При­чер­но­мор­ский гео­по­ли­ти­че­ский раз­лом

Про­во­ка­ции Укра­и­ны уси­ли­ва­ют на­пря­жен­ность в ре­ги­оне

Nezavisimaya Gazeta - - СОСЕДИ - Сер­гей Жиль­цов

В по­след­ние ме­ся­цы си­ту­а­ция в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне рез­ко обост­ри­лась. Од­ной из при­чин на­рас­та­ния на­пря­жен­но­сти в При­чер­но­мо­рье является кон­фрон­та­ци­он­ный курс Укра­и­ны. К по­ли­ти­ке Ки­е­ва, ори­ен­ти­ро­ван­ной на обостре­ние от­но­ше­ний с Рос­си­ей, до­ба­вил­ся внут­ри­по­ли­ти­че­ский фак­тор, свя­зан­ный с при­бли­же­ни­ем вы­бо­ров пре­зи­ден­та. Они долж­ны прой­ти в мар­те 2019 го­да. Петр По­ро­шен­ко пы­та­ет­ся че­рез кон­флик­ты с Рос­си­ей в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне по­вы­сить сво­ей рей­тинг, до­би­ва­ясь та­ким спо­со­бом пе­ре­из­бра­ния на вто­рой срок.

Гео­по­ли­ти­че­ская си­ту­а­ция в При­чер­но­мо­рье ста­ла стре­ми­тель­но ме­нять­ся по­сле 2014 го­да. По вре­ме­ни это сов­па­ло с го­су­дар­ствен­ным пе­ре­во­ро­том на Укра­ине и по­сле­ду­ю­щим вхож­де­ни­ем Кры­ма в со­став Рос­сии. В от­вет на это за­пад­ные стра­ны вве­ли про­тив Рос­сии санк­ции, ко­то­рые бы­ли на­прав­ле­ны на из­ме­не­ние ее внеш­ней по­ли­ти­ки, преж­де все­го на пост­со­вет­ском про­стран­стве. Опа­се­ния Запада в по­тен­ци­аль­ном уси­ле­нии рос­сий­ских по­зи­ций име­ли ос­но­ва­ния, по­сколь­ку к на­ча­лу 2014 го­да Рос­сия и ряд ее бли­жай­ших со­се­дей вы­шли на под­пи­са­ние до­ку­мен­тов о со­зда­нии Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го со­ю­за. Он должен был кон­со­ли­ди­ро­вать во­круг Моск­вы ряд пост­со­вет­ских го­су­дарств, тем са­мым соз­да­вая усло­вия для уси­ле­ния по­зи­ций Рос­сии.

Ан­ти­рос­сий­ская по­ли­ти­ка неза­мед­ли­тель­но ска­за­лась на внеш­не­по­ли­ти­че­ских по­зи­ци­ях Ки­е­ва, ко­то­рый стал ори­ен­ти­ро­вать­ся на ин­те­ре­сы Запада и по­шел на обостре­ние от­но­ше­ний с Рос­си­ей, в том чис­ле в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне. Укра­ин­ские вла­сти ста­ли разыг­ры­вать по­ли­ти­че­скую кар­ту, свя­зан­ную с воз­вра­ще­ни­ем по­лу­ост­ро­ва в со­став Укра­и­ны, ак­цен­ти­руя вни­ма­ние на за­щи­те ин­те­ре­сов крым­ских та­тар. Дан­ные во­про­сы проч­но за­ня­ли свое ме­сто в чер­но­мор­ской по­ли­ти­ке Укра­и­ны. Опи­ра­ясь на под­держ­ку ЕС и США, ко­то­рые бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в даль­ней­шем ослаб­ле­нии рос­сий­ско-укра­ин­ско­го меж­го­су­дар­ствен­но­го со­труд­ни­че­ства, Ки­ев про­во­дил курс на при­вле­че­ние до­пол­ни­тель­но­го вни­ма­ния к этим во­про­сам за­пад­ных стран и меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций.

Укра­ин­ская сто­ро­на про­во­дит ли­нию на раз­ру­ше­ние до­го­вор­ной ба­зы, ко­то­рая бы­ла со­зда­на ра­нее. Ки­ев пе­ри­о­ди­че­ски ста­вит во­прос о пе­ре­смот­ре меж­го­су­дар­ствен­ных до­го­во­рен­но­стей, ка­са- ющих­ся ис­поль­зо­ва­ния Кер­чен­ско­го про­ли­ва. Речь идет о до­го­во­ре меж­ду Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей и Укра­и­ной о со­труд­ни­че­стве в ис­поль­зо­ва­нии Азов­ско­го мо­ря и Кер­чен­ско­го про­ли­ва, ко­то­рый был под­пи­сан в 2003 го­ду. За­тем на про­тя­же­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни Москва и Ки­ев ве­ли пе­ре­го­во­ры от­но­си­тель­но пра­во­во­го ре­жи­ма Кер­чен­ско­го про­ли­ва, ко­то­рый со­еди­ня­ет Азов­ское и Чер­ное мо­ря. Од­на­ко мно­го­чис­лен­ные пе­ре­го­во­ры, про­ве­ден­ные до 2014 го­да по опре­де­ле­нию пра­во­во­го ста­ту­са Азов­ско­го мо­ря и Кер­чен­ско­го про­ли­ва не да­ли ре­зуль­та­та, а по­сле сме­ны вла­сти на Укра­ине бы­ли за­мо­ро­же­ны. На этом фоне Ки­ев про­во­дит по­ли- ти­ку, на­прав­лен­ную на обостре­ние рос­сий­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне. Укра­ин­ская сто­ро­на анон­си­ро­ва­ла и сде­ла­ла пер­вые ша­ги по со­зда­нию во­ен­ной ин­фра­струк­ту­ры в При­азо­вье. Кро­ме это­го, Укра­и­на со­зда­ет про­во­ка­ци­он­ные си­ту­а­ции в ре­ги­оне, ор­га­ни­зуя за­хват рос­сий­ских су­дов и осу­ществ­ляя неза­кон­ное пе­ре­се­че­ние го­су­дар­ствен­ной гра­ни­цы в Азов­ском мо­ре ко­раб­ля­ми во­ен­но­мор­ских сил, что про­изо­шло в кон­це 2018 го­да.

По­ми­мо под­держ­ки со сто­ро­ны за­пад­ных го­су­дарств Ки­ев на­хо­дит по­ни­ма­ние у Тур­ции, ко­то­рая является од­ним из бли­жай­ших парт­не­ров Укра­и­ны в ре­ги­оне. Ан­ка­ра под­дер­жи­ва­ет по­ли­ти­ку Ки­е­ва по воз­вра­ще­нию Кры­ма, со­дей­ству­ет при­вле­че­нию вни­ма­ния к «про­бле­ме» крым­ско­та­тар­ско­го на­се­ле­ния, медж­лис которого за­ни­ма­ет агрес­сив­ные по от­но­ше­нию к Рос­сии по­зи­ции. Так­же Укра­и­на и Тур­ция вы­сту­па­ют за рас­ши­ре­ние стра­те­ги­че­ско­го парт­нер­ства, и в бли­жай­ших пла­нах – за­клю­че­ние дву­сто­рон­не­го со­гла­ше­ния о зоне сво­бод­ной тор­гов­ли. В то же вре­мя Тур­ция раз­ви­ва­ет тор­го­во-эко­но­ми­че­ское со­труд­ни­че­ство с Рос­си­ей, осу­ществ­ляя ре­а­ли­за­цию сов­мест­ных энер­ге­ти­че­ских про­ек­тов. В ито­ге, рос­сий­ско-ту­рец­кие от­но­ше­ния со­че­та­ют в се­бе эле­мен­ты со­труд­ни­че­ства и кон­ку­рен­ции. Ба­лан­си­руя меж­ду Моск­вой и Ки­е­вом, Тур­ция рас­счи­ты­ва­ет по­лу­чать эко­но­ми­че­ские вы­го­ды от со­труд­ни­че­ства с Рос­си­ей и со­хра­нять «ок­но» воз­мож­но­стей для вза­и­мо­дей­ствия с Укра­и­ной. По­зи­ция Ан­ка­ры опре­де­ля­ет­ся за­да­ча­ми ее внеш­ней по­ли­ти­ки, на­прав­лен­ной на укреп­ле­ние соб­ствен­ных по­зи­ций в этом стра­те­ги­че­ски важ­ном ре­ги­оне.

Тем не ме­нее для Рос­сии раз­ви­тие со­труд­ни­че­ства с Тур­ци­ей в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне и ее по­зи­ция по важ­ней­шим ре­ги­о­наль­ным про­бле­мам имеет боль­шое зна­че­ние. Так, Рос­сию при­вле­ка­ет неже­ла­ние Тур­ции пе­ре­смат­ри­вать по­ло­же­ния Кон­вен­ции Мон­тре, а так­же под­держ­ка те­зи­са о непри­сут­ствии в Чер­ном мо­ре тре­тьих стран. Эта по­зи­ция под­дер­жи­ва­ет­ся Рос­си­ей, для ко­то­рой рос­сий­ско-ту­рец­кое вза­и­мо­дей­ствие по дан­но­му во­про­су поз­во­ля­ет сдер­жи­вать на­пор США, в по­след­ние го­ды зна­чи­тель­но рас­ши­рив­ших свое при­сут­ствие в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне. При этом речь идет не толь­ко о по­ли­ти­че­ском вли­я­нии, ко­то­рое за про­шед­шее де­ся­ти­ле­тие зна­чи­тель­но воз­рос­ло, но и о во­ен­ной со­став­ля­ю­щей. Аме­ри­кан­ские во­ен­ные ко­раб­ли прак­ти­че­ски по­сто­ян­но при­сут­ству­ют в ак­ва­то­рии Чер­но­го мо­ря. Кро­ме то­го, США про­дви­га­ют ини­ци­а­ти­вы по раз­ви­тию во­ен­ной ин­фра­струк­ту­ры в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне, ини­ци­и­руя об­суж­де­ние пер­спек­тив пе­ре­во­ору­же­ния укра­ин­ской ар­мии, в том чис­ле в При­чер­но­мо­рье. Для кон­со­ли­да­ции по­зи­ций от­дель­ных при­чер­но­мор­ских стран ис­поль­зу­ют­ся раз­лич­ные ме­ха­низ­мы. Од­ним из них является ГУАМ. В по­след­нее вре­мя ор­га­ни­за­ция по­лу­чи­ла но­вый им­пульс для раз­ви­тия, про­ве­дя ряд ме­ро­при­я­тий, в том чис­ле за­се­да­ние на уровне глав пра­ви­тельств.

За по­след­нее де­ся­ти­ле­тие ЕС вы­дви­нул ряд ини­ци­а­тив, на­прав­лен­ных на огра­ни­че­ние рос­сий­ско­го при­сут­ствия в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне. Сре­ди них сле- ду­ет вы­де­лить «Чер­но­мор­скую си­нер­гию», про­грам­му «Во­сточ­ное парт­нер­ство». Эти и дру­гие ини­ци­а­ти­вы ев­ро­пей­цев на­прав­ле­ны на рас­ши­ре­ние по­ли­ти­че­ско­го, во­ен­но­го и эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства ЕС с при­чер­но­мор­ски­ми стра­на­ми, ре­а­ли­за­цию транс­порт­ных и энер­ге­ти­че­ских про­ек­тов. В от­но­ше­нии Укра­и­ны и Гру­зии ЕС ре­а­ли­зу­ет по­ли­ти­ку рас­ши­ре­ния тор­го­во-эко­но­ми­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия. Так, в по­след­ние несколь­ко лет с эти­ми стра­на­ми ЕС под­пи­сал со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции. Пре­тен­зии ев­ро­пей­цев на ли­дер­ство в При­чер­но­мо­рье опре­де­ля­ют­ся дол­го­сроч­ны­ми за­да­ча­ми. Это преду­смат­ри­ва­ет кар­ди­наль­ное из­ме­не­ние рас­ста­нов­ки сил в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне и огра­ни­че­ние вли­я­ния в нем Рос­сии.

Чер­но­мор­ский ре­ги­он на­хо­дит­ся в фо­ку­се вни­ма­ния за­пад­ных стран, ко­то­рые име­ют пла­ны по рас­ши­ре­нию здесь сво­е­го вли­я­ния. Упор де­ла­ет­ся на раз­ви­тие дву­сто­рон­них от­но­ше­ний с от­дель­ны­ми при­чер­но­мор­ски­ми стра­на­ми, по­ощ­ре­ния их к про­ве­де­нию ан­ти­рос­сий­ской по­ли­ти­ки. По­ми­мо Ру­мы­нии и Бол­га­рии, ко­то­рые яв­ля­ют­ся чле­на­ми НА­ТО и ЕС, за­пад­ные стра­ны де­ла­ют став­ку на Укра­и­ну и Гру­зию. В по­след­ние го­ды За­пад ак­тив­но раз­ви­вал по­ли­ти­че­ские кон­так­ты с эти­ми стра­на­ми. В свою оче­редь, Ки­ев и Тби­ли­си по­сле­до­ва­тель­но ре­а­ли­зу­ют по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на вступ­ле­ние в Ев­ро­со­юз и альянс.

Рос­сий­ская по­ли­ти­ка на­прав­ле­на на ми­ни­ми­за­цию негативных по­след­ствий в ре­ги­оне, рас­ши­ре­ние по­ли­ти­че­ско­го и эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства с при­чер­но­мор­ски­ми стра­на­ми, преж­де все­го с Тур­ци­ей и Бол­га­ри­ей. Од­на­ко их член­ство в ев­ро-ат­лан­ти­че­ских струк­ту­рах сни­жа­ет эф­фек­тив­ность рос­сий­ских уси­лий. С дру­ги­ми при­чер­но­мор­ски­ми стра­на­ми, преж­де все­го Укра­и­ной и Гру­зи­ей, от­но­ше­ния раз­ви­ва­ют­ся бо­лее слож­но. Ска­зы­ва­ют­ся внут­ри­по­ли­ти­че­ская си­ту­а­ция в этих стра­нах и их го­тов­ность следовать в рус­ле по­ли­ти­ки за­пад­ных стран.

В бли­жай­шее вре­мя от­но­ше­ния Рос­сии и Укра­и­ны не име­ют пред­по­сы­лок к улуч­ше­нию, тем бо­лее что Ки­ев го­тов и даль­ше дей­ство­вать в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке. В кон­це де­каб­ря укра­ин­ский пре­зи­дент под­пи­сал за­кон «О при­ле­га­ю­щей зоне Укра­и­ны», ко­то­рый ра­нее был при­нят Вер­хов­ной ра­дой. Со­глас­но это­му за­ко­ну, Ки­ев рас­ши­рил кон­троль в Чер­ном мо­ре с 12 до 24 миль, ар­гу­мен­ти­руя это необ­хо­ди­мо­стью за­щи­щать свои ин­те­ре­сы в ре­ги­оне.

Од­но­сто­рон­ние и про­во­ка­ци­он­ные дей­ствия Укра­и­ны в от­но­ше­нии Рос­сии будут нега­тив­но от­ра­жать­ся на си­ту­а­ции в При­чер­но­мо­рье. Тем бо­лее что в ре­ги­оне проч­но за­кре­пи­лась тен­ден­ция раз­де­ле­ния го­су­дарств по по­ли­ти­че­ским пред­по­чте­ни­ям, прак­ти­че­ски от­сут­ству­ют мно­го­сто­рон­ние про­ек­ты. Тор­го­во­эко­но­ми­че­ское и энер­ге­ти­че­ское со­труд­ни­че­ство Рос­сии и при­чер­но­мор­ских стран осу­ществ­ля­ет­ся в усло­ви­ях ин­фор­ма­ци­он­но-по­ли­ти­че­ско­го прес­син­га. Эти и дру­гие фак­то­ры все ту­же за­тя­ги­ва­ют узел гео­по­ли­ти­че­ских про­блем, ко­то­рые на­ко­пи­лись в Чер­но­мор­ском ре­ги­оне.

В При­чер­но­мор­ском ре­ги­оне проч­но за­кре­пи­лась тен­ден­ция раз­де­ле­ния го­су­дарств по по­ли­ти­че­ским пред­по­чте­ни­ям

Сер­гей Сер­ге­е­вич Жиль­цов – док­тор по­ли­ти­че­ских на­ук.

Фо­то Reuters

Укра­ин­ские ко­раб­ли, на­ру­шив­шие мор­скую гра­ни­цу Рос­сии, оста­ют­ся под аре­стом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.