Пси­хо­ло­ги ука­за­ли на тре­вож­ные симп­то­мы в от­но­ше­ни­ях се­мьи и шко­лы

Ро­ди­те­ли оши­ба­ют­ся, ко­гда счи­та­ют, что под­рост­кам нет до них де­ла

Nezavisimaya Gazeta - - ОБРАЗОВАНИ­Е - На­та­лья Са­виц­кая

Ро­ди­те­ли де­мон­стри­ру­ют де­тям эмо­ци­о­наль­ное от­тор­же­ние, под­рост­ки не хо­тят взрос­леть, а шко­ла те­ря­ет ав­то­ри­тет – та­кую ха­рак­те­ри­сти­ку се­мье, шко­ле и со­вре­мен­но­му дет­ству да­ла Оль­га Ка­ра­ба­но­ва, за­ве­ду­ю­щая ка­фед­рой воз­раст­ной психологии МГУ им. М.В. Ло­мо­но­со­ва на круг­лом сто­ле «Се­мья и шко­ла – диа­лог ра­ди бу­ду­ще­го» в Рос­сий­ской ака­де­мии об­ра­зо­ва­ния (РАО).

Це­лью ме­ро­при­я­тия объ­яви­ли, как бы­ло за­яв­ле­но в анон­се, «вы­ра­бот­ку пред­ло­же­ний по сов­мест­ной ра­бо­те экс­пер­тов­ро­ди­те­лей и пред­ста­ви­те­лей пе­да­го­ги­че­ской на­у­ки для ре­ше­ния ак­ту­аль­ных во­про­сов во­вле­че­ния ро­ди­те­лей в вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние, а так­же раз­ви­тие ро­ди­тель­ско­го про­све­ще­ния и се­мей­но­го вос­пи­та­ния». А клю­че­вым, по­хо­же, стал до­клад Оль­ги Ка­ра­ба­но­вой, ко­то­рая да­ла крат­кие ха­рак­те­ри­сти­ки ро­ди­тель­ству и дет­ству в РФ. По край­ней ме­ре она ока­за­лась бли­же всех к за­яв­лен­ной те­ме. И ее вы­во­ды опи­ра­лись на дан­ные со­вре­мен­ных ис­сле­до­ва­ний.

А здесь си­ту­а­ция сло­жи­лась до­воль­но ин­те­рес­ная. Во-пер­вых, есть та­кая рас­про­стра­нен­ная точ­ка зре­ния в на­шем ис­теб­лиш­мен­те, за­пу­щен­ная ву­зов­ски­ми же спи­ке­ра­ми, что в стране не бы­ло на­сто­я­щей пе­да­го­ги­че­ской на­у­ки. Бы­ла со­вет­ская, но она же, де­скать, своеобразн­ая. В ос­но­ве ее ле­жа­ло «неува­же­ние к лич­но­сти ре­бен­ка». Ин­ди­ви­ду­аль­ность ре­бен­ка ис­клю­ча­лась, так же как и раз­но­об­ра­зие его бу­ду­щих че­ло­ве­че­ских тра­ек­то­рий.

Во-вто­рых, есть боль­шой ин­те­рес к ис­сле­до­ва­ни­ям дет­ства и ро­ди­тель­ства со сто­ро­ны ве­ду­щих эко­но­ми­че­ских ву­зов. И они су­ще­ствен­ным об­ра­зом вли­я­ют на об­ра­зо­ва­тель­ную по­вест­ку дня. (На­пом­ню, что во вре­ме­на СССР су­ще­ство­ва­ла Ака­де­мия пе­да­го­ги­че­ских на­ук (АПН), ко­то­рая ве­ла мно­го­чис­лен­ные ис­сле­до­ва­ния и опре­де­ля­ла го­су­дар­ствен­ную по­ли­ти­ку в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния.)

В-тре­тьих, во всей этой по­ли­ти­че­ской ак­тив­но­сти нет вли­я­ния РАО. Ко­неч­но, нет ни­че­го пло­хо­го, что ис­сле­до­ва­ни­я­ми в об­ла­сти дет­ства за­ни­ма­ют­ся раз­ные ву­зы. Чем боль­ше опро­сов, на­блю­де­ний, ана­ли­за, тем луч­ше. Но хо­те­лось бы слы­шать и го­лос пра­во­пре­ем­ни­ков АПН – апо­ло­ге­тов пе­да­го­ги­че­ской на­у­ки.

По­это­му до­клад Оль­ги Ка­ра­ба­но­вой, об­на­ро­до­ван­ный ею в сте­нах об­нов­лен­ной РАО, вы­зы­ва­ет ин­те­рес. До­клад­чи­ца сто­ит на той по­зи­ции, что, не­смот­ря на мно­го­чис­лен­ные за­яв­ле­ния ис­сле­до­ва­те­лей дет­ства в РФ, рос­сий­ская се­мья со­хра­ня­ет «де­то­цен­тризм», хо­тя есть небла­го­при­ят­ные из­ме­не­ния и до­ста­точ­но тре­вож­ные тен­ден­ции. Что это за тен­ден­ции?

Оль­га Ка­ра­ба­но­ва со­об­ща­ет, что каж­дая пя­тая жен­щи­на в РФ в воз­расте до 35 лет, раз­мыш­ляя о сво­ем бу­ду­щем, не остав­ля­ет там ме­ста ро­ди­тель­ству во­об­ще. Ис­сле­до­ва­тель об­ра­ща­ет на­ше вни­ма­ние на то, кто они – со­вре­мен­ные ро­ди­те­ли ны­неш­них де­тей. Они, ко­неч­но, раз­ные, но… это как раз то по­ко­ле­ние, чьи дет­ство и юность про­шли в труд­ные пе­ре­стро­еч­ные и пост­пе­ре­стро­еч­ные вре­ме­на. А что бы­ло? В то вре­мя их соб­ствен­ные ро­ди­те­ли пы­та­лись ото­дви­нуть свои се­мей­ные обя­зан­но­сти на вто­рой план, по­то­му что речь шла бук­валь­но о вы­жи­ва­нии во­об­ще. Но за­то шко­лу то­гда еще не кос­ну­лись раз­ру­ши­тель­ные про­цес­сы, она бы­ла еще «со­вет­ской» и вы­пол­ня­ла свою со­ци­аль­но зна­чи­мую роль в об­ще­стве. По­это­му невнимание ро­ди­те­лей ком­пен­си­ро­ва­лось уча­сти­ем шко­лы в вос­пи­та­тель­ном про­цес­се. Со­вре­мен­ная мо­ло­дежь вос­пи­ты­ва­ет де­тей по то­му же сценарию, ко­то­рый они про­шли са­ми. Но только шко­ла ста­ла дру­гой.

Сле­ду­ю­щий мо­мент за­клю­ча­ет­ся в том, что кри­зис дет­ства – это не на­ду­ман­ная пробле­ма, а са­мая что ни на есть ре­аль­ная. По опре­де­ле­нию спе­ци­а­ли­стов, это кри­зис со­бы­тий­но­сти и по­сред­ни­че­ства и свя­зан­ная с ним по­те­ря иде­аль­ной фор­мы. Клас­си­ки пе­да­го­ги­ки счи­та­ли, что идеальная фор­ма, об­раз взрос­ло­сти, яв­ля­ет­ся цен­траль­ной ка­те­го­ри­ей, за­да­ю­щей це­лост­ность дет­ства. Об­раз со­вер­шен­но­го (иде­аль­но­го) взрос­ло­го яв­ля­ет­ся един­ствен­ным спо­со­бом и опо­рой пред­став­ле­ния детьми их бу­ду­ще­го. На яс­ное пред­став­ле­ние об иде­аль­ной фор­ме в ко­неч­ном сче­те долж­ны опи­рать­ся и все по­пыт­ки про­ек­ти­ро­ва­ния дет­ской жиз­ни. Вне та­кой опоры они те­ря­ют смысл. Се­го­дня мы име­ем дело, счи­та­ет Оль­га Ка­ра­ба­но­ва, с неже­ла­ни­ем де­тей взрос­леть, с ин­фан­ти­лиз­мом.

На эту кар­тин­ку на­сла­и­ва­ет­ся дру­гая – ро­ди­те­ли те­ря­ют свой ста­тус. Се­го­дня де­ти мно­го­му учат­ся у та­ких же де­тей, как они са­ми (тем же ин­тер­нет-тех­но­ло­ги­ям). И ста­вят ро­ди­те­лей в нелов­кое по­ло­же­ние, по­то­му что преж­ние фор­мы вос­пи­та­ния в этой си­ту­а­ции не ра­бо­та­ют. Плюс к это­му до­бав­ля­ет­ся но­вая ин­фор­ма­ци­он­ная сре­да, че­рез ко­то­рую про­тас­ки­ва­ют­ся но­вые цен­но­сти, но­вые идеи, но­вые ре­ше­ния вос­пи­та­тель­ных за­дач, по­рой опас­ные для дет­ско­го ума.

Ес­ли го­во­рить об осо­бен­но­стях ро­ди­тель­ства, то не­воз­мож­но го­во­рить обо всех сра­зу, под­чер­ки­ва­ет Ка­ра­ба­но­ва. Ро­ди­те­ли, несо­мнен­но, все раз­ные. Можно го­во­рить о тре­вож­ных тен­ден­ци­ях, ко­то­рые при­сут­ству­ют у ка­кой-то ча­сти ро­ди­те­лей. Силь­ное бес­по­кой­ство вы­зы­ва­ет здесь обед­не­ние об­ще­ния, ком­му­ни­ка­ции ро­ди­те­лей и де­тей. Со­цио­ло­ги под­счи­та­ли, сколь­ко об­ща­ет­ся ре­бе­нок с ро­ди­те­лем в день. Это де­вять ми­нут. Как го­во­рит Оль­га Ка­ра­ба­но­ва, можно не об­ра­щать осо­бо­го вни­ма­ния на эти циф­ры, по­то­му что хро­но­ло­ги­че­ское вре­мя об­ще­ния с ре­бен­ком не го­во­рит ни о чем. Ма­ло об­щать­ся – это не зна­чит несо­дер­жа­тель­но об­щать­ся. Но обед­не­ние об­ще­ния есть.

В се­мьях се­го­дня рас­тет 1–2 ре­бен­ка. А это – оди­но­че­ство, тя­же­ло пе­ре­жи­ва­е­мое ре­бен­ком в се­мье. Из­ме­ни­лась и кар­тин­ка эмо­ци­о­наль­ных от­но­ше­ний. Ро­ди­те­ли де­мон­стри­ру­ют эмо­ци­о­наль­ную хо­лод­ность и от­тор­же­ние (по раз­ным при­чи­нам).И де­ти в се­мье пе­ре­жи­ва­ют это до­ста­точ­но силь­но. Да­же в слу­чае от­но­си­тель­но бла­го­по­луч­ных эмо­ци­о­наль­ных от­но­ше­ний в се­мье под­рост­ки все рав­но, как по­ка­зы­ва­ют ис­сле­до­ва­ния, го­во­рят о недо­ста­точ­но­сти вни­ма­ния взрос­лых к ним, о ро­ди­тель­ском рав­но­ду­шии, об от­сут­ствии ин­те­ре­са к их нуж­дам. И вот здесь, счи­та­ет Оль­га Ка­ра­ба­но­ва, есть неко­то­рое про­ти­во­ре­чие. Ро­ди­те­ли счи­та­ет, что под­рост­кам нет до них де­ла. А под­рост­ки пи­шут, что ро­ди­те­ли не об­ра­ща­ют на них до­ста­точ­но вни­ма­ния. Ис­сле­до­ва­те­ля­ми бы­ла про­ве­де­на та­кая «про­ба». Они об­ра­ти­лись с во­про­сом к ре­бен­ку: «Ес­ли с то­бой что-ни­будь слу­чит­ся пло­хое, к ко­му ты об­ра­тишь­ся в первую оче­редь?» И бы­ли да­ны ва­ри­ан­ты ответов. «К ро­ди­те­лю», – от­ве­ти­ли боль­шин­ство. Это пер­вое ли­цо, ко­то­ро­му ре­бе­нок го­тов от­крыть­ся. И как по­ка­зы­ва­ют опро­сы – не от­кры­ва­ет­ся.

Силь­ную тре­вож­ность пси­хо­ло­гов вы­зы­ва­ет ги­по­про­тек­ция ро­ди­те­лей. И не ме­нее – до­ми­ни­ру­ю­щая ги­пер­про­тек­ция. Ги­по­про­тек­ция ха­рак­те­ри­зу­ет­ся недо­стат­ком опе­ки и кон­тро­ля, ис­тин­но­го ин­те­ре­са и вни­ма­ния к де­лам ре­бен­ка, а в край­ней фор­ме – без­над­зор­ность. А ги­пер­про­тек­ция – это чрез­мер­ная опе­ка, ме­лоч­ный кон­троль, си­сте­ма непре­рыв­ных за­пре­ще­ний и невоз­мож­ность для ре­бен­ка при­нять ко­гда-ли­бо соб­ствен­ные ре­ше­ния. Ги­пе­ро­пе­ка вы­да­ет стрем­ле­ние ро­ди­те­лей обе­ре­гать де­тей, сле­дить за их по­пыт­ка­ми что-ли­бо сделать по-сво­е­му, огра­ни­чи­вать ак­тив­ность и самостоя­тель­ность, пред­пи­сы­вать об­раз дей­ствий, ру­гать за ма­лей­шие про­ма­хи, при­бе­гать к санк­ци­ям. По­вы­шен­ный уро­вень за­бо­ты за­ча­стую свя­зан с нере­а­ли­зо­ван­ной по­треб­но­стью ро­ди­те­лей в при­вя­зан­но­сти и люб­ви. В чем осо­бен­ность со­вре­мен­ной ги­пер­про­тек­ции, по мне­нию Ка­ра­ба­но­вой? Ро­ди­те­ли предъ­яв­ля­ют тре­бо­ва­ния, но не бе­рут на се­бя труд са­мим по­сту­пать так, как они то­го тре­бу­ют от дру­гих.

Еще од­на на­сто­ра­жи­ва­ю­щая тен­ден­ция – же­ла­ние ро­ди­те­лей транс­ли­ро­вать свои функ­ции тре­тье­му лицу: няне, вос­пи­та­те­лю, гу­вер­не­ру, шко­ле. И при этом ро­ди­тель тре­бу­ет, что­бы его по­зи­ция бы­ла уни­каль­на. На­при­мер, в се­мью бе­рет­ся ня­ня. Ре­бе­нок к ней при­вя­зы­ва­ет­ся. Ро­ди­тель рев­ну­ет, от ня­ни от­ка­зы­ва­ют­ся, а для ре­бен­ка это все тра­ге­дия. В от­но­ше­нии шко­лы дан­ная тен­ден­ция про­яв­ля­ет­ся осо­бен­но яр­ко. Есть же­ла­ние пе­ре­дать вос­пи­та­ние шко­ле – пе­ре­да­ли, при этом ни­ка­ко­го со­труд­ни­че­ства со шко­лой ве­сти ро­ди­те­ли не хо­тят.

Фото Ин­тер­пресс/PhotoXPres­s.ru

Вни­ма­ние нуж­но ре­бен­ку и в 6 лет, и в 15 оди­на­ко­во.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.