В Цен­траль­ной Азии Те­ге­ран Москве не то­ва­рищ

Рос­сия не ви­дит необ­хо­ди­мо­сти парт­нер­ства с Ира­ном в ре­ги­оне

Nezavisimaya Gazeta - - СОСЕДИ - Игорь Пан­кра­тен­ко

Ни­ко­гда та­ко­го не бы­ло, и вот опять у Те­ге­ра­на сфор­му­ли­ро­ва­на еще од­на пре­тен­зия в от­но­ше­нии Моск­вы. При­чем эта пре­тен­зия из наи­бо­лее непри­ят­ных – пуб­лич­но и на офи­ци­аль­ном уровне о ней гром­ко не го­во­рят, она, что на­зы­ва­ет­ся, для внут­рен­не­го поль­зо­ва­ния. Не слиш­ком вро­де и за­мет­на, но ат­мо­сфе­ру дву­сто­рон­них от­но­ше­ний отрав­ля­ет вполне се­бе ка­че­ствен­но. «Москва не хо­чет раз­ви­тия парт­нер­ских от­но­ше­ний с Те­ге­ра­ном в Цен­траль­ной Азии, – убеж­де­на часть иран­ских по­ли­ти­ков и экс­пер­тов. – И это еще од­но сви­де­тель­ство недру­же­люб­но­го с рос­сий­ской сто­ро­ны к нам от­но­ше­ния».

В этом го­ду ис­пол­нит­ся 18 лет с то­го мо­мен­та, как то­гдаш­ний гла­ва иран­ской ди­пло­ма­тии Ка­маль Хар­ра­зи объ­явил Цен­траль­но-Ази­ат­ский ре­ги­он при­о­ри­те­том внеш­ней по­ли­ти­ки Те­ге­ра­на, но что-то пошло не так. И к се­го­дняш­не­му дню Ира­ну не толь­ко не уда­лось се­рьез­но рас­ши­рить свое эко­но­ми­че­ское и по­ли­ти­че­ское при­сут­ствие здесь – он те­ря­ет да­же те по­зи­ции, ко­то­рые на­ра­бо­тал к кон­цу 10-х го­дов ны­неш­не­го сто­ле­тия.

Те­му «Иран и его от­но­ше­ния с го­су­дар­ства­ми Цен­траль­ной Азии в XXI ве­ке», изоби­лу­ю­щую ин­три­га­ми, дра­ма­ти­че­ски­ми по­во­ро­та­ми и эпи­зо­да­ми, до­стой­ны­ми то ли кри­ми­наль­но­го ро­ма­на, то ли шпи­он­ско­го трил­ле­ра, не то что­бы в од­ной ста­тье – в уве­си­стой мо­но­гра­фии рас­крыть за­труд­ни­тель­но. Но об од­ном мо­мен­те мож­но ска­зать со всей опре­де­лен­но­стью: к про­бле­мам Те­ге­ра­на в пост­со­вет­ских го­су­дар­ствах Цен­траль­ной Азии Москва пря­мо­го от­но­ше­ния не име­ет. И без «ру­ки Крем­ля» там вполне до­ста­точ­но дру­гих, вполне объ­ек­тив­ных при­чин, из-за ко­то­рых Иран с его по­пыт­ка­ми стать од­ним из си­стем­ных иг­ро­ков в ре­ги­оне по­ка так и оста­ет­ся «непри­ка­ян­ным зве­ном», без чет­ко опре­де­лен­но­го ста­ту­са в мест­ных эко­но­ми­че­ских и по­ли­ти­че­ских рас­кла­дах.

Ко­гда гео­по­ли­ти­ка бьет гео­гра­фию и эко­но­ми­ку

Осо­бую пи­кант­ность си­ту­а­ции с непри­ка­ян­но­стью Те­ге­ра­на в Цен­траль­ной Азии при­да­ет то об­сто­я­тель­ство, что с точ­ки зре­ния гео­гра­фии Иран та­ким го­су­дар­ствам ре­ги­о­на, как Ка­зах­стан и Уз­бе­ки­стан, со­вер­шен­но необ­хо­дим. Хо­тя бы для вы­хо­да к «теп­лым мо­рям», а зна­чит – на но­вые рын­ки.

Имен­но по­это­му про­ек­ты все­воз­мож­ных «муль­ти­мо­даль­ных транс­порт­ных ко­ри­до­ров» с иран­ским уча­сти­ем столь мас­штаб­ны – с при­вле­че­ни­ем Ин­дии, Аф­га­ни­ста­на, Тур­ции, столь мно­го­чис­лен­ны, столь по­пу­ляр­ны – и столь же ма­ло ре­а­ли­стич­ны.

Гео­по­ли­ти­ка – по­зи­ция Ва­шинг­то­на по иран­ско­му при­сут­ствию в Цен­траль­ной Азии и Аф­га­ни­стане, а так­же на­рас­та­ю­щая кон­ку­рен­ция в ре­ги­оне Ки­тая и Ин­дии, ну, во вся­ком слу­чае, так пред­став­ля­ют си­ту­а­цию в Нью-Де­ли – бьет на­от­машь и от­прав­ля­ет в но­ка­ут эко­но­ми­ку и гео­гра­фию тех ини­ци­а­тив, с ко­то­ры­ми раз за ра­зом вы­сту­па­ет Те­ге­ран. И да­же ес­ли что-то уда­ет­ся до­ве­сти до прак­ти­че­ско­го во­пло­ще­ния, обо­рот то­вар­ных по­то­ков на ко­неч­ных точ­ках всех этих ко­ри­до­ров вы­гля­дит бо­лее чем скром­но.

С дру­ги­ми сек­то­ра­ми «цен­траль­но­ази­ат­ско­го эко­но­ми­че­ско­го кей­са» Ира­на все об­сто­ит столь же груст­но. Иран­ские то­ва­ры, при­шед­шие в Цен­траль­ную Азию в кон­це 90-х го­дов про­шло­го ве­ка, ожи­да­е­мо не вы­дер­жа­ли кон­ку­рен­цию с тем, что пред­ло­жил и пред­ла­га­ет Ки­тай.

Гид­ро- и элек­тро­энер­ге­ти­ка, по­лез­ные ис­ко­па­е­мые, про­мыш­лен­ная об­ра­бот­ка сель­ско­го хо­зяй­ства, и тек­стиль, и про­из­вод­ство ав­то­мо­би­лей – лю­бой из этих про­ек­тов Ира­на для ре­ги­о­на стал­ки­ва­ет­ся с все те­ми же непре­одо­ли­мы­ми пре­пят­стви­я­ми – санк­ци­я­ми США и, глав­ное, на­ли­чи­ем бо­лее вы­год­ных пред­ло­же­ний от дру­гих внеш­не­эко­но­ми­че­ских парт­не­ров, то­го же Пе­ки­на, а те­перь еще и Ан­ка­ры и Нью-Де­ли.

То есть здесь да­же не нуж­но неко­ей «недоб­ро­же­ла­тель­ной по­ли­ти­ки» со сто­ро­ны Моск­вы – гео­по­ли­ти­ка и ее по­след­ствия для эко­но­ми­ки Ира­на пре­пят­ству­ют рас­ши­ре­нию его при­сут­ствия в ре­ги­оне вполне ка­че­ствен­но и без уча­стия дру­гих внеш­них иг­ро­ков. Тем бо­лее что в Цен­траль­ной Азии у Те­ге­ра­на хва­та­ет недоб­ро­же­ла­те­лей и из «мест­ных», что на­зы­ва­ет­ся, кад­ров.

Скан­да­лы, ин­три­ги и от­сут­ствие ин­те­ре­са

К внеш­ней по­ли­ти­ке Ду­шан­бе за­ча­стую от­но­сят­ся снис­хо­ди­тель­но и с нема­лой иро­ни­ей, что вро­чем вполне обос­но­ван­но – без осо­бых изыс­ков она про­во­дит­ся, с чет­ко вы­ра­жен­ной фи­нан­со­вой со­став­ля­ю­щей. Но имен­но вла­стям Та­джи­ки­ста­на уда­лось на­не­сти се­рьез­ней­ший удар по при­сут­ствию Те­ге­ра­на в ре­ги­оне. Бо­лее то­го, Ду­шан­бе был столь убе­ди­те­лен в сво­ей ата­ке на Иран, что к его ре­зо­нам со­се­ди от­нес­лись с до­ста­точ­ной до­лей по­ни­ма­ния.

За ко­рот­кий срок пре­зи­дент Эмо­ма­ли Рах­мон и его окру­же­ние фак­ти­че­ски вы­ме­ли иран­цев, об­ви­нив их во всех смерт­ных гре­хах – от под­го­тов­ки го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та до пла­ни­ро­ва­ния то­чеч­ных лик­ви­да­ций ве­ду­щих по­ли­ти­ков и фи­нан­си­ро­ва­ния тер­ро­ри­сти­че­ских груп­пи­ро­вок. Вполне оче­вид­но, что боль­шая часть этих об­ви­не­ний «ши­та бе­лы­ми нит­ка­ми», что здесь яв­но при­сут­ству­ет са­у­дов­ский след. Не зря же ведь по­сол Эр-Ри­яда в Та­джи­ки­стане Аб­ду­ла­зиз бин Мо­хам­мед аль-Ба­ди с гор­до­стью го­во­рил жур­на­ли­стам, что «из­гна­ние Ира­на и его аген­тов из стра­ны (Та­джи­ки­ста­на) – боль­шая по­бе­да для Ко­ро­лев­ства Са­у­дов­ская Ара­вия и его муд­ро­го ру­ко­вод­ства».

Столь же оче­вид­ны и эко­но­ми­че­ские тро­феи этой опе­ра­ции, до­став­ши­е­ся пра­вя­ще­му ре­жи­му, но это сей­час не столь важ­но. Глав­ное за­клю­ча­ет­ся в том, что для всех осталь­ных ста­ло яс­но, что Иран «про­пу­стил» удар и его вли­я­ние в стране, от­но­ше­ния с ко­то­рой в Те­ге­ране пре­под­но­си­лись как об­ра­зец успеш­ной по­ли­ти­ки в Цен­траль­ной Азии, бы­ло в дей­стви­тель­но­сти ми­ни­маль­ным.

К по­доб­ным ню­ан­сам на Во­сто­ке от­но­сят­ся очень вни­ма­тель­но. И скан­дал меж­ду Ду­шан­бе и Те­ге­ра­ном по­слу­жил се­рьез­ным толч­ком для дру­гих цен­траль­но­ази­ат­ских сто­лиц про­ве­сти ре­ви­зию сво­их пла­нов на «иран­ском на­прав­ле­нии». Тем бо­лее что с при­хо­дом к вла­сти в Иране Ха­са­на Ру­ха­ни ин­те­рес Те­ге­ра­на к ре­ги­о­ну на­чал стре­ми­тель­но сни­жать­ся, сой­дя к се­го­дняш­не­му дню по­чти на нет. При­том что ана­ло­гич­ный спад про­изо­шел и в то­ва­ро­обо­ро­те, циф­ры ко­то­ро­го по­сто­ян­но вы­зы­ва­ют во­прос о том, есть ли у него во­об­ще по­тен­ци­ал хоть ка­ко­го-то ро­ста.

Сто­ро­ны еще де­ла­ют оп­ти­ми­стич­ные за­яв­ле­ния, го­во­рят о неких пер­спек­ти­вах, но и са­ми по­ни­ма­ют, что это про­сто про­то­коль­ная веж­ли­вость, – ди­пло­ма­ту по­ло­же­но в лю­бой си­ту­а­ции вид иметь бод­рый и ли­хой –, что ре­аль­ность сов­мест­ных эко­но­ми­че­ских про­ек­тов да­ле­ко не ра­дуж­ная.

Го­ре лу­зе­ру

Да и есть ли они, эти сов­мест­ные про­ек­ты? С Та­джи­ки­ста­ном все, в об­щем-то, по­нят­но, у Ду­шан­бе сей­час дру­гие дру­зья – в Ара­вии. От­но­ше­ния с Биш­ке­ком все­гда но­си­ли пре­иму­ще­ствен­но по­ли­ти­че­ский ха­рак­тер, с эко­но­ми­кой там очень непро­сто.

С Аш­ха­ба­дом у Те­ге­ра­на раз­ла­ди­лось, га­зо­вый во­прос, о ко­то­ром неод­но­крат­но го­во­ри­ли, все ис­пор­тил. Таш­кен­ту от­но­ше­ния с Ира­ном ин­те­рес­ны толь­ко в до­воль­но уз­ком сег­мен­те, в во- про­се аф­ган­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния, в важ­ней­шем для Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва во­про­се – мо­дер­ни­за­ции стра­ны – иран­ское уча­стие со­вер­шен­но не про­смат­ри­ва­ет­ся, посколь­ку нет у Те­ге­ра­на то­го, что Таш­кент не мог бы по­лу­чить от дру­гих, по луч­шей цене и на бо­лее вы­год­ных усло­ви­ях.

Бо­лее ре­аль­ным вы­гля­дит рас­ши­ре­ние ка­зах­стан­ско­го экс­пор­та зер­на в Иран, рав­но как и неф­тя­ные сво­пы, но опять вме­ши­ва­ют­ся все та же гео­по­ли­ти­ка и все те же санк­ции… Сло­вом, в и без то­го до­воль­но скуд­ном «цен­траль­но­ази­ат­ском кей­се» иран­ской ди­пло­ма­тии не оста­лось ни­че­го, что за­ста­ви­ло бы пост­со­вет­ские го­су­дар­ства ре­ги­о­на стре­мить­ся к на­ла­жи­ва­нию парт­нер­ства с ним. Иг­но­ри­руя при этом все воз­ни­ка­ю­щие по­ли­ти­че­ские рис­ки и пре­не­бре­гая «ток­сич­но­стью» Ира­на с точ­ки зре­ния США.

И ни «шейх ди­пло­ма­тии» Ха­сан Ру­ха­ни, ни вер­ный его «внеш­не­по­ли­ти­че­ский гу­ру » Джа­вад За­риф не смог­ли за не­сколь­ко лет сге­не­ри­ро­вать при­вле­ка­тель­ный для Цен­траль­ной Азии про­ект, пред­по­ла­га­ю­щий при­сут­ствие там Те­ге­ра­на в ка­че­стве од­но­го из клю­че­вых зве­ньев, де­ла­ю­ще­го его там се­рьез­ным иг­ро­ком, а не со­ис­ка­те­лем воз­мож­но­стей. Они пред­по­чли бли­стать и ак­тив­ни­чать на дру­гих на­прав­ле­ни­ях, к ко­то­рым бы­ло при­ко­ва­но вни­ма­ние ми­ро­вых мас­сме­диа, – за что Иран сей­час и рас­счи­ты­ва­ет­ся.

На этом фоне ка­ким об­ра­зом долж­ны вы­гля­деть сов­мест­ные про­ек­ты Моск­вы и Те­ге­ра­на в ре­ги­оне, где од­на из сто­рон не слиш­ком же­лан­на? Рос­сии нуж­но уго­ва­ри­вать Аста­ну, Аш­ха­бад, Биш­кек, Ду­шан­бе и Таш­кент при­нять Те­ге­ран в парт­не­ры? Или про­дви­гать его ин­те­ре­сы вме­сто сво­их? В чем ре­зон?

Что-то по­доб­ное мог бы при опре­де­лен­ных об­сто­я­тель­ствах сде­лать Пе­кин. Но ведь и здесь Те­ге­ран по­шел «осо­бым пу­тем». От­ка­зав­шись от уча­стия в ини­ци­а­ти­ве «По­яс и путь» – ор­лы в чу­жих упряж­ках не ле­та­ют, он сде­лал упор на со­труд­ни­че­ство с Ин­ди­ей и пре­сло­ву­тый ко­ри­дор «Юг–Се­вер». «Что ж, ва­ше пра­во и ваш вы­бор, – ре­ши­ли в Пе­кине. – По­пут­но­го вет­ра в спи­ну, пу­те­вод­ной звез­ды над го­ло­вой и успе­хов во всех на­чи­на­ни­ях, спра­вим­ся и без вас». И дей­стви­тель­но справ­ля­ют­ся, да так, что иран­цам и их ин­дий­ским парт­не­рам в Цен­траль­ной Азии оста­ет­ся лишь с лег­кой тос­кой смот­реть в хвост стре­ми­тель­но уле­та­ю­ще­го без них вдаль ки­тай­ско­го экс­прес­са…

***

Сплав вполне объ­ек­тив­ных при­чин и субъ­ек­тив­ных фак­то­ров, при­сад­ка­ми в ко­то­рый шли по­ли­ти­ка и по­ли­ти­кан­ство, ин­три­ги и неком­пе­тент­ность, бит­ва гео­по­ли­ти­ки с гео­гра­фи­ей и эко­но­ми­кой, при­вел к то­му, что в Цен­траль­ной Азии Ира­на ста­но­вит­ся все мень­ше и мень­ше. И не Москва то­му при­чи­ной, со­всем не Москва.

Нет, ре­ги­он не ста­но­вит­ся от это­го без­опас­нее. Бо­лее то­го, вряд ли уход Те­ге­ра­на, во мно­гом ис­кус­ствен­ный, а по­то­му неесте­ствен­ный, пой­дет ко­му-то из мест­ных го­су­дарств и да­же внеш­них иг­ро­ков по боль­шо­му сче­ту на поль­зу. Но это су­ро­вая ре­аль­ность се­го­дняш­не­го дня. Не смог удер­жать­ся, за­кре­пить­ся и раз­вить свое при­сут­ствие – ви­но­ват толь­ко ты. Тя­нуть ни­кто не бу­дет и не обя­зан, бла­го­да­ри, ес­ли не под­толк­нут.

Воз­мож­но, что в бу­ду­щем все из­ме­нит­ся и есте­ствен­ное уча­стие Ира­на в де­лах ре­ги­о­на бу­дет вос­ста­нов­ле­но. Вот толь­ко со­вер­шен­но оче­вид­но, что это бу­ду­щее – весь­ма от­да­лен­ное.

Игорь Ни­ко­ла­е­вич Пан­кра­тен­ко – док­тор по­ли­ти­че­ских на­ук, за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Цен­тра стра­те­ги­че­ских оце­нок и про­гно­зов.

Кол­лаж Ми­ха­и­ла Ми­ти­на

Ин­те­ре­сы Рос­сии и Ира­на в Цен­траль­ной Азии не пе­ре­се­ка­ют­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.