Он не за­ме­тил им­прес­си­о­ни­стов

Ва­си­лий Су­ри­ков был мел­ким чи­нов­ни­ком в да­ле­ком Крас­но­яр­ске, а стал со­зда­те­лем ми­фов

Nezavisimaya Gazeta - - ПОЭЗИЯ -

Мо­ро­зо­вой». Кни­га о нем Та­тья­ны Яс­ни­ко­вой по­до­спе­ла как нель­зя кста­ти. По­сле успе­ха вы­став­ки Ай­ва­зов­ско­го, мо­жет, дой­дет оче­редь и до Су­ри­ко­ва, на ко­то­ро­го пуб­ли­ка по­смот­рит све­жим взгля­дом.

Яс­ни­ко­ва пи­шет о ху­дож­ни­ке мак­си­маль­но пол­но, по­гру­жая его фи­гу­ру в ре­а­лии то­го вре­ме­ни, не та­ко­го уж и да­ле­ко­го от нас. До­ста­точ­но вспом­нить, что Су­ри­ков – пра­дед Ни­ки­ты и Ан­д­ро­на Кон­ча­лов­ских, а его внуч­ка На­та­лья Кон­ча­лов­ская до­жи­ла до кон­ца 80-х го­дов про­шло­го сто­ле­тия. За­да­ча ав­то­ра услож­ня­лась тем, что сре­ди зна­ме­ни­тых пред­ше­ствен­ни­ков, пи­сав­ших о Су­ри­ко­ве, был и «сам» Мак­си­ми­ли­ан Во­ло­шин, не толь­ко по­эт, но и ве­ду­щий ху­до­же­ствен­ный кри­тик своего вре­ме­ни. По­это­му нуж­но бы­ло най­ти свой под­ход, ко­то­рый бы при­дал кни­ге дей­стви­тель­ную ори­ги­наль­ность.

На сво­ем ав­то­порт­ре­те в мо­ло­до­сти Су­ри­ков вы­гля­дит ско­рее лег­ко­мыс­лен­ным, по­чти хлы­щом. Он и был от­ча­сти та­ким – мел­ким чи­нов­ни­ком в да­ле­ком Крас­но­яр­ске, ко­гда Судь­ба в ли­це гу­бер­на­то­ра, слу­чай­но уви­дев­ше­го ри­сун­ки своего кан­це­ля­ри­ста и от­пра­вив­ше­го его учить­ся в Санкт-Пе­тер­бург в Ака­де­мию, вме­ша­лась в его судь­бу. Стран­но, но при всей при­вя­зан­но­сти к ма­лой ро­дине, ко­то­рую в зре­лые го­ды он ча­сто на­ве­щал, в боль­шом твор­че­стве Су­ри­ко­ва не от­ра­зи­лись ни Ени­сей, ни си­бир­ские сте­пи.

Сре­ди рус­ских ху­дож­ни­ков то­го вре­ме­ни вы­ри­со­вы­ва­ет­ся три­а­да – Илья Ре­пин, Ва­си­лий Су­ри­ков и Вик­тор Вас­не­цов. Но Та­тья­на Яс­ни­ко­ва по­че­му-то не про­ве­ла срав­не­ния меж­ду ни­ми. По­про­бу­ем сде­лать это. Од­но­год­ки Су­ри­ков и Вас­не­цов по­де­ли­ли меж­ду со­бой сфе­ры. Пер­вый без­раз­дель­но цар­ство­вал в ис­то­ри­че­ской жи­во­пи­си, вто­рой – в ска­зоч­ной. Су­ри­ков со­зда­вал ми­фы о русской ис­то­рии, Вас­не­цов – об­ра­зы русской сказ­ки, и вы­брать ко­го-то од­но­го невоз­мож­но. Объ­еди­ня­ло их то, что оба бы­ли вы­ход­ца­ми из да­ле­кой про­вин­ции, из при­мер­но оди­на­ко­вой со­ци­аль­ной сре­ды. Чуть бо­лее стар­ший Ре­пин за­стол­бил за со­бой со­ци­аль­ный жанр, но сво­бод­но за­хо­дил на тер­ри­то­рию обо­их млад­ших то­ва­ри­щей, об­ра­ща­ясь то к об­ра­зам за­по­рож­цев, то Ива­на Гроз­но­го, то Сад­ко.

Су­ри­ков был по-хо­ро­ше­му кон­сер­ва­ти­вен. Бу­дучи в 80-е го­ды в Па­ри­же, он, по­доб­но осталь­ным рус­ским то­го вре­ме­ни, не за­ме­тил им­прес­си­о­ни­стов. Его от­зы­вы о за­гра­ни­це пе­ре­кли­ка­ют­ся с та­ко­вы­ми Че­хо­ва: « ори­ги­наль­нее Моск­вы не встре­тил ни од­но­го го­ро­да по на­руж­но­му ви­ду », ар­хи­тек­ту­ре Зла­то­гла­вой он от­да­ет пред­по­чте­ние пе­ред ве­не­ци­ан­ской. И это не по­за, а про­ду­ман­ная эс­те­ти­че­ская по­зи­ция.

Рас­цвет твор­че­ства Су­ри­ко­ва при­шел­ся на че­хов­ское вре­мя – так на­зы­ва­е­мое без­вре­ме­нье. Обиль­но при­во­ди­мая Яс­ни­ко­вой пе­ре­пис­ка с род­ны­ми слов­но под­твер­жда­ет эту по­гру­жен­ность в быт, в домашние де­ла, при­сыл­ку су­ше­ных ягод из Си­би­ри, хло­по­ты о вы­год­ной сда­че квар­ти­ры. В од­ном из пи­сем Су­ри­ков опа­са­ет­ся, как бы не сплет­ни­ча­ли о нем, что его семья жи­вет без при­слу­ги, ме­щан­ское бла­го­по­лу­чие все­гда бы­ло для него важ­но. Но как бы во­пре­ки эпо­хе ху­дож­ник в сво­ем ис­кус­стве вы­ра­жал бур­ные и силь­ные стра­сти.

Яс­ни­ко­ва тща­тель­но пе­ре­чис­ля­ет по­езд­ки Су­ри­ко­ва во вре­мя ра­бо­ты над сво­и­ми по­лот­на­ми. Так, со­зда­вая «По­ко­ре­ние Си­би­ри Ер­ма­ком» (се­го­дня кар­ти­ну при­зна­ли бы непо­лит­кор­рект­ной), он по­се­щал То­больск, раз­лич­ные му­зеи, ис­кал ред­кие и аутен­тич­ные ко­стю­мы. Неда­ром царь ку­пил ее за 40 тыс. руб. (ре­пин­ские «За­по­рож­цы» обо­шлись в 35 тыс.) – наи­выс­шую це­ну, за­пла­чен­ную к то­му мо­мен­ту за рус­скую кар­ти­ну. Тема де­нег за­ни­ма­ет нема­лое ме­сто в кни­ге – от­но­ше­ния с дво­ром, важ­ным по­ку­па­те­лем ис­то­ри­че­ских про­из­ве­де­ний, с ме­це­на­та­ми, та­ки­ми как Тре­тья­ков. При сво­ей нето­роп­ли­во­сти Су­ри­ко­ву бы­ло важ­но, что­бы за свои про­из­ве­де­ния он по­лу­чал до­ста­точ­ные сред­ства для воз­мож­но­сти спо­кой­но жить и ра­бо­тать.

Исто­ри­че­ская жи­во­пись име­ла сво­им рас­цве­том имен­но XIX век. До XVIII сто­ле­тия ху­дож­ни­ки во­об­ще ма­ло за­бо­ти­лись о прав­до­по­до­бии. С рас­цве­том же на­ци­о­на­лиз­ма, по­яв­ле­ни­ем по­вест­во­ва­ний об оте­че­ствен­ной ис­то­рии тре­бо­ва­лись, с од­ной сто­ро­ны, адек­ват­ность в пе­ре­да­че об­ста­нов­ки, некая «на­уч­ность», с дру­гой – со­зда­ние та­ких об­ра­зов, ко­то­рые бы мог­ли слу­жить ми­фа­ми, спла­чи­ва­ю­щи­ми на­цию. В ито­ге рус­скую ис­то­рию мы зна­ем во мно­гом по кар­ти­нам Су­ри­ко­ва, Ре­пи­на и ря­да дру­гих жи­во­пис­цев, и не важ­но, что на са­мом де­ле так не бы­ло. Ре­аль­ность ху­до­же­ствен­но­го ми­фа ока­зы­ва­ет­ся силь­нее пре­сло­ву-

Се­го­дня кар­ти­ну «По­ко­ре­ние Си­би­ри Ер­ма­ком» при­зна­ли бы непо­лит­кор­рект­ной...

той ис­то­ри­че­ской дей­стви­тель­но­сти. Как ци­ти­ру­ет Яс­ни­ко­ва своего ге­роя: « В ис­то­ри­че­ской кар­тине ведь и не нуж­но, что­бы бы­ло со­всем так ».

Се­го­дня исто­ри­че­ская жи­во­пись как жанр умер­ла. Фо­то­гра­фия, те­ле­ви­де­ние ее уби­ли. Сни­мок Ель­ци­на на тан­ке ни­ка­кое жи­во­пис­ное про­из­ве­де­ние не за­ме­нит. Так что Су­ри­ко­ву не сто­ит опа­сать­ся по­яв­ле­ния художника, ко­то­рый его за­тмит. И хо­тя он на­пи­сал ма­ло, за­то ве­со­мо. Су­ри­ков луч­ший в Рос­сии на­все­гда.

Ва­си­лий Су­ри­ков. Ав­то­порт­рет. Ил­лю­стра­ция из кни­ги

На ав­то­порт­ре­те в мо­ло­до­сти Су­ри­ков вы­гля­дит ско­рее лег­ко­мыс­лен­ным, по­чти хлы­щом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.