Каж­дый рус­ский мент немно­го пи­са­тель…

В мар­те за­вер­ша­ют­ся по­ка­зы про­ек­та Кон­стан­ти­на Бо­го­мо­ло­ва и Мастер­ской Брус­ни­ки­на «iPhuck 10»

Nezavisimaya Gazeta - - КУЛЬТУРА -

Идея те­ат­раль­но­го про­ек­та – уже слож­но на­зы­вать это про­сто спек­так­лем – по мо­ти­вам од­но­имен­но­го ро­ма­на Вик­то­ра Пе­ле­ви­на, бе­з­услов­но, про­дю­сер­ская (ее во­пло­ти­ла Свет­ла­на До­ля). Ин­с­це­ни­ро­вать ро­ман об ис­кус­ствен­ном ин­тел­лек­те и тех­но­ген­ном бу­ду­щем че­ло­ве­че­ства на тра­ди­ци­он­ной сцене-ко­роб­ке бы­ло бы ре­ши­тель­но невоз­мож­но. При­чи­на же его ко­рот­кой жиз­ни – в усло­ви­ях биз­нес-пла­на, арен­ды осо­бой пло­щад­ки со мно­же­ством обо­ру­до­ва­ния.

Ко­гда еще толь­ко про­би­ра­ешь­ся сквозь за­ко­ул­ки «Моск­вы­си­ти» к башне «Мер­ку­рий», по­гру­жа­ешь­ся в, пря­мо ска­жем, удру­ча­ю­щую ат­мо­сфе­ру бе­тон­но­го цар­ства с его без­ли­ко­стью и ги­ган­то­ма­ни­ей. Сте­риль­ный чет­вер­тый этаж этой мед­ной баш­ни – по об­ли­ку близ­кий к пром­зоне – весь от­дан под сайт-спе­ци­фик пер­фор­манс, ко­то­рый, впро­чем, кро­ме то­го, что сце­ной ста­но­вят­ся про­доль­ные ко­ри­до­ры эта­жа (все – 4 тыс. кв. м), а зри­те­ли вы­нуж­де­ны до­воль­ство­вать­ся тем, что ров­но по­ло­ви­ну ак­тер­ско­го при­сут­ствия съест ви­део, по­став­лен весь­ма тра­ди­ци­он­но.

Да­рья Мо­роз и Игорь Мир­кур­ба­нов по всем за­ко­нам пси­хо­ло­ги­че­ско­го те­ат­ра вжи­ва­ют­ся в сво­их фри­ко­вых ге­ро­ев – арт­ме­ди­у­ма Ма­ру­ху Чо и ро­ма­ни­ста в по­го­нах Пор­фи­рия Пет­ро­ви­ча, и так жи­во их оче­ло­ве­чи­ва­ют, изящ­но и лег­ко про­ди­ра­ясь сквозь изоби­лие бур­но­го пе­ле­вин­ско­го мно­го­сло­вия, что пуб­ли­ка по незыб­ле­мым ка­но­нам жан­ра пе­ре­жи­ва­ет к фи­на­лу ка­тар­сис.

При­чем «очи­ще­ния че­рез стра­да­ние» мож­но ожи­дать и бук­валь­но. Не фа­на­там Пе­ле­ви­на пе­ре­жить груз пер­во­го ак­та непро­сто. Здесь за­ум­но (но ост­ро­ум­но) транс­ли­ру­ют­ся все вы­чур­ные пе­ле­вин­ские док­три­ны но­во­го ве­ка, по­сте­пен­но те­ря­ю­ще­го че­ло­ве­че­ский об­лик и есте­ствен­ные про­цес­сы бы­тия. В ми­ре кон­ца XXI ве­ка бог умер и его те­ло за­му­ро­ва­ли в гип­со­вый сар­ко­фаг, а Рос­сия за­жа­та меж­ду ев­ро­пей­ским «Ха­ли­фа­том» и во­сточ­ной сверх­дер­жа­вой. Из-за ви­ру­сов лю­ди от­ка­за­лись от фи­зи­че­ской бли­зо­сти, для со­и­тия те­перь есть секс-ма­ши­ны. Все крас­ки об­ще­ства, от фе­ми­низ­ма до непо­лит­кор­рект­но­сти, и ос­но­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы че­ло­ве­че­ской де­я­тель­но­сти («без бо­ли нет ис­кус­ства») крайне утри­ро­ва­ны. И тут на­до быть на волне всех по­ли­ти­че­ских и ме­дий­ных трен­дов, что­бы успе­вать на слух рас­ку­сы­вать все эти зло­бо­днев­ные шут­ки, хо­тя мож­но на­сла­ждать­ся и пер­вых к ак­ции Мин­куль­ту­ры при­со­еди­нил­ся Го­су­дар­ствен­ный ис­то­ри­че­ский му­зей. Да­мы смо­гут по­лу­чить бес­плат­ные вход­ные би­ле­ты в глав­ном зда­нии Ис­то­ри­че­ско­го му­зея, в Му­зее Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 го­да, на вы­став­ках «Рус­ский Се­вер» и «Ари­сто­кра­ти­че­ский порт­рет в Рос­сии XVIII —

чи­сто куль­ту­ро­ло­ги­че­ски­ми, их у Пе­ле­ви­на то­же в из­быт­ке. «Я как Ра­ди­щев с Пастер­на­ком и од­но­вре­мен­но до­зна­ва­тель по их об­ще­му де­лу », – пред­став­ля­ет­ся Пор­фи­рий Пет­ро­вич, «ли­те­ра­тур­но-по­ли­цей­ский ал­го­ритм».

За­то вто­рой акт раз­во­ра­чи­ва­ет­ся как чи­стой во­ды ме­ло­дра­ма. Ма­ру­ха, «ба­ба с яй­ца­ми», ис­кус­ствен­ный ин­те­лект, Пор­фи­рия Пет­ро­ви­ча, вы­ку­пи­ла у по­ли­цей­ско­го управ­ле­ния для раз­ве­док на арт-рын­ке в де­ле фаль­си­фи­ка­ции объ­ек­тов ис­кус­ства «эпо­хи гип­са», и са­ма влюб­ля­ет­ся в сво­е­го оп­по­нен­та (он то­же не лы­ком шит - ко­па­ет под нее) и со­блаз­ня­ет его.

Лю­бов­ные сце­ны поз­во­ля­ют за­быть об из­лиш­ней сло­вес­ной ше­лу­хе (опять же стиль Пе­ле­ви­на – де­ло чи­та­тель­ско­го вку­са) и по­гру­зить­ся в ин­три­гу спол­на. В эро­ти­че­ском эпи­зо­де Мо­роз и Мир­кур­ба­нов вер­баль­но, да­же не на­хо­дясь в еди­ном про­стран­стве и не гля­дя друг на дру­га, со­зда­ют то­ми­тель­ное на­пря­же­ние в воз­ду­хе. Она – в за­вле­ка­тель­ной по­зе на ви­део, он – в жи­вом при­сут­ствии пе­ред на­ми.

Ко­го ты ви­дишь сам, а ко­го че­рез приз­му экра­на, за­ви­сит от то­го, в ка­ком сек­то­ре за­ла из трех те­бе вы­па­ло си­деть; опе­ра­то­ры же сни­ма­ют он­лайн пря­мо на ай­фо­ны. Клю­че­вой прин­цип ком­по­зи­ции «Ай фа­ка» в том, что ак­те­ры вза­и­мо­за­ме­ня­е­мы с на­ча­ла XX ве­ка» в вы­ста­воч­ном ком­плек­се, на вы­став­ке «Обре­те­ние. Ико­ны из со­бра­ния Яро­слав­ско­го ху­до­же­ствен­но­го му­зея» в Но­вом вы­ста­воч­ном за­ле. Так­же в ак­ции при­ни­ма­ют уча­стие Тре­тья­ков­ская га­ле­рея, му­зеи-за­по­вед­ни­ки «Аб­рам­це­во», «Оста­фье­во», «Кус­ко­во», Рос­сий­ский на­ци­о­наль-

соб­ствен­ны­ми ви­део­порт­ре­та­ми, и та­ким об­ра­зом охва­ты­ва­ют со­бой несколь­ко ло­ка­ций сра­зу, для од­ной ча­сти пуб­ли­ки пред­ста­вая в ре­аль­ном об­ли­чье, для дру­гой – че­рез вир­ту­аль­ную транс­ля­цию.

В услов­но ро­ман­ти­че­ском эпи­зо­де ак­те­ры на­ко­нец вос­со­еди­ня­ют­ся и да­же ску­по при­ка­са­ют­ся друг к дру­гу, по­сле че­го в ди­на­ми­ках са­ти­ри­че­ски гро­мы­ха­ет хри­пот­ца Вы­соц­ко­го «Я по­ля влюб­лен­ным по­сте­лю…», а ты за­дер­жи­ва­ешь ды­ха­ние, как на соп­ли­вом ром­ко­ме. Ко­неч­но, все за­кан­чи­ва­ет­ся по­бе­дой фе­ми­низ­ма – Ма­ру­ха из ме­сти сти­ра­ет «ал­го­ритм». И ком­пью­тер­ный ме­ха­низм про­иг­ры­ва­ет че­ло­ве­ку.

При всей мейн­стри­мно­сти про­ек­та – тут ак­те­ры не из­бе­га­ют ма­та, в бу­фе­те, как в хо­ро­шем ба­ре, на­ли­ва­ют не скром­ное шам­пан­ское, а ори­ги­наль­ные ал­ко­голь­ные кок­тей­ли, а зал и фойе со­став­ля­ют еди­ную зо­ну им­про­ви­зи­ро­ван­ной арт-га­ле­реи – за этим пуб­ли­ка, по су­ти, и идет. В то же вре­мя он мар­ги­на­лен – ох, не все го­то­вы вы­слу­ши­вать опу­сы Пе­ле­ви­на (с лег­ко­стью мож­но иметь в ви­ду Со­ро­ки­на – еще од­но­го фа­во­ри­та Бо­го­мо­ло­ва). Од­на ми­лая де­вуш­ка от рас­строй­ства, что ее муж па­ни­че­ски бе­жал, еле до­си­дев до ан­трак­та, не оце­нив ее куль­тур­но­го вы­бо­ра, не стес­ня­ясь, жа­ло­ва­лась на это, стоя в са­мом де­мо­кра­тич­ном ме­сте – в оче­ре­ди. А дру­гой па­рень ей и сво­ей де­вуш­ке на­стой­чи­во объ­яс­нял – да­же ес­ли те­бе не близ­ка та­кая эс­те­ти­ка, на­до с ней озна­ко­мить­ся.

Воз­мож­но, имен­но та­ким и бу­дет те­атр бу­ду­ще­го – к со­жа­ле­нию или к сча­стью. Бу­дет осво­бож­ден­ным от на­мо­лен­ных мест, хра­мов ис­кус­ства. В нем сме­нит­ся пуб­ли­ка – те­ат­раль­ные зри­те­ли пе­ре­ста­нут быть «жи­те­ля­ми» свое­об­раз­но­го гет­то. А ак­тер при­ми­рит­ся со сво­им вир­ту­аль­ным су­ще­ство­ва­ни­ем, его непо­вто­ри­мость и уни­каль­ность бу­дет ти­ра­жи­ро­ва­на.

Ели­за­ве­та Вла­ди­ми­ров­на Ав­до­ши­на – за­ме­сти­тель за­ве­ду­ю­ще­го от­де­лом куль­ту­ры «НГ»

ный му­зей му­зы­ки, Цен­траль­ный му­зей древ­не­рус­ской куль­ту­ры и ис­кус­ства име­ни Андрея Руб­ле­ва, «Му­зей-усадь­ба Тол­сто­го «Яс­ная По­ля­на», Эр­ми­таж, Пе­тер­гоф, Му­зей Во­сто­ка, РОСИЗО, Му­зей ки­но и дру­гие му­зеи. По ин­фор­ма­ции Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры РФ и ре­мей­ки бы­ва­ют непло­хи­ми.

вы­со­кая. по­чти по­кад­ро­во пе­ре­сня­тые ита­льян­ские «Иде­аль­ные незна­ком­цы» – хи­то­вое и куп­лен­ное для адап­та­ции по все­му ми­ру дра­ме­ди Па­о­ло Дже­но­ве­зе про ком­па­нию дру­зей, на свою бе­ду ре­шив­ших сыг­рать за ужи­ном в иг­ру, суть ко­то­рой – в за­чи­ты­ва­нии вслух всех смс и раз­го­во­ров по мо­биль­ным толь­ко на гром­кой свя­зи. Рос­сий­ская вер­сия под­ку­па­ет ак­тер­ским со­ста­вом: муж­ские ро­ли ис­пол­ня­ют участ­ни­ки «Квар­те­та И», жен­ские – Ири­на Гор­ба­че­ва, Ма­рия Ми­ро­но­ва и Ана­ста­сия Уко­ло­ва. Шут­ки ме­ста­ми «под­кру­че­ны» под оте­че­ствен­ные ре­а­лии и при­прав­ле­ны фир­мен­ным квар­те­тов­ским юмо­ром – в це­лом вы­хо­дит непло­хо, так как ис­то­рия из­на­чаль­но вы­иг­рыш­ная и зри­тель­ская. И, оче­вид­но, очень под­хо­дя­щая сти­лю ре­жис­се­ра Алек­сея Нуж­но­го («Я ху­дею»), ко­то­рый ма­стер­ски справ­ля­ет­ся с не са­мы­ми про­сты­ми, ес­ли по­ду­мать, пред­ла­га­е­мы­ми об­сто­я­тель­ства­ми – за­мкну­тым ка­мер­ным про­стран­ством и оби­ли­ем диа­ло­гов. иран­ский ре­жис­сер «сва­рил» ис­пан­ское мы­ло.

сред­няя. Ла­у­ра (Пе­не­ло­па Крус), дав­но жи­ву­щая с се­мьей в Ар­ген­тине, при­ез­жа­ет в род­ной ис­пан­ский го­ро­док на сва­дьбу сест­ры. В раз­гар тор­же­ства пря­мо из ро­ди­тель­ско­го до­ма по­хи­ща­ют ее стар­шую дочь – к по­ис­кам под­клю­ча­ет­ся вся се­мья, а так­же Па­ко (Ха­вьер Бар­дем), друг дет­ства и пер­вая лю­бовь Ла­у­ры. То, что обе­ща­ет быть ес­ли не трил­ле­ром, то хо­тя бы дра­мой (учи­ты­вая по­служ­ной спи­сок Фар­хади), на де­ле обо­ра­чи­ва­ет­ся чуть ли не мек­си­кан­ской мыль­ной опе­рой, а точ­нее, ис­пан­ской те­ле­но­вел­лой: тут вы­яс­ня­ют от­но­ше­ния, де­лят зем­лю, узна­ют прав­ду о де­тях, мно­го пла­чут. Ори­ги­наль­ное на­зва­ние «Все зна­ют» под­хо­дит как нель­зя луч­ше – сю­жет и впрямь очень пред­ска­зу­ем. Ни­ка­ко­го осо­бен­но­го на­ци­о­наль­но­го ко­ло­ри­та нет, кро­ме ис­па­но­языч­но­го ак­тер­ско­го со­ста­ва во гла­ве с Крус и Бар­де­мом. Звезд­ная па­ра хоть и ста­ра­ет­ся, но си­ту­а­цию не спа­са­ет. Обид­но вдвойне. ста­ро, как на­уч­ная фан­та­сти­ка.

вы­со­кая. в XXVI ве­ке, че­рез 300 лет по­сле окон­ча­ния оче­ред­ной ве­ли­кой кос­ми­че­ской вой­ны, уче­ный по име­ни Док­тор Идо (Кри­стоф Вальц) на­хо­дит на свал­ке остан­ки де­вуш­ки-ки­бор­га (ак­три­са Ро­за Са­ла­зар и тех­ни­ка за­хва­та дви­же­ния). В них еще теп­лит­ся ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект, так что оста­ет­ся толь­ко при­де­лать ко­неч­но­сти. По­лу­чив имя Али­та, ге­ро­и­ня пы­та­ет­ся вспом­нить, кем она бы­ла – ока­зы­ва­ет­ся, не про­сто ро­бо­том, а на­сто­я­щей бо­е­вой ма­ши­ной, ко­то­рой, ко­неч­но, пред­сто­ит по­бе­дить оче­ред­ных зло­де­ев. Од­ним сло­вом, ни­че­го но­во­го – да­же с точ­ки зре­ния изоб­ра­же­ния, не го­во­ря уж о сю­же­те. И од­но, и дру­гое вы­гля­дит не бо­лее чем со­бра­ни­ем sci-fi кли­ше – с обя­за­тель­ным от­кры­тым фи­на­лом, на вся­кий слу­чай остав­ля­ю­щим за­дел на про­дол­же­ние. И это не то что­бы пло­хо, но и не осо­бо хо­ро­шо.

Фо­то агент­ства «Москва»

Пор­фи­рий Пет­ро­вич Иго­ря Мир­кур­ба­но­ва (спра­ва) рас­сле­ду­ет пре­ступ­ле­ния,а по­том пи­шет об этом де­тек­тив­ные ро­ма­ны.

Эмо­ции: Конъ­юнк­тур­ность: Крат­ко:

Эмо­ции: Конъ­юнк­тур­ность: Крат­ко:

Эмо­ции: Конъ­юнк­тур­ность: Крат­ко:

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.