За­хо­хо­тал незри­мый бог

Ве­чер па­мя­ти Алек­сандра Ожи­га­но­ва

Nezavisimaya Gazeta - - СОБЫТИЯ - Еле­на Семенова

В Биб­лио­те­ке им. Н.А. Не­кра­со­ва под эги­дой клу­ба «Мос­ков­ский ди­ван» про­шел ве­чер па­мя­ти ушед­ше­го не­дав­но вы­да­ю­ще­го­ся по­эта Алек­сандра Ожи­га­но­ва (1944–2019). Он учил­ся на фи­ло­соф­ском фа­куль­те­те Ле­нин­град­ско­го уни­вер­си­те­та, вхо­дил в круг пи­тер­ско­го литературн­ого ан­де­гра­ун­да, пуб­ли­ко­вал­ся в сам­из­да­тов­ских жур­на­лах «Ча­сы», «37», 20 лет про­жил в Са­ма­ре, по­том – в Москве. В 2002 го­ду вы­шла кни­га «Тре­щот­ка», в 2012 го­ду – кни­га по­эм «Яще­ро­речь». По­след­няя кни­га «Ут­ро в по­лях» вы­шла в 2012 го­ду, по­след­нее его вы­ступ­ле­ние с чте­ни­ем стихов со­сто­я­лось в 2017 го­ду в цик­ле Жан-Жа­ков­ских чте­ний про­ек­та «Куль­тур­ная ини­ци­а­ти­ва». К со­жа­ле­нию, по­след­ние три го­да по­эт тя­же­ло бо­лел, и за­пла­ни­ро­ван­ный ку­ра­то­ром «Мос­ков­ско­го ди­ва­на» Ири­ной Се­ме­но­вой ве­чер его стихов пре­вра­тил­ся в ве­чер его па­мя­ти.

Вна­ча­ле вы­сту­пил по­эт, куль­тур­тре­гер Да­нил Фай­зов, рас­ска­зав­ший о ве­че­ре в «Жан-Жа­ке»: там они до­го­во­ри­лись с по­этом, что на сай­те про­ек­та вый­дет под­бор­ка его стихов. Увы, цикл стихов «Со сто­ро­ны», в ко­то­ром мно­го бо­лез­нен­ных и страш­ных строк о смер­ти, об­на­ро­до­ван уже только по­сле смер­ти ав­то­ра. Фай­зов про­чи­тал цикл це­ли­ком. Вот па­ра ча­стей: « у те­бя рас­тет жи­вот/ как фут­боль­ный мя­чик/ это смерть твоя рас­тет/ но она же маль­чик/ он ро­дит­ся в ок­тяб­ре/ гу­шень­ки­а­гу­ши/ свист­нет ра­ком на го­ре/ и клеш­ней за­ду­шит »; « упал и боль­ше встать не смог/ и вдруг средь ти­ши­ны/ за­хо­хо­тал незри­мый бог/ с небес со сто­ро­ны/ ха-ха упал ха-ха/ опять за­тыл­ком хрясь// и ан­ге­лы за по­тро­ха/ дер­жась пер­дят сме­ясь ». Ири­на Семенова, по­зна­ко­мив­ша­я­ся с по- этом в се­ти Facebook, за­ме­ти­ла, что тот неред­ко пи­сал на сво­ей стра­нич­ке рез­кие ве­щи – был че­ло­ве­ком «неудоб­ным», не впи­сы­вав­шим­ся во все­воз­мож­ные «фор­ма­ты».

Про Ожи­га­но­ва рас­ска­зы­вал по­эт, куль­тур­тре­гер Иван Ах­ме­тьев. Он про­чи­тал его сти­хо­тво­ре­ние «За­го­вор», опуб­ли­ко­ван­ное в жур­на­ле «Вол­га» (№ 9–10, 1992): «В тем­ной ка­ме­ре бу­ма­га –/ слов­но часть Си­би­ри бе­лой./ Пе­ре­лом­лен­ная шпа­га,/ мо­жет быть, опас­ней це­лой./ Вер­но­под­дан­ное са­ло –/ в ор­де­нах как в чер­ных ги­рях./ Дерзкий за­го­вор гу­са­ров –/ весь в со­звез­ди­ях Си­би­ри! » Дочь по­эта Ан­на Ожи­га­но­ва от­кры­ла сек­рет: сти­хо­тво­ре­ние это «за­каз­ное», она за­ка­за­ла его от­цу, ко­гда изу­ча­ла рус­скую исто­рию. Дочь рас­ска­за­ла о био­гра­фии по­эта: о жиз­ни в Ле­нин­гра­де, Ки­ши­не­ве, Са­ма­ре. Вспом­ни­ла эпи­зод на фил­фа­ке Ки­ши­нев­ско­го уни­вер­си­те­та: на од­ной из лек­ций Алек­сандр по­ти­хонь­ку чи­тал Ген­ри­ха Бёл­ля на язы­ке ори­ги­на­ла, пре­по­да­ва­тель уви­дел кни­гу и ска­зал что-то вро­де – мы этих фа­ши­стов уби­ва­ли, а ты те­перь их чи­та­ешь! По­сле это­го эпи­зо­да Ожи­га­нов бро­сил уни­вер­си­тет.

Алек­сандра вспо­ми­на­ли по­эт, про­за­ик Вла­ди­мир Туч­ков, по­эт Света Лит­вак. На ру­бе­же ве­ков она из­да­ва­ла жур­нал клу­ба литературн­ого пер­фор­ман­са «Апрель». По раз­ным при­чи­нам из­да­ние его пре­кра­ти­лось, и вот – в так и не уви­дев­шем свет но­ме­ре «Ап­ре­ля» № 34 Света об­на­ру­жи­ла ин­те­рес­ней­шие сти­хи Ожи­га­но­ва: «хо­ро­шо бы мне/ по­ме­реть во сне/ без над­рыв­ных драм// от­хо­дя ко сну/ ви­ду не по­дам/ гла­зом не морг­ну/ от­вер­нусь к стене// хо­ро­шо бы мне/ ускольз­нуть без виз// не ска­зать яс­ней:/ смерть страш­на но жизнь/ во сто раз страш­ней// по­же­лай­те мне/ по­ме­реть во сне », а так­же «Ав­то­эпи­та­фию» (ко­то­рая бу­дет пи­са­на ви­ла­ми на во­де ре­ки Се­реб­рян­ки ку­да вы­сы­пят прах в 201/? / го­ду): «по­кой­ник из­бе­гая звон­ни­цы/ не по­же­лал ле­жать во гро­бе/ спа­са­ясь пи­вом от бес­сон­ни­цы/ чу­дак бес­печ­но пе­чень гро­бил/ в кон­це кон­цов уснув на­век/ а все ж се то­же че­ло­век/ был ».

По­эт, ди­рек­тор Зве­рев­ско­го цен­тра со­вре­мен­но­го ис­кус­ства Алек­сей Сос­на на­бро­сал вы­ра­зи­тель­ный об­раз по­эта: в по­след­ние го­ды тот хо­дил «весь в бо­ро­де», в оч­ках, ту­го­ва­то слы­шал – раз­го­ва­ри­вая с ним, при­хо­ди­лось го­во­рить гром­че, повторять; сам име­но­вал се­бя «доб­ро­душ­ным нето­пы­рем»: ко­гда за­хо­дил в тес­ную ком­нат­ку офи­са Зве­рев­ско­го цен­тра и со сво­ей гра­ци­ей нето­пы­ря раз­во­ра­чи­вал­ся, то со стен и шка­фов од­но­вре­мен­но ва­ли­лись все ве­щи. Сос­на про­чи­тал сти­хо­тво­ре­ние из кни­ги «Ут­ро в по­лях» (ко­то­рую, к сло­ву, по­лу­чи­ли в по­да­рок все участ­ни­ки и слу­ша­те­ли ве­че­ра). Так­же вы­сту­пи­ли по­эты Вик­тор Ко­валь и Гер­ман Лу­ком­ни­ков, пред­ста­вив­ший сти­хи Ожи­га­но­ва из антологии «Рус­ские сти­хи. 1950–2000».

Фото из ар­хи­ва се­мьи Ожи­га­но­вых

По­эт Алек­сандр Ожи­га­нов не впи­сы­вал­ся в «фор­ма­ты».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.