Убить за ер­шик от при­му­са

Де­нис Дра­гун­ский пред­ста­вил но­вую кни­гу «Со­сед­ская де­воч­ка»

Nezavisimaya Gazeta - - СОБЫТИЯ - Ма­ри­ан­на Вла­со­ва

В клу­бе «Ки­тай­ский лет­чик Джао Да» но­вую кни­гу «Со­сед­ская де­воч­ка» пред­ста­вил про­за­ик Де­нис Дра­гун­ский. Кни­га вы­шла со­всем недав­но и пред­став­ля­ет со­бой сбор­ник иро­нич­ных, ед­ких, по­рой пол­ных гру­сти и но­сталь­гии рас­ска­зов, за­ме­ток о ли­те­ра­ту­ре, при­чуд­ли­вых снов и на­брос­ков сце­на­ри­ев. Все это сло­жи­лось в кни­ге в слож­ный пазл, в ко­то­ром невзна­чай мож­но узнать со­сед­скую де­воч­ку, первую лю­бовь, луч­ше­го дру­га, на­чаль­ни­ка или да­же са­мо­го се­бя. С неко­то­ры­ми про­из­ве­де­ни­я­ми чи­та­тель уже был зна­ком по жур­наль­ным пуб­ли­ка­ци­ям. На­при­мер, дав­ший на­зва­ние кни­ге рас­сказ «Со­сед­ская де­воч­ка» был опуб­ли­ко­ван в од­ном из номеров жур­на­ла «Ок­тябрь» и да­же за­нял вто­рое ме­сто по­сле рас­ска­за Ти­му­ра Ки­би­ро­ва по ко­ли­че­ству со­бран­ных за год лай­ков на ре­сур­се «Жур­наль­ный зал».

От­кры­ва­ешь кни­гу, а там о на­сущ­ном – пре­сло­ву­тых соц­се­тях и уди­ви­тель­ных зна­ком­ствах, люб­ви и ее от­сут­ствии, ли­те­ра­ту­ре и ре­аль­но­сти. « Мы по­зна­ко­ми­лись на Фейс­бу­ке лет пять на­зад, кто к ко­му по­сту­чал­ся, я уже не пом­ню. <... > Мы шли, дер­жась за ру­ки. Сно­ва вы­шли к ка­ко­му-то ру­чью. У нее гла­за си­я­ли. Мы по­це­ло­ва­лись. <…> мы ле­жа­ли, рас­ки­нув­шись на огром­ной по­сте­ли, ед­ва ка­са­ясь друг дру­га кон­чи­ка­ми паль­цев рук и ног <…> «Ты чу­до мо­ей жиз­ни, – ска­за­ла она. – Ты пер­вый муж­чи­на, ко­то­рый мне это го­во­рит. <... > Она за­бло­ки­ро­ва­ла ме­ня во всех се­тях и мес­сен­дже­рах ».

Ко­гда Де­нис Дра­гун­ский де­лит­ся сво­и­ми рас­ска­за­ми с пуб­ли­кой, воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, буд­то он рас­ска­зы­ва­ет ре­аль­ные ис­то­рии из сво­ей жиз­ни, на­столь­ко в до­ве­ри­тель­ной и непри­нуж­ден­ной ма­не­ре он их чи­та­ет. И хо­тя по ме­ре вы­ступ­ле­ния пи­са­те­ля эти до­гад­ки рас­сы­па­ют­ся, ведь не мо­жет рас­сказ­чик иметь столь­ко ли­чин, жи­вое ды­ха­ние услы­шан­ных ис­то­рий не остав­ля­ет еще дол­гое вре­мя, да­же по­сле за­вер­ше­ния чте­ний.

На­зва­ние каж­до­го рас­ска­за пред­ва­ря­ет крат­кая строч­ка, ко­то­рая слов­но свя­зы­ва­ет все про­из­ве­де­ния во­еди­но, за­став­ля­ет их пе­ре­кли­кать­ся. Так, пе­ред «Про­шлым ле­том во Фрай­бур­ге» по­яв­ля­ет­ся строч­ка-усмеш­ка « ну как же я те­бя остав­лю », по­том пе­ред «Ни­че­го не бы­ло, ни­ко­го не бы­ло» сле­ду­ет про­сто « дру­гой рас­сказ », пе­ред «Пять се­кунд и два ча­са» – « про­во­ди ме­ня до до­му ». И лю­бой рас­сказ в кни­ге, по су­ти, бе­се­да с чи­та­те­лем, ко­то­рую мож­но ве­сти, не оста­нав­ли­ва­ясь, или пре­рвать на пер­вом-вто­ром рас­ска­зе, что­бы по воз­мож­но­сти воз­об­но­вить вновь, а мо­жет, и про­сто пе­ре­лист­нуть стра­ни­цы на­угад и на­чать с при­гля­нув­шей­ся ис­то­рии.

В сбор­ник во­шли не толь­ко рас­ска­зы-ми­ни­а­тю­ры, пе­ре­во­ды и рас­ска­зы-подражания, но и эс­се о ли­те­ра­ту­ре, пи­са­те­лях и их от­кры­ти­ях. « Зо­щен­ко пер­вым об­на­ру­жил этот но­вый мас­со­вый тип. Че­ло­ве­ка, ко­то­рый мо­жет на ули­це схва­тить вы­пав­шую из ок­на недо­ва­рен­ную ку­ри­цу и убе­жать; от­ка­зать­ся от неве­сты по­то­му, что в при­да­ное не да­ли ко­мод; убить за ер­шик от при­му­са, – и все это с ми­лой ду­шой, не счи­тая, что про­ис­хо­дит нечто стран­ное или страш­ное », – пи­шет Дра­гун­ский в крат­ком эс­се «До­сто­ев­ский и Зо­щен­ко», аги­ти­руя к чте­нию. В эс­се «При­гвож­дая жерт­ву » Дра­гун­ский без­апел­ля­ци­он­но утвер­жда­ет: « Мы се­год­ня счи­та­ем се­бя за­кон­ны­ми на­след­ни­ка­ми зо­ло­то­го ве­ка рус­ской куль­ту­ры. Меж тем это со­всем не так. Что же это за от­ли­чи­тель­ное со­вре­мен­ное свой­ство? Чрез­вы­чай­ная тер­пи­мость к злу, вот что. И от­сю­да – со­чув­ствие па­ла­чу и пре­зре­ние к его жерт­ве ». Для пре­зен­та­ции Де­нис Вик­то­ро­вич спе­ци­аль­но сде­лал небольшую под­бор­ку рас­ска­зов из кни­ги. Он чи­тал ее, то про­ха­жи­ва­ясь по сцене, то са­дясь за стол. По про­чте­нии он сбра­сы­вал лист­ки под­бор­ки вниз, и они па­да­ли на сце­ну, как осен­ние ли­стья. Кни­ги, при­быв­шие из ти­по­гра­фии, бы­ли рас­куп­ле­ны еще пе­ред на­ча­лом чте­ний, и в кон­це ве­че­ра ав­тор под­пи­сал кни­гу каж­до­му об­ла­да­те­лю.

Фото Ан­дрея Ру­шай­ло-Ар­но

Лю­бой рас­сказ в кни­ге Де­ни­са Дра­гун­ско­го – бе­се­да с чи­та­те­лем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.