Ли­бо по­бе­ди­те­ли, ли­бо це­ре­мо­ния

В Го­сти­ном дво­ре на­гра­ди­ли ла­у­ре­а­тов VII еже­год­ной пре­мии The Art Newspaper Russia

Nezavisimaya Gazeta - - КУЛЬТУРА - Да­рья Кур­дю­ко­ва

В пя­ти но­ми­на­ци­ях – «Ре­став­ра­ция го­да», «Кни­га го­да», «Му­зей го­да», «Вы­став­ка го­да» и «Лич­ный вклад» – по­бе­ди­те­лям по тра­ди­ции вру­чи­ли ста­ту­эт­ки ра­бо­ты Сер­гея Ше­хов­цо­ва в ви­де Биг-Бе­на и Спас­ской баш­ни Мос­ков­ско­го Крем­ля, рас­по­ло­жен­ных на­по­до­бие ча­со­вых стре­лок. Ге­рои и ан­ту­раж це­ре­мо­нии на­граж­де­ния, ста­ви­ли ко­то­рую Алек­сей Агра­но­вич, Ки­рилл Пре­об­ра­жен­ский и Ан­на На­у­мо­ва, пе­ре­но­си­ли пуб­ли­ку из ком­му­нал­ки то во дво­рец Ора­ниен­ба­ум, то внутрь кар­тин Ка­ра­ва­д­жо, обыг­ры­вая свя­зан­ные с по­бе­ди­те­ля­ми об­ра­зы.

Глав­ный ре­дак­тор The Art Newspaper Russia Ми­ле­на Ор­ло­ва шу­ти­ла, что це­ре­мо­ния ста­но­вит­ся все бо­лее, как ска­за­ла бы ее ба­буш­ка, ши­кар­ной; что са­ма она в ду­ше че­ло­век скром­ный и что ей это тя­же­ло. До­ба­вив, что ес­ли зри­те­лям не по­нра­вят­ся ла­у­ре­а­ты, то, мо­жет быть, по­нра­вит­ся как раз це­ре­мо­ния. На что ре­жис­сер Алек­сей Агра­но­вич от­клик­нул­ся от­вет­ным «ре­ве­ран­сом», что ес­ли не це­ре­мо­ния, то, воз­мож­но, по­нра­вят­ся по­бе­ди­те­ли. На­пом­ним, эта пре­мия – от лон­гли­ста до ла­у­ре­а­тов – вы­бор со­труд­ни­ков ре­дак­ции The Art Newspaper Russia. По­это­му, да­же ес­ли кто-то не со­гла­сен с ито­га­ми прак­ти­че­ски по всем пунк­там, до­воль­но бес­смыс­лен­но их осуж­дать – это, по­вто­рим­ся, вы­бор экс­пер­тов ре­дак­ции, ре­зуль­тат ре­дак­ци­он­ной по­ли­ти­ки, и ре­дак­ция тут в сво­ем пра­ве. С обос­но­ва­ни­ем мне­ния экс­пер­тов мож­но озна­ко­мить­ся в мар­тов­ском но­ме­ре га­зе­ты или на сай­те из­да­ния. К то­му же эта пре­мия, осо­бен­но по­сле то­го, как без­звуч­но со­шла на нет Пре­мия Кан­дин­ско­го, оста­лась за глав­ную в Москве част­ную пре­мию в об­ла­сти изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства. И хо­тя у них раз­ный фо­кус, но сей­час это­му са­мо­му ис­кус­ству важ­на лю­бая под­держ­ка.

На­гра­да за «Ре­став­ра­цию го­да» – «за мно­го­лет­ний це­ле­на­прав­лен­ный труд по вос­ста­нов­ле­нию уни­каль­но­го двор­цо­во­пар­ко­во­го ан­сам­бля» – ушла в Ора­ниен­ба­ум, оста­вив в сто­роне, с од­ной сто­ро­ны, об­на­ру­же­ние, изу­че­ние и ре­став­ра­цию «Ио­ан­на Кре­сти­те­ля» До­на­тел­ло (!) и бюст Фран­че­ско де­ло Не­ро ра­бо­ты Джу­лио Мац­цо­ни в Пуш­кин­ском му­зее, а с дру­гой, тат­лин­ско­го «Ле­тат­ли­на», пе­ре­шед­ше­го на вре­мен­ное хра­не­ние из Му­зея Во­ен­но-воз­душ­ных сил в Тре­тья­ков­ку.

«Кни­гой го­да», в об­ход «ти­та­ни­че­ско­го тру­да» (сло­ва из фор­му­ли­ров­ки но­ми­на­ции) Оль­ги Тил­кес «Ис­то­рии стра­ны Рем­бранд­та» и «То­та­ли­тар­но­го ис­кус­ства Ита­лии» Ан­ны Вя­зем­це­вой (ис­сле­до­ва­ния, со­здав­ше­го «ака­де­ми­че­скую ос­но­ву для изу­че­ния это­го пе­ри­о­да ис­кус­ства» – это то­же из обос­но­ва­ния но­ми­на­ции), стал «Про­сто Рим. Об­ра­зы Ита­лии XXI» Ар­ка­дия Ип­по­ли­то­ва. Из­да­ние, как из­вест­но, вы­звав­шее жар­кие и да­же оже­сто­чен­ные спо­ры, на­граж­де­но «За вер­ность Ита­лии и лю­бовь к ней, за глу­би­ну и неза­ви­си­мость суж­де­ний об ис­кус­стве, за по­ни­ма­ние Ри­ма как чу­да». На сай­те га­зе­ты в обос­но­ва­нии вы­бо­ра ла­у­ре­а­та вы про­чте­те, что «все пре­тен­зии к рим­ско­му опу­су Ар­ка­дия Ип­по­ли­то­ва пол­но­стью иг­но­ри­ру­ют тот факт, что «Про­сто Рим» — не пу­те­во­ди­тель и не ис­сле­до­ва­ние рим­ско­го ба­рок­ко, а ско­рее ху­до­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние».

В ка­те­го­рии «Му­зей го­да» из со­рев­но­ва­ния меж­ду Го­су­дар­ствен­ным му­зе­ем со­вре­мен­но­го ис- кус­ства в го­ро­де Са­ло­ни­ки, где ми­нув­шим ле­том от­кры­лась вы­став­ка «Кол­лек­ция Ко­ста­ки. Ре­старт», меж­ду Му­зе­я­ми Мос­ков­ско­го Крем­ля и Му­зе­ем ис­то­рии Ви­теб­ско­го на­род­но­го ху­до­же­ствен­но­го учи­ли­ща по­бе­ди­те­лем вы­шел пер­вый – «за про­дви­же­ние на­сле­дия рус­ско­го аван­гар­да на меж­ду­на­род­ной ху­до­же­ствен­ной сцене». В ре­зуль­та­те ад­ми­ни­стра­тив­ной ре­фор­мы и то­го, что был най­ден спон­сор, по­ка­зу зна­ме­ни­той кол­лек­ции аван­гар­да Ко­ста­ки при­да­ли но­вый им­пульс и часть ее пред­ста­ви­ли в ви­де эда­кой ре­пе­ти­ции по­сто­ян­ной экс­по­зи­ции. В Са­ло­ни­ках же по­явит­ся «круп­ней­ший за пре­де­ла­ми Рос­сии центр по изу­че­нию рус­ско­го аван­гар­да». Прав­да, лет­нее от­кры­тие со­про­вож­да­лось но­во­стя­ми о том, что Му­зей-за­по­вед­ник «Ро­стов­ский Кремль», где, в част­но­сти, об­на­ру­жи­лась под­дел­ка ра­бо­ты Лю­бо­ви По­по­вой (под­лин­ник – в Са­ло­ни­ках), про­сил гре­че­ский му­зей о сов­мест­ном ис­сле­до­ва­нии их ра­бо­ты. Из­вест­но, что ле­том от­ве­та не по­сле­до­ва­ло. О том, на­чал­ся ли диа­лог меж­ду му­зе­я­ми по­том, мне но­во­стей не встре­ча­лось.

В но­ми­на­ции «Лич­ный вклад» на­гра­ди­ли ос­но­ва­те­ля и ген­ди­рек­то­ра Му­зея AZ На­та­лию Опа­ле­ву. В про­шлом го­ду ин­сти­ту­ция от­ме­ти­ла трех­ле­тие и сде­ла­ла первую меж­ду­на­род­ную вы­став­ку «Но­вый по­лет на Со­ля­рис» (сна­ча­ла его уви­де­ли во Фло­рен­ции, за­тем в го­ро­де Мон­ца).

На­ко­нец, «Вы­став­кой го­да» на­зва­на ре­тро­спек­ти­ва Ильи и Эми­лии Ка­ба­ко­вых «В бу­ду­щее возь­мут не всех», пе­ре­ез­жав­шая из га­ле­реи Тейт в Лон­доне в Эр­ми­таж, а за­тем в Тре­тья­ков­скую га­ле­рею, несколь­ко от­ли­чав­ша­я­ся по со­ста­ву ра­бот в раз­ных го­ро­дах и от­ме­чав­шая 85-ле­тие клас­си­ка-кон­цеп­ту­а­ли­ста. Ко­то­рый, к сло­ву, пе­ре­дал свою ма­стер­скую на Сре­тен­ском буль­ва­ре Тре­тья­ков­ке – му­зей там пла­ни­ру­ют от­крыть в бу­ду­щем го­ду. По сло­вам ди­рек­то­ра ГТГ Зель­фи­ры Тре­гу­ло­вой, их му­зей вло­жил в этот про­ект, «на­вер­ное, боль­ше», чем в ка­кой-ли­бо дру­гой за по­след­ние го­ды. Со­пер­ни­ка­ми этой ре­тро­спек­ти­вы бы­ли меж­дис­пли­нар­ная «Ге­не­раль­ная ре­пе­ти­ция. Пред­став­ле­ние в трех ак­тах. Ра­бо­ты из кол­лек­ции V-AC, ММОМА, Kadist», про­шед­шая в Мос­ков­ском му­зее со­вре­мен­но­го ис­кус­ства (ММОМА), и еще од­на вы­став­ка Тре­тья­ков­ки «Рус­ский путь. От Ди­о­ни­сия до Ма­ле­ви­ча», по­ка­зан­ная в Му­зе­ях Ва­ти­ка­на. Жаль, что да­же в лонг-ли­сте не ока­за­лось ре­тро­спек­ти­вы Ми­ха­и­ла Ла­ри­о­но­ва, то­же про­шед­шей в Тре­тья­ков­ской га­ле­рее, – не га­стро­ли­ру­ю­ще­го, а уни­каль­но­го про­ек­та, к то­му же став­ше­го ито­гом ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­ты.

Что еще? На сцене пе­ре­ме­ща­лась из эпо­хи в эпо­ху мо­ло­дая се­мья с доч­кой, на рас­кла­душ­ке ле­жал Го­голь, ко­то­рый за­пел по­том контра­те­но­ром, кар­ти­ны Ка­ра­ва­д­жо ожи­ва­ли в ис­пол­не­нии ар­ти­стов ита­льян­ско­го Ludovica Rambelli Teatro, на сте­ны плот­но­плот­но «ве­ша­ли» (про­еци­ро­ва­ли) ра­бо­ты ху­дож­ни­ков рус­ско­го аван­гар­да, а с краю при­мо­стил­ся ло­зунг «Впе­ред к ком­му­низ­му », на этих же сте­нах по­яв­ля­лись кад­ры из фел­ли­ни­ев­ских «Слад­кой жиз­ни» и «8 1/2», из «Ве­ли­кой кра­со­ты» Сор­рен­ти­но... В са­мом на­ча­ле ве­че­ра из­да­тель меж­ду­на­род­ной се­ти The Art Newspaper Russia Ин­на Ба­же­но­ва го­во­ри­ла о том, что мы, име­ю­щие воз­мож­ность пу­те­ше­ство­вать и бы­вать в лю­бых му­зе­ях, жи­вем в «пре­крас­ное вре­мя». Ко­гда на­гра­ду по­лу­ча­ла На­та­лия Опа­ле­ва, она го­во­ри­ла, что ис­кус­ство сбли­жа­ет лю­дей во вре­ме­на, «ко­гда мир, ка­жет­ся, со­шел с ума от по­ли­ти­ки». ге­ни­я­ми рож­да­ют­ся, ге­ни­я­ми ста­но­вят­ся.

низ­кая. по со­ве­ту По­ля Го­ге­на (Оскар Ай­зек), ко­то­рый и сам со­би­ра­ет­ся пе­ре­брать­ся ку­да-то на да­ле­кие ост­ро­ва, Вин­сент Ван Гог (Уил­лем Де­фо) по­ки­да­ет се­рый и мрач­ный Па­риж – и уез­жа­ет на юг Фран­ции, в го­род Арль. Где природа, на­ко­нец, да­ет ему вдох­но­ве­ние и где в пол­ной ме­ре рас­кры­ва­ет­ся его та­лант, уни­каль­ное чув­ство цве­та, опе­ре­див­ший вре­мя ху­до­же­ствен­ный язык. За­пла­тить за это ху­дож­ни­ку при­дет­ся не толь­ко непо­ни­ма­ни­ем окру­жа­ю­щих, но и соб­ствен­ным пси­хи­че­ским здо­ро­вьем. Джу­ли­а­ну Шна­бе­лю, ав­то­ру «Ска­фанд­ра и ба­боч­ки» и еще несколь­ких неор­ди­нар­ных бай­о­пи­ков, в том чис­ле о ху­дож­ни­ке Бас­кии и по­эте Рей­наль­до Аре­на­се, уда­лось глав­ное – на­гляд­но объ­яс­нить, в чем же ге­ни­аль­ность Ван Го­га. На­пол­няя кар­ти­ну его цве­та­ми, пей­за­жа­ми, все­ми эти­ми под­сол­ну­ха­ми, ки­па­ри­са­ми и ла­ван­до­вы­ми по­ля­ми, ре­жис­сер поз­во­ля­ет взгля­нуть и на при­ро­ду, и на лю­дей гла­за­ми ху­дож­ни­ка, по­на­блю­дать за его быст­ры­ми, но уве­рен­ны­ми дви­же­ни­я­ми, за его упо­е­ни­ем ра­бо­той и со­пут­ству­ю­щи­ми ду­шев­ны­ми му­ка­ми. За ар­ти­стом, зри­тель ко­то­ро­го, по его соб­ствен­но­му спра­вед­ли­во­му при­зна­нию, на тот мо­мент еще про­сто не ро­дил­ся. Уил­лем Де­фо иг­ра­ет пер­со­на­жа вдвое мо­ло­же се­бя. Да еще и про­жив­ше­го ко­рот­кую жизнь – но, по­жа­луй, за пя­те­рых, так что все спра­вед­ли­во. на этот раз иг­ра на по­вы­ше­ние.

вы­со­кая. ис­то­рия пре­вра­ще­ния неудач­ни­ка и ал­ко­го­ли­ка Ди­ка Чей­ни в ви­це-пре­зи­ден­та, а точ­нее, ве­ли­чай­ше­го аме­ри­кан­ско­го «се­ро­го кар­ди­на­ла». При­ме­ча­тель­ная не толь­ко внеш­ни­ми транс­фор­ма­ци­я­ми ис­пол­ни­те­лей глав­ных ро­лей – сыг­рав­ший Чей­ни Кри­сти­ан Бэйл на­брал несколь­ко де­сят­ков ки­ло­грам­мов, а Сэм Ро­ку­элл на экране неот­ли­чим от Джор­джа Бу­ша-млад­ше­го, – но и уже по­лю­бив­шим­ся по «Иг­ре на по­ни­же­ние» ху­до­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ским ав­тор­ским сти­лем. С боль­шим ко­ли­че­ством за­кад­ро­во­го тек­ста, все­воз­мож­ных за­иг­ры­ва­ний со зри­те­лем, шу­то­чек и иро­нии. Что не ме­ша­ет ав­то­ру на­ри­со­вать весь­ма зло­ве­щий порт­рет скрыт­но­го Чей­ни – ко­неч­но, по­ли­ти­че­ски ан­га­жи­ро­ван­ный и на­прав­лен­ный про­тив рес­пуб­ли­кан­цев, но вряд ли да­ле­кий от ис­ти­ны. Да и раз­ве в на­ше вре­мя ки­но о по­ли­ти­ке мо­жет быть объ­ек­тив­ным?

Фо­то Алек­сандра Щер­ба­ка/ТАСС

Зель­фи­ра Тре­гу­ло­ва по­лу­ча­ет на­гра­ду за «Вы­став­ку го­да» – ре­тро­спек­ти­ву Ка­ба­ко­вых в Тре­тья­ков­ке.

Эмо­ции: Конъ­юнк­тур­ность: Крат­ко:

Эмо­ции: Конъ­юнк­тур­ность: Крат­ко:

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.