Че­го ждать от вы­хо­да Ве­ли­ко­бри­та­нии из ЕС

В ин­те­ре­сах Рос­сии, что­бы брекзит про­шел как мож­но мяг­че

Nezavisimaya Gazeta - - ОТ РЕДАКЦИИ -

Ров­но че­рез ме­сяц Ве­ли­ко­бри­та­ния долж­на офи­ци­аль­но по­ки­нуть Ев­ро­со­юз. Пре­мьер-ми­нистр Те­ре­за Мэй за­ве­ри­ла, что со­сре­до­то­чит все си­лы на том, что­бы брекзит со­сто­ял­ся 29 мар­та, как и бы­ло за­пла­ни­ро­ва­но. Но в ка­кой фор­ме (мяг­кой, жест­кой или во­об­ще без сдел­ки с ЕС) это про­изой­дет и к че­му при­ве­дет в ко­неч­ном сче­те – бла­гу или вре­ду, – до сих пор вра­зу­ми­тель­но ни­кто ска­зать не мо­жет. Вме­сто чет­ких и яс­ных це­лей и спо­со­бов их осу­ществ­ле­ния – сплош­ной ха­ос.

Впро­чем, один эф­фект брекзи­та оче­ви­ден: «раз­вод» Бри­та­нии с Ев­ро­со­ю­зом чре­ват круп­ны­ми из­держ­ка­ми. И де­ло не толь­ко и не столь­ко в эко­но­ми­че­ских по­след­стви­ях. Кам­нем пре­ткно­ве­ния на пе­ре­го­во­рах Лон­до­на и Брюс­се­ля стал по­ли­ти­че­ский во­прос так на­зы­ва­е­мо­го backstop, или «ир­ланд­ско­го предо­хра­ни­те­ля». Речь идет о си­ту­а­ции, при ко­то­рой Се­вер­ная Ир­лан­дия, яв­ля­ю­ща­я­ся ча­стью Со­еди­нен­но­го Ко­ро­лев­ства, фак­ти­че­ски останется в зоне дей­ствия за­ко­но­да­тель­ства ЕС (в том чис­ле в Та­мо­жен­ном со­ю­зе и еди­ном рынке), ес­ли Лон­дон и Дуб­лин не до­го­во­рят­ся о бес­пре­пят­ствен­ном вза­и­мо­дей­ствии Рес­пуб­ли­ки Ир­лан­дия и Оль­сте­ра по­сле вы­хо­да Ве­ли­ко­бри­та­нии из со­ю­за.

Оза­бо­чен­ность бри­тан­ских по­ли­ти­ков свя­за­на с тем, что это ста­нет пер­вым ша­гом к от­де­ле­нию Се­вер­ной Ир­лан­дии. На­пом­ним, на­пря­жен­ность в этом ре­ги­оне от­но­си­тель­но улег­лась все­го два де­сят­ка лет на­зад, ко­гда про­те­стан­ты-уни­о­ни­сты и ка­то­ли­ки-се­па­ра­ти­сты Оль­сте­ра при уча­стии Лон­до­на и Дуб­ли­на под­пи­са­ли Со­гла­ше­ние Страст­ной пят­ни­цы. И ба­зи­ро­ва­лось оно на том, что бла­го­да­ря ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции гра­ни­цы ста­но­вят­ся фор­маль­ны­ми. Те­перь вме­сте с фи­зи­че­ской гра­ни­цей мо­гут вер­нуть­ся бы­лые кош­ма­ры в ви­де тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­сти Ир­ланд­ской рес­пуб­ли­кан­ской ар­мии.

В под­ве­шен­ном со­сто­я­нии мо­жет ока­зать­ся пробле­ма Гибрал­та­ра – бри­тан­ско­го экс­кла­ва на юге Пи­ре­ней­ско­го по­лу­ост­ро­ва, на ко­то­рый пре­тен­ду­ет Ис­па­ния. Брекзит по­ста­вит под во­прос не толь­ко до­ступ его жителей к европейско­му рын­ку, но и сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ния по тер­ри­то­рии ЕС. По­явит­ся и угро­за функ­ци­о­ни­ро­ва­нию во­ен­ных баз Ве­ли­ко­бри­та­нии на Ки­п­ре. Все необ­хо­ди­мое до­став­ля­ет­ся ту­да че­рез пор­ты Рес­пуб­ли­ки Кипр, но без сдел­ки с ЕС та­кая ло­ги­сти­ка ста­нет невоз­мож­ной.

На­ко­нец, брекзит чре­ват ро­стом со­ци­аль­но­го на­пря­же­ния в Ве­ли­ко­бри­та­нии, в свя­зи с чем 10 тыс. во­ен­но­слу­жа­щих го­то­вят­ся ока­зать со­дей­ствие по­ли­цей­ским в под­держ­ке об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка. Bloomberg не ис­клю­ча­ет со­ци­аль­но­го взры­ва, ана­ло­гич­но­го вы­ступ­ле­ни­ям «жел­тых жи­ле­тов» во Фран­ции.

Мне­ния о по­след­стви­ях брекзи­та для ЕС раз­де­ли­лись. Од­ни счи­та­ют, что Ев­ро­со­юз без Ве­ли­ко­бри­та­нии ста­нет креп­че и спло­чен­нее. Ведь Со­еди­нен­ное Ко­ро­лев­ство бы­ло сво­е­го ро­да кли­ном, вби­тым в ЕС, ко­то­рый по­сто­ян­но рас­ка­чи­ва­ли США. Дру­гие за­ме­ча­ют, что вы­ход Ве­ли­ко­бри­та­нии будет ка­та­стро­фой для ин­те­гра­ци­он­ных пер­спек­тив: про­ект ЕС рез­ко по­те­ря­ет в при­вле­ка­тель­но­сти, а дис­кус­сии о воз­мож­но­сти «бег­ства» дру­гих стран воз­об­но­вят­ся с но­вой си­лой. Брекзит ак­ту­а­ли­зи­ру­ет там пра­вую, на­ци­о­на­ли­сти­че­скую по­вест­ку с ее иде­я­ми су­ве­ре­ни­те­та, неза­ви­си­мо­сти и са­мо­сто­я­тель­ных ре­ше­ний.

Су­дя по все­му, брекзит ста­нет ка­та­ли­за­то­ром для струк­тур­ных ре­форм са­мо­го Ев­ро­со­ю­за. По сло­вам пре­зи­ден­та Фран­ции Эм­ма­ню­э­ля Ма­кро­на, вы­ход Ве­ли­ко­бри­та­нии «по­ка­зы­ва­ет, что на­ша Ев­ро­па нуж­да­ет­ся в ре­фор­ми­ро­ва­нии». Имен­но это долж­но стать те­мой пред­сто­я­щих де­ба­тов пе­ред май­ски­ми вы­бо­ра­ми в Ев­ро­пар­ла­мент, счи­та­ет он.

Что ка­са­ет­ся Рос­сии, то ее тор­го­вые свя­зи с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей в по­след­нее вре­мя не на­столь­ко ве­ли­ки (око­ло 2% то­ва­ро­обо­ро­та), что­бы брекзит мог силь­но от­ра­зить­ся на на­шей эко­но­ми­ке. Прав­да, неустой­чи­вость на ми­ро­вом сы­рье­вом рынке мо­жет вы­рас­ти. По­это­му Рос­сии вы­год­нее, что­бы брекзит про­шел как мож­но мяг­че, что поз­во­ли­ло бы из­бе­жать скач­ков цен на нефть и газ. Для РФ ис­то­рия с брекзи­том важ­на ско­рее с точ­ки зре­ния недо­пу­ще­ния у се­бя раз­ру­ши­тель­но­го по­пу­лиз­ма.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.