ка­зы­вать на сцене. Тут нет тра­ди­ци­он­но­го вы­хо­да на сце­ну ар­ти­ста, ко­то­рый пред­став­ля­ет свой та­лант, свой пев­че­ский ма­те­ри­ал, же­лая по­нра­вить­ся пуб­ли­ке. Здесь че­ло­век рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рию о се­бе, сво­их про­бле­мах, пе­ре­жи­ва­ни­ях. И в этом от­ли­чи­тель­ное свой­ство фольк­лор­ной му­зы­ки – она на­пи­са­на не для то­го, что­бы ее при­шли по­слу­шать. Она как бы рас­ска­зы­ва­ет про те про­бле­мы, ко­то­рые ждут че­ло­ве­ка в дет­стве, от­ро­че­стве и ста­ро­сти. Фольк­лор – это му­зы­ка про каж­до­го из нас. Она вос­при­ни­ма­ет­ся на кор­не­вом уровне. – Зву­ча­ние ма­рим­бы ор­га­нич­но в на­род­ной му­зы­ке За­па­да и в осо­бен­но­сти Во­сто­ка. А как на­счет рус­ско­го фольк­ло­ра? – Ма­рим­ба, как это ни стран­но, по­хо­жа по зву­ча­нию на тра­ди­ци­он­ный рус­ский на­род­ный ин­стру­мент – ба­ра­бан­ку. Как вы на­вер­ня­ка зна­е­те, ма­рим­ба дол­гое вре­мя не бы­ла тем­пе­ри­ро­ва­на, это яв­ле­ние се­ре­ди­ны XX ве­ка, ко­то­рое мы уже по­том адап­ти­ро­ва­ли на сво­ей му­зы­каль­ной «тер­ри­то­рии». Тембр ма­рим­бы ор­га­нич­но со­че­та­ет­ся с на­род­ным во­ка­лом, и вся ее про­стей­шая фак­ту­ра, от­ча­сти на­по­ми­на­ю­щая ми­ни­ма­лизм, вос­при­ни­ма­ет­ся есте­ствен­но в кон­тек­сте по­доб­ной му­зы­ки. В неко­то­рых на­ших пес­нях ма­рим­ба вы­сту­па­ет в ро­ли ор­га­на – да­ет вы­со­кую, сред­нюю и низ­кую ча­сто­ты, а ино­гда я ее дер­жу как пе­даль. В этой про­грам­ме я по­ста­рал­ся изоб­ре­тать штри­хи, ко­то­рые не упо­треб­ля­ют­ся в клас­си­че­ской прак­ти­ке иг­ры на ма­рим­бе, – при­е­мы, ко­то­рые бу­дут пе­ре­да­вать дух рус­ско­го фольк­ло­ра. – Су­ще­ству­ет ли для вас раз­ни­ца меж­ду по­ня­ти­я­ми «фольк­лор­ная му­зы­ка» и «на­род­ная му­зы­ка»? Для вас это си­но­ни­мы? – Нет. Это раз­ные ве­щи. Зна­е­те, да­же у му­зы­кан­тов до сих пор су­ще­ству­ет некий «фарш» в го­ло­ве. Вот как я их мо­гу объ­яс­нить: на­род­ная му­зы­ка – бо­лее «при­че­сан­ная» – от­но­сит­ся к кон­цу XIX ве­ка (го­род­ской ро- манс, тю­рем­ная пес­ня, ча­стуш­ки и т.д.). А фольк­лор­ная му­зы­ка – го­раз­до бо­лее слож­ная, вос­при­ни­ма­ет­ся с боль­шим уси­ли­ем. На­род­ная пес­ня уло­же­на в тем­пе­ра­цию, она то­наль­на, и лю­бой ком­по­зи­тор мо­жет ее аран­жи­ро­вать. Фольк­лор­ная име­ет спе­ци­фи­че­ские ла­ды, свой зву­ко­ряд. Я убеж­ден, что эти по­ня­тия на­до раз­гра­ни­чить. – Мож­но ли го­во­рить о со­хра­не­нии тра­ди­ций фольк­лор­ной му­зы­ки? И есть ли раз­ви­тие в ее об­ла­сти? – Да, эта тра­ди­ция жи­вет и про­ни­ка­ет в раз­ные оча­ги му­зы­каль­ной куль­ту­ры. Сер­гей Ста­ро­стин недав­но был в Аме­ри­ке и рас­ска­зы­вал, что там ак­тив­но ин­те­ре­су­ют­ся сво­им фольк­ло­ром – и рус­ским, кста­ти, то­же. В на­шей стране про­дол­жа­ет дей­ство­вать Рос­сий­ский фольк­лор­ный со­юз, где уче­ные и про­сто лю­би­те­ли пы­та­ют­ся со­хра­нить брил­ли­ан­ты фольк­ло­ра, ез­дят в экс­пе­ди­ции и за­пи­сы­ва­ют пес­ни. Мо­жет быть, эти по­пыт­ки не силь­но из­вест­ны – нет боль­шой го­су­дар­ствен­ной про­грам­мы, гран­тов, но на­ше де­ло не оста­нав­ли­ва­ет­ся. Мы жи­вем сво­ей жиз­нью, а тра­ди­ция – сво­ей. На­ша жизнь за­кан­чи­ва­ет­ся, а жизнь тра­ди­ции бу­дет про­дол­жать­ся. В том или ином ви­де это бу­дет все­гда.

Фо­то со стра­ни­цы Пет­ра Гла­ват­ских в «ВКон­так­те»

Ма­рим­ба по­хо­жа по зву­ча­нию на тра­ди­ци­он­ный рус­ский на­род­ный ин­стру­мент – ба­ра­бан­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.