«Се­го­дняш­ний Ва­ти­кан ма­ло от­ли­ча­ет­ся от ста­лин­ско­го Крем­ля»

Из­гнан­ный маль­тий­ский ры­царь – о том, как в пон­ти­фи­кат Фран­цис­ка при­жил­ся управ­лен­че­ский стиль ла­ти­но­аме­ри­кан­ских дик­та­то­ров

Nezavisimaya Gazeta - - OBSCURA -

Ис­то­рик Ген­ри САЙР, опуб­ли­ко­вав­ший в 2017 го­ду скан­даль­ную кни­гу с кри­ти­кой па­пы Рим­ско­го Фран­цис­ка «Па­па­дик­та­тор», в кон­це но­яб­ря был из­гнан из ря­дов пе­ре­жив­ше­го ост­рый управ­лен­че­ский кон­фликт с Ва­ти­ка­ном ор­де­на Маль­тий­ских ры­ца­рей за «глу­бо­ко оскор­би­тель­ную и неува­жи­тель­ную» по от­но­ше­нию к пон­ти­фи­ку по­зи­цию, вы­ра­жен­ную в кни­ге. Ры­царь-дис­си­дент рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту «НГР » Пав­лу СКРЫЛЬНИКОВУ о том, чьей по­бе­дой за­вер­ши­лась борь­ба за власть в ор­дене и что свя­зы­ва­ет пер­во­свя­щен­ни­ка Ри­ма с «Же­лез­ной гвар­ди­ей» пе­ро­ни­стов.

– Немно­гое из­вест­но о том, ка­ков был кар­ди­нал Бер­го­льо до то­го, как стать па­пой Фран­цис­ком. По­че­му? На­сколь­ко это раз­ные лю­ди – па­па и кар­ди­нал? – При­чи­на это­го – язы­ко­вой ба­рьер меж­ду англо- и ис­па­но­языч­ным ми­ра­ми. Кар­ди­нал Бер­го­льо был, ра­зу­ме­ет­ся, ши­ро­ко из­ве­стен в Ар­ген­тине до из­брав­ше­го его кон­кла­ва, но он был очень да­лек от об­ра­за дру­же­люб­но­го и от­кры­то­го па­пы, ко­то­рый он вы­стра­и­ва­ет на­чи­ная с 2013 го­да. Раз­гром­ная кни­га Ома­ра Бел­ло «Насто­я­щий Фран­циск» бы­ла опуб­ли­ко­ва­на в Ар­ген­тине, но ан­гло­языч­ной пуб­ли­ке она прак­ти­че­ски неиз­вест­на. С мо­мен­та из­бра­ния па­пой стрем­ле­ние Бер­го­льо пред­ста­вать сим­па­тич­ным и оба­я­тель­ным ста­ло по­чти ма­ни­а­каль­ным. Но под­дер­жи­вать этот об­раз нелег­ко, и Ва­ти­кан зна­ет со­всем дру­гую фи­гу­ру – па­пу­дик­та­то­ра. – Фран­циск, пер­вый па­па-иезу­ит, ма­ло со­от­вет­ству­ет рас­хо­же­му об­ра­зу чле­на Об­ще­ства Ии­су­са и пред­став­ле­ни­ям о его прак­ти­ках. По­че­му? – Вы долж­ны по­нять, что за по­след­ние пол­ве­ка иезу­и­ты пе­ре­жи­ли внут­рен­ний пе­ре­лом. Они от­ка­за­лись и от про­шлой док­три­ны, и от ду­хов­но­сти, встав на по­зи­ции са­мо­го ра­ди­каль­но­го се­ку­ля­риз­ма, в част­но­сти «тео­ло­гии осво­бож­де­ния», – в по­пыт­ке пе­ре­стро­ить Ка­то­ли­че­скую цер­ковь на марк­сист­ских прин­ци­пах. Это про­изо­шло еще до рас­па­да СССР, ко­гда за­пад­ные ин­тел­лек­ту­а­лы счи­та­ли, что, под­дер­жи­вая марк­сизм, они ста­но­вят­ся со­юз­ни­ка­ми ис­то­ри­че­ской сти­хии. Это бы­ло ошиб­кой, но па­па Фран­циск все еще счи­та­ет, что смо­жет до­бить­ся успе­ха ис­клю­чи­тель­но за счет бла­го­склон­но­сти за­пад­ных ли­бе­ра­лов, да­же ес­ли це­ной ока­жет­ся се­ку­ля­ри­за­ция ка­то­ли­циз­ма. – Гос­по­дин Сайр, ра­нее вы на­зы­ва­ли Фран­цис­ка уче­ни­ком ар­ген­тин­ско­го дик­та­то­ра Ху­а­на Пе­ро­на. Что, по ва­ше­му мне­нию, де­ла­ет его та­ко­вым? – Это не про­сто мое мне­ние, оно ос­но­ва­но на фак­тах жиз­ни са­мо­го Бер­го­льо. Он был еще маль­чиш­кой, ко­гда на­ча­лась столь по­пу­ляр­ная в об­ще­стве Ар­ген­ти­ны дик­та­ту­ра Пе­ро­на. Уже в быт­ность свя­щен­ни­ком, от­вет­ствен­ным за ду­хов­ное про­све­ще­ние мо­ло­дых иезу­и­тов, Бер­го­льо был свя­зан с «Же­лез­ной гвар­ди­ей» (Guardia de Hierro), пе­ро­нист­ской пар­ти­ей, го­то­вив­шей воз­вра­ще­ние Пе­ро­на к вла­сти (ко­то­рое про­изо­шло в 1973 го­ду). Осо­бен­но пе­ро­низм Бер­го­льо про­яв­ля­ет­ся в его оп­пор­ту­низ­ме и стрем­ле­нии к вла­сти. – Как по­ли­ти­ка Пе­ро­на из­ме­ни­ла Ка­то­ли­че­скую цер­ковь в Ар­ген­тине и ка­кие дей­ствия па­пы по­ка­зы­ва­ют, что он яв­ля­ет­ся ее про­дук­том? Как сме­няв­шие друг дру­га дик­та­ту­ры по­вли­я­ли на цер­ковь в Ла­тин­ской Аме­ри­ке? – Пе­рон ата­ко­вал цер­ковь, но нель­зя ска­зать, что он силь­но ее из­ме­нил. В 1960-е го­ды цер­ковь из­ме­нил Вто­рой Ва­ти­кан­ский со­бор. Ко­неч­но, тре­бу­ют вни­ма­ния и по­ли­ти­че­ские пер­тур­ба­ции Ар­ген­ти­ны по­след­них 60 лет. В 1990-е, ко­гда Бер­го­льо был гла­вой ар­ген­тин­ских иезу­и­тов, Ар­ген­ти­на бы­ла во­ен­ной дик­та­ту­рой, и опре­де­лен­ных свя­зей с ней у него не мог­ло не быть. По­сле вос­ста­нов­ле­ния де­мо­кра­тии кли­ру необ­хо­ди­мо бы­ло осво­бо­дить­ся от неже­ла­тель­ных ас­со­ци­а­ций. Здесь и про­явил­ся оп­пор­ту­низм Бер­го­льо. Боль­шую часть сво­ей жиз­ни он был из­ве­стен как пред­ста­ви­тель пра­вых, но при- мер­но с 2000 го­да на­чал по­да­вать се­бя как ли­бе­раль­но­го ли­де­ра. Имен­но по­это­му он и был вы­дви­нут пре­тен­ден­том на Свя­той пре­стол: сна­ча­ла, без­успеш­но, в 2005 го­ду, и поз­же – в 2013 го­ду. – Этой зи­мой Чи­ли и Пе­ру ока­за­ли па­пе весь­ма хо­лод­ный при­ем, а неко­то­рые со­ци­аль­ные опро­сы пред­ре­ка­ют, что ка­то­ли­ки мо­гут стать мень­шин­ством в Ла­тин­ской Аме­ри­ке в бли­жай­шие де­ся­ти­ле­тия. Есть ли в этом ви­на па­пы? – Ра­зу­ме­ет­ся. За те 15 лет, ко­гда Бер­го­льо был ар­хи­епи­ско­пом Бу­энос-Ай­ре­са, Ка­то­ли­че­ская цер­ковь Ар­ген­ти­ны по­те­ря­ла 10% при­хо­жан. Ве­ру­ю­щих от­тал­ки­ва­ют се­ку­ля­ризм и по­ли­ти­че­ские при­о­ри­те­ты Ка­то­ли­че­ской церк­ви, и они об­ра­ща­ют­ся к про­те­стант­ским де­но­ми­на­ци­ям, ко­ли­че­ство ко­то­рых в Ла­тин­ской Аме­ри­ке зна­чи­тель­но воз­рос­ло за по­след­ние го­ды. Бер­го­льо, как глав­ный се­ку­ля­рист и по­ли­тик ла­ти­но­аме­ри­кан­ской церк­ви, дол­жен, ра­зу­ме­ет­ся, раз­де­лять за это от­вет­ствен­ность. – Па­па Фран­циск – уро­же­нец Ла­тин­ской Аме­ри­ки, где очень ве­ли­ко иму­ще­ствен­ное рас­сло­е­ние. Его ле­вые вз­гля­ды и от­кры­тость по от­но­ше­нию к ма­ло­иму­щим долж­ны, в тео­рии, при­вле­кать лю­дей в цер­ковь – но это­го не про­ис­хо­дит. По­че­му? – За­бо­та Бер­го­льо о бед­ных – это часть вы­стра­и­ва­е­мо­го им ми­фа. Во вре­ме­на сво­е­го ар­хи­епи­скоп­ства в Бу­энос-Ай­ре­се он был тес­но свя­зан с проф­со­ю­за­ми. Они, ра­зу­ме­ет­ся, пред­став­ля­ют ра­бо­чих, но нель­зя ска­зать, что они пред­став­ля­ли на­сто­я­щих бед­ня­ков Ар­ген­ти­ны. Сам Бер­го­льо – вы­хо­дец из ниж­ней час- ти сред­не­го клас­са. Он не пи­та­ет сим­па­тий к бо­га­чам, но он – не Те­ре­за Каль­кутт­ская. Ко­гда он сто­ял во гла­ве ар­ген­тин­ской церк­ви, он не по­ка­зы­вал осо­бо­го ин­те­ре­са к про­бле­мам неиму­щих. Ес­ли взгля­нуть на то, что Фран­циск де­лал для бед­ных как па­па, то ста­нет яс­но, что все за­кан­чи­ва­лось раз­го­во­ра­ми, как и вся его са­мо­пре­зен­та­ция. Раз­ве мы ви­дим всплеск по­пу­ляр­но­сти ка­то­ли­циз­ма сре­ди бед­но­ты во вре­мя пап­ства Фран­цис­ка? Лич­но я это­го не за­ме­тил. За­то его очень лю­бят ли­бе­ра­лы из сред­не­го клас­са. – Кон­фликт меж­ду па­пой и Маль­тий­ским ор­де­ном в 2016 го­ду для мно­гих ока­зал­ся неожи­дан­но­стью. Как ор­ден управ­ля­ет­ся се­го­дня и мож­но ли еще на­зы­вать его су­ве­рен­ным? – Ле­жа­щая на по­верх­но­сти при­чи­на вме­ша­тель­ства па­пы в де­ла ор­де­на – то, что то­гдаш­ний ве­ли­кий ма­гистр Мэтью Фе­стинг сде­лал по­пыт­ку сме­стить ве­ли­ко­го канц­ле­ра ба­ро­на Бё­зе­ла­ге­ра за рас­про­стра­не­ние пре­зер­ва­ти­вов в рам­ках бла­го­тво­ри­тель­но­го слу- же­ния ор­де­на на Даль­нем Во­сто­ке. Па­па при­ка­зал бра­ту Мэтью уй­ти в от­став­ку и вер­нул долж­ность ба­ро­ну Бё­зе­ла­ге­ру. Та­ким об­ра­зом, по­бор­ник ка­то­ли­че­ской мо­ра­ли был на­ка­зан, а ее на­ру­ши­тель – воз­на­граж­ден. Но ес­ли коп­нуть глуб­же, то ста­нет яс­но, что на­сто­я­щей це­лью Фран­цис­ка был став­ший слиш­ком вли­я­тель­ным на этой по­зи­ции и неудоб­ный для па­пы па­трон ор­де­на, кар­ди­нал Рэй­монд Бёрк. Сме­стив ве­ли­ко­го ма­ги­стра Фе­стин­га, Фран­циск из­ба­вил­ся от глав­но­го со­юз­ни­ка Бёр­ка в ор­дене, вос­ста­нав­ли­вая при этом его за­кля­то­го вра­га – Бё­зе­ла­ге­ра. Он фак­ти­че­ски обез­ору­жил Бёр­ка как па­тро­на ор­де­на, на­зна­чив то­гда еще ар­хи­епи­ско­па Беч­чу пап­ским пред­ста­ви­те­лем для над­зо­ра за ор­де­ном. Се­го­дня Бё­зе­ла­гер управ­ля­ет ор­де­ном по­дик­та­тор­ски. Он пре­успел в про­дви­же­нии на вы­бо­рах кан­ди­да­ту­ры неса­мо­сто­я­тель­но­го ве­ли­ко­го ма­ги­стра, ко­то­ро­го он пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ет. Но его вли­я­ние до­стиг­ну­то це­ной су­ве­ре­ни­те­та ор­де­на, так как на сво­ей по­зи­ции Бё­зе­ла­гер пол­но­стью за­ви­сим от Ва­ти­ка­на. – На­зва­ние по­след­ней гла­вы ва­шей кни­ги о Фран­цис­ке – «Кремль Свя­той Мар­ты» – зву­чит как пред­по­ло­же­ние о том, что в по­ли­ти­ке Ва­ти­ка­на Москва иг­ра­ет не по­след­нюю роль. Так ли это? – Это не так. Пред­на­зна­че­ние этой гла­вы – по­ка­зать, что ат­мо­сфе­ра се­го­дняш­не­го Ва­ти­ка­на ма­ло от­ли­ча­ет­ся от той, что ца­ри­ла в ста­лин­ском Крем­ле. Но ни­ка­ких пред­по­ло­же­ний о рос­сий­ском вли­я­нии я не де­лаю. – Жур­на­ли­стам слож­но удер­жать­ся от то­го, что­бы опи­сы­вать про­ис­хо­дя­щее в Ва­ти­кане как про­ти­во­сто­я­ние ко­ман­ды па­пы Фран­цис­ка, на­це­лен­ной на от­кры­тую, про­зрач­ную и ли­бе­раль­ную цер­ковь, кон­сер­ва­то­рам из «ста­рой гвар­дии». Так ли на са­мом де­ле про­чер­че­на ли­ния кон­флик­та? Ка­кая кри­ти­ка раз­да­ет­ся в ад­рес па­пы с обе­их сто­рон? Участ­ву­ет ли он лич­но в по­ле- ми­ке, ка­са­ю­щей­ся его ре­ше­ний, на­при­мер недав­не­го со­гла­ше­ния с вла­стя­ми Ки­тая? – Нар­ра­тив, ко­то­рый вы опи­сы­ва­е­те, – про­дукт про­па­ган­дист­ской ма­ши­ны Фран­цис­ка, прак­ти­че­ски про­ти­во­по­лож­ный прав­де. Для на­ча­ла – ни­ка­кой кон­сер­ва­тив­ной «ста­рой гвар­дии» не су­ще­ству­ет. Есть узел кар­ди­на­лов, по­лу­чив­ших шап­ки срав­ни­тель­но недав­но и за­ин­те­ре­со­ван­ных в со­хра­не­нии пер­со­наль­но­го вли­я­ния (имен­но с этим не смог со­вла­дать Бе­не­дикт XVI – си­ту­а­ция ста­ла за­ло­гом его от­ре­че­ния). Да­ле­кий от про­ти­во­сто­я­ния этой кли­ке, па­па Фран­циск на­шел в ней со­юз­ни­ков и ис­поль­зо­вал в сво­их це­лях. Он не толь­ко не про­дви­нул, но и пол­но­стью за­бло­ки­ро­вал ре­фор­мы в тех об­ла­стях, в ко­то­рых их от него жда­ли. Его дик­та­тор­ский пон­ти­фи­кат и то, как он ма­ни­пу­ли­ро­вал по­след­ни­ми Си­но­да­ми епи­ско­пов, про­ти­во­по­лож­ны «от­кры­той, про­зрач­ной и ли­бе­раль­ной церк­ви». С ка­кой кри­ти­кой он стал­ки­ва­ет­ся? Кон­сер­ва­то­ры, ра­зу­ме­ет­ся, в ужа­се как от за­бве­ния тра­ди­ций ка­то­ли­че­ско­го уче­ния, так и от недав­не­го пак­та с Ки­та­ем, где цер­ковь со­про­тив­ля­лась агрес­сии ком­му­ни­стов со вре­мен пред­се­да­те­ля Мао. Со­гла­ше­ние с пра­ви­тель­ством КНР да­ло по­след­не­му карт­бланш на пре­сле­до­ва­ния ве­ру­ю­щих, о чем крас­но­ре­чи­во го­во­рят со­бы­тия по­след­них ме­ся­цев. Нуж­но от­ме­тить, что со­гла­ше­ние с Ки­та­ем бы­ло еще и ан­ти­аме­ри­кан­ской ак­ци­ей: Бер­го­льо, лич­но про­дви­гав­ший его, как ис­тин­ный ла­ти­но­аме­ри­ка­нец все­гда ви­дел в США за­кля­то­го вра­га. Вся­кий, кто ду­ма­ет, что по­ли­ти­ка Ва­ти­ка­на мо­жет фор­ми­ро­вать­ся цер­ков­ны­ми иерар­ха­ми неза­ви­си­мо от Фран­цис­ка, оши­ба­ет­ся. Как и во мно­гих дру­гих слу­ча­ях, пре­сле­до­ва­ние сию­ми­нут­ных по­ли­ти­че­ских це­лей при­во­дит к ка­та­стро­фи­че­ским по­след­стви­ям для ре­ли­гии. Это оче­вид­но в Ки­тае, и это мож­но уви­деть во всех угол­ках ми­ра, где при­сут­ству­ет ка­то­ли­цизм.

Ген­ри Сайр: «Раз­ве мы ви­дим всплеск по­пу­ляр­но­сти ка­то­ли­циз­ма сре­ди бед­но­ты во вре­мя пап­ства Фран­цис­ка?»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.